Актуальные проблемы участия третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, в гражданском процессе (Горбик К.Е.)

Дата размещения статьи: 07.07.2016

Определение субъектного состава гражданских процессуальных правоотношений имеет большое теоретическое и практическое значение для гражданского процессуального права. Правильное его определение способствует выполнению задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ). Однако в настоящее время в законодательстве имеются пробелы, а в судебной практике — разночтения в толкованиях, которые позволяют необоснованно обременить субъектный состав по рассматриваемому делу.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований

После принятия дела к своему производству суд должен разрешить вопрос о субъектном составе лиц, участвующих в деле. При принятии искового заявления между истцом и ответчиком предполагается наличие спорных правоотношений. Если они не будут усматриваться (судом при уточнении фактических обстоятельств дела, самим истцом при анализе ходатайств или отзыва ответчика), то истцу предоставляется возможность по ходатайству или с его согласия заменить ненадлежащего ответчика (ст. 41 ГПК РФ, ст. 47 АПК РФ), либо согласно ч. 2 ст. 47 АПК РФ суд может с согласия истца привлечь иное лицо в качестве второго ответчика . Если истец не воспользуется данным правом, то дело будет рассмотрено и разрешено при данных участниках.
———————————
Разработчики концепций «единого» Кодекса гражданского судопроизводства предлагают создать единые правила для привлечения ответчика. Согласно их предложениям необходимо предоставить суду возможность разрешить привлекать в этом качестве второе лицо, даже если истец не согласен на замену ответчика, признанного судом ненадлежащим. См.: URL: http://pravo.ru/review/view/111510/.

Если же поднимается вопрос о включении третьего лица в участники процесса, то также должна быть пояснена предположительная правовая связь между ним и истцом или ответчиком, на которую в последующем повлияет разрешение данного дела. В противном случае судом будет отказано в привлечении указанного лица в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования.
Однако если третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, будет сразу заявлено в исковом заявлении, даже безосновательно (без указания на предполагаемые правовые связи), то исключить его, кроме как по инициативе истца, невозможно. При этом ненадлежащее третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования (так его можно назвать), будет просто обременять судебное разбирательство (начиная от его извещений до права на возмещение своих судебных расходов), пользоваться процессуальными правами и тем самым нарушать права и законные интересы заинтересованных лиц, что в итоге не приведет к выполнению задач гражданского судопроизводства . Также создается угроза, что такое лицо, используя свои процессуальные возможности, может повлиять на само решение и на материальные правовые отношения между реальными их участниками.
———————————
Например, в Химкинском городском суде Московской области происходило рассмотрение гражданского дела N 2-1827/2013 по исковому заявлению А.Э. Бондарева к К.Ю. Семенову о признании недействительным договора купли-продажи (по основанию ст. 177 ГК РФ).
В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, в исковом заявлении были заявлены: 1) Государственное казенное учреждение здравоохранения Московской области «Психиатрическая больница N 22» (далее по тексту — Третье лицо 1); 2) Управление Федеральной регистрационной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области (далее по тексту — Третье лицо 2). См.: URL: http://himki.mo.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=24811274&delo_id=1540005.
В таком виде состав участников по данному гражданскому делу сохранился и до вынесения судебного решения, и на последующих этапах (этапе обжалования). При том что участие Третьего лица 1 заключалось лишь в предоставлении доказательственной информации.

При этом не существует процессуального механизма исключения ненадлежащего третьего лица из числа лиц, участвующих в деле, кроме как в порядке изменения искового заявления истцом. Но как расценивать такое изменение искового заявления, в рамках каких распорядительных действий оно происходит? В соответствии с ч. 1 ст. 39 ГПК РФ или ч. ч. 1 и 2 ст. 49 АПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением. Ни одно из этих действий не может быть применено к данной ситуации.
Поэтому полагаю, что вопрос о субъектном составе лиц, участвующих в деле (а именно третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, включенных в список участников дела согласно исковому заявлению) должен разрешаться судом на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Если в исковом заявлении указаны третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования, то данное действие следует оценивать как ходатайство о привлечении их в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, поданное совместно с исковым заявлением. В таком случае и вопрос об их включении или невключении должен разрешаться в рамках судебного заседания при учете мнения лиц, участвующих в деле.

Проблемы правового статуса «третьих лиц» при рассмотрении конкретных категорий дел и влияние толкования материального права на субъектный состав процессуальных правоотношений

Среди факторов, влияющих на структуру гражданских процессуальных отношений, выступает и судебная практика по конкретным делам, в рамках которой закрепляются «обязательные» участники (как правило, ответчики или третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора) для данных категорий дел. Особенность этих «обязательных» участников заключается в том, что они не связаны материально-правовыми отношениями со спорящими лицами, а также не проводили правовых проверок данных отношений, например, как в случаях с обязательной государственной регистрацией сделок.
Причина включения их в состав лиц, участвующих в деле, лежит в особенностях толкования материальных отношений или производных от них административных отношений, являющихся объектами конкретного спора. Поэтому изменение сути «материи» может существенно повлиять и на особенности процессуального права и структуру процессуальных отношений: предоставляя некоторым лицам определенный объем процессуальных прав и обязанностей, при этом не всегда обоснованно.

Проблемы правового статуса «третьих лиц» при рассмотрении дел о снятии с регистрационного учета

Проблема данной категории дел заключается в том, что формально данное требование носит несамостоятельный, производный характер от иных отношений (например, материальных правоотношений, в частности, прав пользования). Однако в практике возникают ситуации, когда у лица не имеется данных материальных прав (например, было произведено отчуждение этих прав на объект недвижимости, по которому было зарегистрировано лицо, или срок пользования ими закончился и не был продлен и т.п.), но регистрация его по указанному адресу объекта недвижимости осталась.
Законом Российской Федерации от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее по тексту — Закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства») и Правилами регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня лиц, ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для регистрации и снятия с регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (далее по тексту — Правила регистрации и снятия с регистрационного учета), утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.07.1995 N 713, подтверждается, что регистрация гражданина по месту проживания является административным актом и сама по себе не порождает его прав на жилое помещение.
При этом ни в Законе «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства», ни в Правилах регистрации и снятия с регистрационного учета не предусмотрена возможность снятия гражданина с регистрационного учета по месту жительства по требованию другого лица, даже при наличии к этому оснований (в частности, утраты первым оснований для постановки на регистрационный учет).
Согласно абзацу 7 ст. 7 Закона «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства» и подп. «е» п. 31 Правил регистрации и снятия с регистрационного учета предписывается, что снятие с регистрационного учета возможно только при рассмотрении и разрешении вопроса о его выселении или о праве на жилое помещение (либо совместно с ними), от которого определяется необходимость снятия или сохранения регистрации у гражданина . В связи с особенностями толкования сути требования о снятии с регистрационного учета гражданина в судебной практике появились разногласия.
———————————
См., напр.: Баянов С. Оговорка о сохранении регистрации // ЭЖ-Юрист. 2014. N 25. С. 14; СПС «КонсультантПлюс»; Ломакин А. Некоторые вопросы принудительного выселения и снятия с регистрационного учета граждан по решению суда // Жилищное право. 2012. N 6. С. 83 — 94; СПС «КонсультантПлюс»; Сорокина Ю. Прекращение права собственности и выселение должников из квартир. Обзор судебной практики // Жилищное право. 2013. N 4. С. 65 — 80; СПС «КонсультантПлюс»; и др.

В соответствии с устоявшейся судебной практикой, например, Люберецкого городского суда Московской области заинтересованное лицо при обращении с требованием о снятии гражданина с регистрационного учета должно заявлять также требования об утрате последним права пользования, а также указывать в качестве третьего лица Управление Федеральной миграционной службы (далее по тексту — УФМС) .
———————————
См.: Определение Люберецкого городского суда Московской области от 19.06.2014 по гражданскому делу N М-5379/2014 (по иску К.Ю. Семенова к З.И. Печенкиной о снятии с регистрационного учета).

Благодаря такому толкованию требования о снятии гражданина с регистрационного учета у УФМС появляется процессуальный статус третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, с присущими ему процессуальными правами и обязанностями. При этом обязанность снять с регистрационного учета указанное в требовании лицо возлагается на третье лицо (не заявляющее самостоятельные требования), точнее, на УФМС . Следует также обратить внимание, что вопрос о наличии или отсутствии права пользования решается формально, а вопрос о снятии с регистрационного учета, несмотря на его производный характер, рассматривают как отдельное обязательство и требование. Но если рассмотрение и разрешение этих требований происходит самостоятельно, то должно быть возможно их разделение, особенно при отсутствии правовых оснований для заявления одного из них.
———————————
См.: Решение Люберецкого городского суда Московской области от 18.09.2014 по гражданскому делу N М-5379/2014. URL: http://luberetzy.mo.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=110180507&delo_id=1540005&new=0&text_number=1.

Получается, что если у заинтересованного лица нет оснований для обращения с требованием о выселении либо признании права пользования утраченным, то формально при таких обстоятельствах заинтересованному лицу невозможно обратиться в суд с требованием о снятии с регистрационного учета, нарушающим его права лица. Точнее, обратиться можно, только в последующем УФМС может быть отказано в произведении указанных действий в связи с несоответствием основания для снятия с регистрационного учета имеющимся в законе.
Представляется, что данная практика (что судебная, что административная) является неправильной и негативно влияет как на материальное право, так и на процессуальное право.
Во-первых, происходит двойственное толкование требования о снятии с регистрационного учета (как требование административного характера, так и требование гражданско-правового характера). Если оно в силу закона носит административный и производный характер, то его не следует расценивать как требование вообще, не нужно о нем заявлять, не нужно за него оплачивать государственную пошлину, не нужно рассматривать и разрешать вопрос о нем.
Однако, как уже говорилось выше, в общественных отношениях могут не сложиться те отношения, которые являются основанием для снятия лица с регистрационного учета. А наличие лица, стоящего на регистрационном учете в жилом помещении заинтересованного лица, ущемляет его права как собственника. Значит, данное требование должно носить самостоятельный характер, независимый от фактического проживания лица либо права пользования .
———————————
Например, данная позиция косвенно отражена в Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2010 «Об утверждении Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2010 года» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 9; Определение Рязанского областного суда от 15.09.2010 N 33-1596 // СПС «КонсультантПлюс».

Во-вторых, возложение обязанностей по судебному решению на третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, является неправильным. УФМС как носитель публичных функций производит лишь регистрационный учет граждан. А в рамках конкретного гражданского дела УФМС фактически является исполнителем судебного решения, но не лицом, обязанным по таковому. В связи с этим и обладать процессуальными правами и обязанностями третьего лица не должно.
В-третьих, отмена такого решения будет вносить неясность в правовую природу данных отношений, поскольку им фактически будет безосновательно признаваться наличие права пользования.
Более правильным можно считать подход судебной практики, согласно которому требование о снятии с регистрационного учета возможно предъявить, рассмотреть и разрешить без заявления иных требований и без привлечения УФМС как «обязательных третьих лиц» . Однако в данной ситуации остается нерешенным вопрос административного характера, связанный с основаниями для внесения записи о снятии с регистрационного учета УФМС. Законодательным органам все же следует внести ясность в сущность данных отношений и внести изменения (или разъяснения) в Закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства» и Правила регистрации и снятия с регистрационного учета граждан относительно списка оснований для снятия гражданина Российской Федерации с регистрационного учета по месту жительства. Наиболее правильным представляется, чтобы данное действие производилось УФМС либо при наличии судебного решения о снятии гражданина с регистрационного учета, либо по заявлению заинтересованных лиц при утрате гражданином прав пользования.
———————————
См.: решение Серпуховского городского суда Московской области от 04.09.2013 по гражданскому делу N 2-2571/2013. URL: http://serpuhov.mo.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=111378061&delo_id=1540005&new=0&text_number=1.

Читайте так же:  Служебная записка на списание шин

Решение вышеуказанных проблем, связанных с участием третьих лиц, устранит правовую неопределенность в праве, а правоприменителям позволит подходить к данным вопросам единообразно.

Литература

1. Баянов С. Оговорка о сохранении регистрации // ЭЖ-Юрист. 2014. N 25. С. 14.
2. Ломакин А. Некоторые вопросы принудительного выселения и снятия с регистрационного учета граждан по решению суда // Жилищное право. 2012. N 6. С. 83 — 94.
3. Сорокина Ю. Прекращение права собственности и выселение должников из квартир. Обзор судебной практики // Жилищное право. 2013. N 4. С. 65 — 80.

Судебная практика третьи лица в гражданском процессе

ТРЕТЬИ ЛИЦА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Сторонами в гражданском процессе в соответствии с ч. 1 ст. 38 ГПК РФ являются истец и ответчик. Участниками гражданс­кого процесса могут быть и третьи лица.

Третьими лицами в процессе могут высту­пать как граждане, так и организации.

Привлечение в качестве третьего лица, как показывает практика, вызывает порой у одних Непонимание — почему оно привлече­но к участию в судебном разбирательстве, а другие, напротив, видя, что иск затрагива­ет и их интересы, не знают, как вступить в гражданский процесс и защитить свои пра­ва, которые могут быть нарушены. В связи с этим, рассмотрим, кто же является треть­им лицом в гражданском судопроизводстве и каковы его права и обязанности.

Третьи лица вступают в уже начавшийся спор между сторонами и различаются по характеру заинтересованности в исходе дела:

— третьи лица, заявляющие самостоятель­ные требования относительно предмета спо­ра (ст. 42 ГПК РФ);

— третьи лица, не заявляющие самостоя­тельных требований относительно предме­та спора (третьи лица с побочным участием) (ст. 43 ГПК РФ).

Третье лицо, заявляющее самостоятель­ные требования, вступает в процесс потому, что считает, что спорное право принадле­жит ему, а не истцу или ответчику.

Пример: жена обращается в суд с иском к мужу о расторжении брака и разделе со­вместно нажитого имущества, в том числе квартиры. Родители же мужа подают заяв­ление о признании права собственности на квартиру, указывая, что квартира приобре­тена на их средства, хотя и зарегистрирова­на на имя мужа. В данном случае родители и есть третьи лица, заявляющие самостоя­тельные требования.

Третье лицо, заявляющее самостоятель­ные требования, вправе вступить в процесс по собственной инициативе в течение всего производства, вплоть до удаления суда в совещательную комнату (но лучше, конеч­но, на стадии подготовки дела к слушанию).

Рассмотрев вопрос о допущении в дело третьего лица, судья выносит определение о признании его третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование в рассматри­ваемом деле, или об отказе в этом.

Конечно, ничто не мешает третьему лицу, имеющему самостоятельные требования, предъявить иск отдельно. Однако, предпо­ложим, спорное имущество по решению суда отойдет к выигравшей стороне, тогда она может, например, его продать. В таком слу­чае будет затруднительно защищать свои права.

Третье лицо, не заявляющее самостоятель­ных требований на предмет спора, — это лицо, участвующее в деле на стороне истца или ответчика в связи с тем, что решение по делу может повлиять на его права или обязаннос­ти по отношению к одной из сторон (ст. 43 ГПК РФ). Цель участия в процессе третьего лица, не заявляющего самостоятельных требова­ний — предотвратить неблагоприятные для себя последствия решения суда.

Как правило, такие лица появляются там, где возможны регрессные требования. При­мер: если к покупателю предъявлен иск об изъятии вещи по основанию, возникшему до ее продажи (выбытие вещи из владения соб­ственника помимо его воли), то он должен привлечь продавца к участию в деле в каче­стве третьего лица на своей стороне. Если решением суда проданная вещь будет изъя­та у покупателя (ответчика), то продавец (третье лицо на стороне ответчика) должен возместить покупателю понесенные им убыт­ки (ст. 461 и 462 ГК РФ). При неисполнении этой обязанности добровольно покупатель вправе предъявить к продавцу (третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований) регрессный иск, то есть иск о возмещении убытков, причиненных ему изъя­тием купленной вещи.

Однако не всегда привлечение в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятель­ных требований, связано с правом регрес­са. Пример: предъявлен иск о взыскании алиментов на содержание детей и установ­лено, что с ответчика уже взыскиваются алименты на содержание детей от другого брака. В таком случае заинтересованные лица, в пользу которых взыскиваются али­менты, должны быть привлечены к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика. Интерес третьего лица заключа­ется в том, что решение суда об удовлетво­рении иска может повлечь за собой сниже­ние размера алиментов, взыскиваемых на содержание детей от другого брака.

Третьи лица, не заявляющие самостоятель­ных требований, могут вступать в процесс по собственной инициативе, привлекаться к участию в деле по ходатайству сторон или по инициативе суда. Их вступление (или привле­чение) допускается в течение всего произ­водства по делу до постановления решения судом первой инстанции.

Отсутствие собственных требований не обозначает бесправия: эти лица обладают всеми процессуальными правами, необхо­димыми для защиты их прав и интересов, связанных с этим процессом. Правда, они не могут изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска, признать иск или заключить мировое соглашение, требовать принудительного исполнения су­дебного решения, а также предъявить встречный иск (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ). Такой иск не может быть предъявлен и к ним.

помощник судьи Мамонтовского

Мамонтовская районная массовая газета «Свет Октября» № 75 от 25 июня 2008 года

ВС разъяснил права третьих лиц на взыскание судебных расходов в апелляции

Право на возмещение судебных расходов имеют в том числе и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, но оспаривающие затронувшее их решение. Это следует из опубликованного сегодня 144-страничного обзора судебной практики Верховного суда РФ.

В обзоре, утвержденном Президиумом Верховного суда 25 ноября, анализируется практика всех судебных коллегий ВС, а также рассматриваются постановления Президиума суда по различным категориям дел (подробнее читайте на «Право.ru» здесь).

В главе, посвященной анализу практики судебной коллегии ВС по гражданским делам, ВС анализирует споры, возникающих из договорных отношений, споры, связанные с трудовыми и социальными отношениями, а также несколько процессуальных вопросов.

В частности, ВС отмечает, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, в связи с подачей апелляционной жалобы, возмещаются ему по общим правилам.

Решением суда удовлетворен иск Н. к местной администрации о признании права собственности на гараж, возведенный на земельном участке, принадлежащем Н. на праве собственности. Апелляционная жалоба на указанное решение суда была подана Б. – лицом, не привлеченным к участию в деле, являющимся собственником смежного с участком Н. земельного участка. Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Б. обратился в суд с заявлением о взыскании с Н. понесенных им при рассмотрении данного дела расходов на оплату услуг представителя. Определением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении заявления Б. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ удовлетворила кассационную жалобу Б., в которой он ставил вопрос об отмене судебных актов, по следующим основаниям.

В определении ВС по делу № 83-КГ15-4 отмечается, что из ч. 1 ст. 43 ГПК РФ следует, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением ряда прав. В числе прав, которые не могут быть реализованы третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, право на возмещение судебных расходов не поименовано.

Согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право обжаловать судебные постановления. Частью 3 ст. 320 ГПК РФ право подачи апелляционной жалобы предоставлено лицам, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом.

При обжаловании судебного постановления третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, занимает активную позицию в процессе и защищает свои права, затронутые обжалуемым судебным актом. В силу ч. 4 ст. 329 ГПК РФ в определении суда апелляционной инстанции указывается на распределение между сторонами судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционных жалобы.

Таким образом, из системного толкования указанных статей следует, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, в связи с подачей апелляционной жалобы и ее удовлетворением подлежат возмещению.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 3 (2015) можно ознакомиться здесь.

Особенности участия третьих лиц в гражданском процессе

Аннотация. Работа представляет собой комплексное исследование правового регулирования участия третьих лиц в гражданском процессе по делам, возникающим из гражданских, семейных и жилищных правоотношений в российском законодательстве. В настоящей статье доказана целесообразность наделения третьих лиц значительным комплексом процессуальных прав и обязанностей, позволяющих им защищать свои интересы в суде, равно как дающих возможность суду воздействовать на их процессуальную деятельность. В данной статье выявляются тенденции и перспективы развития законодательства, позволяющие устранить злоупотребление процессуальными правами со стороны третьих лиц, а также снизить негативные последствия для сторон, связанные с длительным ожиданием вынесения решения по делу.
Ключевые слова: гражданское судопроизводство, третьи лица в гражданском процессе, исковые требования. судебный спор, судебная практика, процессуальные права и обязанности.

Цели гражданского судопроизводства, прежде всего, направлены на защиту нарушенных интересов всех субъектов, которые оказались вовлеченными в сферу спорного правоотношения: граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации и ее субъектов, а также других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Субъектами гражданского процесса, наряду с судом, а также лицами содействующими правосудию, являются лица участвующие в деле. Среди лиц, участвующих в процессе особенное внимание заслуживают третьи лица, чье участие в деле чрезвычайно важно и необходимо для своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Нередки случаи участия третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, в гражданском процессе по делам, возникающим из гражданских, семейных и жилищных правоотношений.

Третьи лица могут узнать о судебном споре между двумя лицами относительно какой-либо вещи, при этом они также как и истец и ответчик претендуют на предмет спора (при разделе имущества супругов родственник одного из них может заявить, что часть имущества или же все имущество в целом, подлежащего разделу, в действительности принадлежит ему, а не спорящим сторонам).

В качестве примера можно привести гражданское дело № 2-710 от 2010 года о разделе совместно нажитого имущества супругов с участием третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора [1].

Тихонова И.И. в январе 2008 года обратилась к мировому судье судебного участка № 4 Пролетарского района г. Твери с исковыми требованиями к бывшему супругу — Миронову А.А. о разделе совместно нажитого имущества супругов, состоящего из жилого дома и земельного участка.

В своих исковых требованиях Истица просила произвести раздел имущества, состоящего из жилого дома и земельного участка, приобретенных в период брака, признав за ней по ½ доли в праве на указанное имущество.

Согласно статье 34 Семейного кодекса Российской Федерации, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью [2].

На основании этого истицей были заявлены исковые требования о разделе совместно нажитого имущества и признания за ней ½ долю в праве собственности жилого дома и земельного участка.

Мировой судьей судебного участка № 4 Пролетарского района г. Твери М.Ю. Румянцевой 24 июля 2009 года было вынесено заочное решение, которым исковые требования истца были удовлетворены в полном объеме. В последующем ответчиком было отменено данное заочное решение.

Определением мирового судьи судебного участка № 4 Пролетарского района г. Твери от 25 марта 2010 года признаны Силов И.И. и Силова Н.Д. лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора по указанному гражданскому делу, которое по подсудности передано на рассмотрение в Пролетарский районный суд г. Твери.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, в своем заявлении указали, что с исковыми требованиями истицы не согласны, поскольку считают, что указанное имущество не является совместной собственностью супругов – Тихоновой и Миронова, просят признать за ними право собственности на жилой дом и земельный участок.

При этом третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, указывали, что спорное имущество было приобретено за счет их средств. В качестве доказательств, третьими лицами были представлены расписки о получении продавца жилого дома и земельного участка денежных средств за реализуемые объекты недвижимости. В судебном процессе третьи лица ссылались на то, что приобретение объектов недвижимости было осуществлено с помощью средств, вырученных от разницы в цене, при продаже ими двухкомнатной квартиры и приобретением однокомнатной квартиры в 2003 году. Кроме того, третьими лицами была представлена расписка о получении денежных средств Ерохиным А.А. за ремонт дома. Также по ходатайству третьих лиц в судебное заседание были приглашены свидетели, которые дали свидетельские показания.

Читайте так же:  Федеральный закон no 44-фз не применяется к отношениям связанным с

Ответчик – Миронов А.А. с исковыми требованиями истца и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, согласился частично, указав, что в период брака с Тихоновой И.И. он взял кредит на сумму 300 000 рублей, которые были направлены на восстановление жилого дома. В связи с этим, Ответчик просит признать за третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования – ½ долю в праве на жилой дом и земельный участок, за Тихоновой И.И. – ¼ долю в праве на указанные объекты недвижимости.

31 мая 2010 года Пролетарский районный суд города Твери в составе председательствующего Покотило Т.П. вынес решение исковые требования Тихоновой И.И. удовлетворить, в исковых требованиях Силова И.И. и Силовой Н.Д. отказать.

В кассационной жалобе третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, с решением суда не согласились, просили его отменить, посчитали его незаконным и необоснованным в виду того, что судом, вынесшим решение, показания свидетелей были признаны недопустимыми доказательствами. Изучив имеющиеся материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения участников процесса, проверив законность решения суда в полном объеме, судебная коллегия сочла решение суда законным и обоснованным.

Стоит отметить, что истец заявила исковые требования о разделе совместно нажитого имущества в январе 2008 года, а Определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда было вынесено в сентябре 2010 года. То есть с момента подачи иска до вступления решения суда в законную силу прошло около 2,5 лет, при этом дело рассматривалось в судебном участке Мирового судьи, в районном суде и, наконец, в областном суде.

При исследовании материалов данного гражданского дела усматривается злоупотребление процессуальными правами третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования, относительно предмета спора. Так, ими дважды было подано исковое заявление с недостатками, послужившими оставлению иска без движения, неоднократно были заявлены ходатайства о вызове свидетелей, об отложении слушания по делу, кроме того, в связи с их привлечением к делу было отменено заочное решение Мирового судьи.

В рассматриваемом случае третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, вступили в уже начавшийся процесс с самостоятельными требованиями относительно предмета спора.

Сложившая судебная практика по делам с привлечением третьих лиц подтверждает, что вступление в процесс третьих лиц способствует своевременному разрешению спорных правоотношений, а также исключает возможность вынесения впоследствии противоречивых судебных решений. Однако в представленном случае можно отметить, что участие третьих лиц не было сопряжено со своевременностью разрешения спора.

При рассмотрении вопроса об условиях вступления в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, нередко упускается из виду такой важный момент, как проверка судом права третьего лица на предъявление своего самостоятельного требования на предмет спора. На практике несоблюдение данного правила может привести к серьезным ошибкам.

Статья 6 Конвенции о защите прав и основных свобод гарантирует каждому человеку судебное разбирательство «в разумный срок». Целью данной гарантии является защита «всех сторон в судебном разбирательстве от чрезмерного затягивания судебной процедуры». Более того, указанная гарантия «подчеркивает важность того, чтобы правосудие осуществлялось без задержек, могущих подорвать его эффективность и доверие к нему» [3].

Таким образом, значение критерия «разумного срока» состоит в том, чтобы гарантировать вынесение судебного решения в течение разумного срока, устанавливая тем самым предел состоянию неопределенности, в котором находится то или иное лицо в связи с его положением гражданско-правового характера или по причине предъявленного ему уголовного обвинения, что является «важным как для самого заинтересованного лица, так и с точки зрения, понятия «юридической определенности» [4].

Необходимость участия третьих лиц на стадии подготовки брачно-семейных дел обусловлена наличием возможных с их стороны собственных притязаний на спорное имущество, а также правовой связью с имущественными правами и обязанностями супругов. Необходимость привлечения третьих лиц не вызывает сомнений в случае, который приведен в качестве примера, где спорящий супруг с целью уменьшения состава имущества, подлежащего разделу, и последующего фактического закрепления его за собой ссылается на принадлежность вещей своим близким (родителям, братьям, сестрам и др.). Всесторонняя проверка данного обстоятельства невозможна без участия в деле третьих лиц, которые одновременно являются и родственниками одной из сторон.

В рассматриваемом случае можно обнаружить, что привлечение третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, было направлено на затягивание процесса и отсрочило вынесение окончательного решения суда на длительный срок. Данные действия отрицательно отразились на благосостоянии истца. Всего этого можно было избежать, в случае если изначально максимально полно были бы рассмотрены представленные доказательства по делу, а также тщательно изучены правовые основания третьих лиц для вступления в гражданское дело с самостоятельными требованиями и наличие реального юридического интереса в деле.

Как результат во избежание подобных ошибок – дополнение Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации статьей 6.1, регламентирующей разумные сроки для судопроизводства и исполнения судебного постановления. Кроме того, статья 3 настоящего кодекса дополнена правом обратиться в суд с требованием о нарушении права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок. В предыдущих редакциях данная возможность отсутствовала [5].

В случае же, если у третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, действительно имелись бы правовые основания претендовать на предмет спора, то, при наличии допустимых доказательств, заявленные ими исковые требования были бы удовлетворены судом полностью или частично. При этом, не привлечение их к судебному процессу, несомненно, затронуло бы их интересы.

В соответствии с изложенным следует вывод о том, что вступление третьего лица в процесс между первоначальными сторонами с самостоятельными исковыми требованиями является юридически обоснованным способом защиты самостоятельных прав третьих лиц.

Рассматривая участие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования. следует остановиться на характеристике третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора по отдельным категориям гражданских дел

Лицо, заинтересованное в деле, не всегда имеет самостоятельные требования на предмет спора. Оно может быть заинтересовано в исходе процесса постольку, поскольку решение по спору между сторонами может иметь предрешающее (преюдициальное) значение для правоотношения между таким лицом и одной из сторон в процессе. Поэтому закон устанавливает возможность участия в чужом процессе третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора. Такое лицо может вступить в начавшийся процесс на стороне истца или ответчика по собственной инициативе или может быть привлечено по инициативе суда и лиц, участвующих в деле.

В теории гражданского процессуального права принято считать, что третье лицо без самостоятельных требований имеет материально-правовую связь только с тем лицом, на стороне которого оно выступает[6].

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, нередко привлекаются к участию в процессе по делам о взыскании алиментов, либо по делам о снижении размера алиментов.

Важную роль играет решение вопроса о привлечении к участию в деле третьих лиц. Судья в ходе подготовки дела к судебному разбирательству или суд при рассмотрении дела, установив, что ответчик выплачивает алименты по решению суда на других детей либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам, обязаны привлечь заинтересованных лиц к участию в рассмотрении дела в качестве третьих лиц на стороне ответчика.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О применении судами семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» от 25.10.1996 № 9 также разъясняется, что если при подготовке дела по иску о взыскании алиментов к судебному разбирательству или при рассмотрении дела будет установлено, что ответчик выплачивает алименты по решению суда либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам, заинтересованные лица извещаются о времени и месте разбирательства дела [7].

Третьими лицами на стороне ответчика должны признаваться все заинтересованные лица, в пользу которых производятся удержания из заработной платы ответчика на основании решения суда либо других исполнительных документов. Если ответчик уже выплачивает на основании решения суда алименты на детей от другого брака, мать этих детей нужно привлечь в качестве третьего лица без самостоятельных требован на стороне ответчика, так как новое решение о взыскании алиментов повлияет на размер содержания, выплачиваемого ее детям. Аналогично должен решаться вопрос о привлечении третьих лиц в тех случаях, когда с ответчика уже взыскиваются алименты на содержание других лиц.

Участие третьего лица в делах по искам о взыскании алиментов на содержание детей, по делам о снижении размера алиментов не связано с регрессными отношениями. Его интерес заключается в том, чтобы, вступая в процесс по спору между сторонами, своевременно предупредить ущемление своего права, предупредить ухудшение своего положения и т.п.

Учитывая особенность такого рода исков, заключающуюся в том, что они могут прикрывать собой стремление снизить сумму уже присужденных алиментов, не привлечение в данном случае к участию в деле третьих лиц может служить основанием к отмене судебного решения.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, нередко привлекаются к участию в процессе по делам о взыскании алиментов, либо по делам о снижении размера алиментов.

В качестве примера заслуживает интерес решение по делу № 2-314/2011 о взыскании алиментов принятое Нелидовским городским судом Тверской области 6 июня 2011 года [8].

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Сивачук М.А. на решение мирового судьи судебного участка, которым в удовлетворении исковых требований Сивачук М.А. к Сивачук Н.И., третьему лицу Сивачук Е.А. о взыскании алиментов отказать.

Сивачук М.А. обратилась в суд с иском к Сивачук Н.И., третьему лицу Сивачук Е.А. о взыскании алиментов. В обоснование своих исковых требований истица ссылалась на то, что между ней и ответчиком заключен брак; в браке у них родился ребенок, который находится на ее иждивении. Ответчик уклоняется от содержания их ребенка, материальной помощи в его содержании не оказывает. У ответчика есть ребенок от первого брака, на содержание которого на основании судебного приказа ответчик выплачивает алименты в размере 1/4 от заработка. В связи с данными обстоятельствами истица просила взыскать с ответчика ежемесячно на содержание их ребенка алименты в размере 1/6 части всех видов заработка.

Ответчик не возражал против удовлетворения исковых требований, что судом расценено как признание иска. Судом признание иска ответчиком не принято, дело рассмотрено по существу.

В судебном заседании третье лицо Сивачук Е.А. возражала против удовлетворения исковых требований истицы, заявив, что истцом доказательств того, что ответчик не оказывает материальной помощи на содержание ее ребенка не представлено. Истица и ответчик состоят в зарегистрированном браке, зарегистрированы по одному месту жительства, оба работают, последний раз она их вместе видела в мае 2010 г., что доказывает факт их совместного проживания и ведения общего хозяйства, а, следовательно, и общего содержания ребенка. Обращение с данным иском свидетельствует о намерении в дальнейшем снизить размер алиментов, взыскиваемых на содержание ее дочери, что предусмотрено законодательством. Поскольку при удовлетворении заявленных истицей требований будут ущемлены права ее дочери, она категорически возражает против удовлетворения исковых требований истицы, просит отказать в удовлетворении данных требований.

Мировым судьей постановлено вышеприведенное судебное решение.

В апелляционной жалобе Сивачук М.А., не соглашаясь с постановленным решением, просит решение мирового судьи отменить и принять по делу новое решение, удовлетворив заявленные ею требования о взыскании с ответчика алименты в размере 1/6 от всех видов заработка. В обоснование указала, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела. Она не согласна с выводом суда о том, что если супруги Сивачук состоят в браке, их видят вместе, то значит, они ведут совместное хозяйство и содержат ребенка, а следовательно, оснований для принудительного взыскания алиментов не имеется. Семейный кодекс не ставит вопрос о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей в зависимость о того, состоят ли в браке его родители, проводят ли они время вместе. Кроме того, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Суд пришел к выводу, что ответчик в равной степени с ней содержит ребенка, однако свидетельскими показаниями доказано иное. В судебном заседании Сивачук М.А. поддержала доводы апелляционной жалобы и просила удовлетворить ее требования.

Третье лицо Сивачук Е.А. представила письменные возражения на апелляционную жалобу Сивачук М.А., в которых просила оставить Решение мирового судьи без изменения, а апелляционную жалобу Сивачук М.А. – без удовлетворения. Считает, что обращение Сивачук М.А. с таким иском подтверждает намерение истицы улучшить свое положение за счет интересов ее ребенка, так как в дальнейшем у ответчика появиться право обратиться с иском о снижении размера алиментов на содержание ее дочери, чем будут существенно ущемлены ее права.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав представленные письменные доказательства, материалы дела, заслушав свидетелей, суд приходит к следующему. Мировой судья, разрешая заявленные истицей требования, пришла к выводу о том, что в судебном заседании не установлено оснований для принудительного взыскания с ответчика алиментов в пользу истицы на содержание совместного ребенка. При этом мировой судья исходила из того, что доказательств обстоятельств, на которые ссылается истица не представлено, истица и ответчик состоят в зарегистрированном браке, зарегистрированы с ребенком по одному адресу, ответчик проживает с семьей, ведет общее хозяйство с истицей.

Читайте так же:  Ответственность за нарушение 152

Между тем выводы суда апелляционной инстанции об обстоятельствах дела при повторном рассмотрении дела не совпадают с выводами мирового судьи, сделанными в обжалуемом судебном решении.

Как следует из содержания искового заявления Сивачук М.А. и объяснений, данных ею в суде апелляционной инстанции, ответчик не предоставляет денежные средства на содержание их общего несовершеннолетнего ребенка, соглашение о содержании ребенка между истцом и ответчиком отсутствует. Данные обстоятельства подтверждены показаниями свидетелей.

При разрешении требований истицы юридически значимым обстоятельством является то, что ответчик не предоставляет содержания несовершеннолетнему сыну. Ответчиком и третьим лицом не представлены доказательства, опровергающие вышеуказанные обстоятельства. При этом ответчик не оспаривал факта того, что не оказывает материальной помощи в содержании сына.

Поскольку алименты являются единственным источником обеспечения существования несовершеннолетних детей как нетрудоспособных и находящихся на иждивении родителей в силу своего возраста, учитывая объяснения истицы относительно не предоставления ответчиком средств на содержание общего ребенка, представленных доказательств в совокупности, исходя из необходимости защиты интересов ребенка, суд считает исковые требования Сивачук М.А. о взыскании алиментов основанными на законе.

При разрешении заявленных истицей требований такие обстоятельства как то, что истец и ответчик проживают совместно, состоят в браке, зарегистрированы с ребенком по одному адресу, не являются юридически значимыми.

При таких обстоятельствах Решение мирового судьи подлежит отмене в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств, применением норм материального права с постановкой нового решения об удовлетворении исковых требований истицы Сивачук М.А.

Суд решил решение мирового судьи судебного участка по гражданскому делу о взыскании алиментов отменить и постановить новое решение – иск Сивачук М.А. к Сивачук Н.И. о взыскании алиментов удовлетворить.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора зачастую участвуют в делах о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности. Основанием их участия в процессе является, как правило, возможное право регресса того лица, на чьей стороне третье лицо выступает.

Распространенным основанием для привлечения в процесс третьих лиц является право регресса. Решение суда может оказаться основанием для предъявления нового иска в ином процессе. Например, согласно статье 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных должностных или иных трудовых обязанностей лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу.

Материальная ответственность непосредственного причинителя вреда (работника) перед своим работодателем предусмотрена статьей 238 Трудового кодекса Российской Федерации [9].

Это предопределяет участие непосредственных причинителей вреда в процессе между потерпевшим и организацией в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Участвуя в деле на стороне ответчика, третье лицо может осуществлять защиту своих интересов двумя способами. Оно может помочь ответчику освободиться от ответственности по иску, если ответчик ссылается на отсутствие своей вины, на то, что вред возник вследствие непреодолимой силы либо умысла, или грубой неосторожности самого потерпевшего. Третье лицо, участвуя в деле, может доказать отсутствие вины в своих действиях, что будет исключать возможность удовлетворения регрессного иска. Изучение судебной практики показывает, что при рассмотрении дел о возмещении вреда, когда субъект ответственности перед потерпевшим и непосредственный причинитель вреда — разные лица, суды, как правило, привлекают последних в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора [10].

По мнению М.А. Викут, третье лицо должно быть ответчиком вместе с владельцем источника, а право регресса владельца источника к этому лицу ни на чем не основано, поскольку третье лицо с владельцем источника в обязательственных отношениях не состоит и не связано с ним взаимными правами и обязанностями [11].

Случаи привлечения в процесс субъектов материальных правоотношений в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, предусмотрены также и в иных нормах, регулирующих различные виды регрессных правоотношений (например, статья 53 Федерального закона «Об ипотеке (залоге) недвижимости») [12]. Привлечение в процесс третьих лиц может быть связано не только с правом регресса, возможны и другие основания.

По обобщению апелляционного рассмотрения Московским районным судом города Твери гражданских дел за первое полугодие 2012 года, установлено что мировыми судьями зачастую допускается неправильно применение норм материального и процессуального права при разрешении гражданских дел по I инстанции [13].

В соответствии со статьей 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса является одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству. Между тем мировые судьи, рассматривая и разрешая гражданские дела, не определяют круг лиц, интересы которых могут быть затронуты спорными правоотношениями, не привлекая к участию в деле всех заинтересованных лиц.

Между тем, участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, в процессе разнообразно. Их привлечение к участию в деле способствует скорейшему разрешению спора между тяжущимися сторонами и вынесению справедливого и обоснованного решения.

Участие третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, по отдельным категориям дел важно для вынесения справедливого и точного решения.

При участии третьих лиц, выясняются дополнительные необходимые доказательства по делу, без наличия которых невозможно установление истины по делу. Кроме того, участвуя в процессе при помощи третьих лиц можно определить правомерность в действиях сторон, а также выяснить их действительные намерения, с которыми они выдвинули свои требования, а также изложили свою позицию по делу.

Стоит отметить также и тот факт, что участие третьих лиц в гражданском процессе предопределяет возможность или отсутствие таковой в последующих гражданских процессах связанных с притязаниями относительно предмета спора.

Цель участия в процессе третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований – предотвратить неблагоприятные для себя последствия решения суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступать в процесс по собственной инициативе, привлекаться к участию в деле по ходатайству сторон или по инициативе суда. Их вступление (или привлечение) допускается в течение всего производства по делу до постановления решения судом первой инстанции.

Отсутствие собственных требований не обозначает бесправия: эти лица обладают всеми процессуальными правами, необходимыми для защиты их прав и интересов, связанных с этим процессом. Однако, они не могут изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска, признать иск или заключить мировое соглашение, требовать принудительного исполнения судебного решения, а также предъявить встречный иск.

Представляется необходимым внесение изменений в статью 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора», а именно – внести следующие изменения в часть 1 данной статьи: «Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции после того, как установлены их правовые основания вступления в дело. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба».

При этом возможно дополнить данную статью следующим содержанием: «В случае если вступление третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, способствует значительному продлению процессуальных сроков (более 3 месяцев), судья должен рассмотреть вопрос о выделении требований третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, в отдельное производство».

Данные изменения и дополнения в рассматриваемую статью, позволит устранить злоупотребление процессуальными правами со стороны третьих лиц, а также снизит негативные последствия для сторон, связанные с длительным ожиданием вынесения решения по делу.

Участие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, необходимо и по тем делам, в которых непосредственно фигурируют интересы несовершеннолетних (например, дела о взыскании алиментов). В частности судам следует тщательно соотнести все обстоятельства дела с заявленными требованиями и рассмотреть детально доказательную базу. Так, например, в приведенном в качестве примера деле о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка явно присутствует корыстный интерес, как истца, так и ответчика, в снижении взыскиваемых сумм алиментов, который направлен непосредственно против интересов третьего лица.

Третьи лица, как и другие субъекты гражданских процессуальных отношений, наделены значительным комплексом процессуальных прав и обязанностей, позволяющих им защищать свои интересы в суде, равно как дающих возможность суду воздействовать на их процессуальную деятельность. Кроме того, третьи лица, участвующие в деле, могут активно влиять на развитие гражданского процесса по конкретному делу, вправе высказывать и обосновывать свои суждения в ходе судебного заседания во всем вопросам, возникающим в ходе процесса, в том числе путем подачи жалоб. С учетом их заинтересованности в исходе дела в гражданском процессуальном законодательстве закреплен широкий круг их правомочий. В связи с этим, институту третьих лиц следует уделить особое внимание.

Ссылки на источники:

1. Дело № 2-710/2010 // Архив Пролетарского районного суда г. Твери.
2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 04.11.2014)// Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, № 1, Статья 34.
3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколы к ней, Статья 6//Собрание законодательства РФ. 1998. № 20.
4. Комментарий к статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Н. Моул и К. Харби // www.creditors.chat.ru/EC_article6_comm.html
5 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Федеральный закон Российской Федерации от 30 апреля 2010 г. № 69-ФЗ//Российская газета 04 мая 2010 г. № 5173
6. Гражданский процесс : Учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова, М., 2007. С. 588.
7. О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9 (ред. от 06.02.2007) // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 1, 1997.
8. Гражданское дело № 2-314/2011 // Архив Нелидовского городского суда Тверской области.
9. Трудовой кодекс Российской Федерации № 197-ФЗ от 30.12.2001 (ред. от 06.04.2015) Статья 238 // Российская газета, № 256, 31.12.2001.
10 Е.А. Борисова, С.А. Герасименко, Б.А. Горохов и др. Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного суда Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова. – М.: НОРМА, 2008. С.412.
11 Гражданский процесс России. / Под ред. М.А. Викут. М., 2005. С. 215.
12 Об ипотеке (залоге недвижимости): Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ (ред. от 06.12.2011) // Российская газета, № 137, 22.07.1998.
13 Справка по обобщению апелляционного рассмотрения Московским районным судом г. Твери гражданских дел за первое полугодие 2012 года.

1. Дело № 2-710/2010 // Архив Пролетарского районного суда г. Твери.

2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 04.11.2014)// Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, № 1, Статья 34.

3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколы к ней, Статья 6//Собрание законодательства РФ. 1998. № 20.

4. Комментарий к статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Н. Моул и К. Харби // www.creditors.chat.ru/EC_article6_comm.html

5. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Федеральный закон Российской Федерации от 30 апреля 2010 г. № 69-ФЗ//Российская газета 04 мая 2010 г. № 5173

6. Гражданский процесс : Учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова, М., 2007. С. 588.

7. О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9 (ред. от 06.02.2007) // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 1, 1997.

8. Гражданское дело № 2-314/2011 // Архив Нелидовского городского суда Тверской области.

9. Трудовой кодекс Российской Федерации № 197-ФЗ от 30.12.2001 (ред. от 06.04.2015) Статья 238 // Российская газета, № 256, 31.12.2001.

10. Е.А. Борисова, С.А. Герасименко, Б.А. Горохов и др. Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного суда Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова. – М.: НОРМА, 2008. С.412.

11. Гражданский процесс России. / Под ред. М.А. Викут. М., 2005. С. 215.

12. Об ипотеке (залоге недвижимости): Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ (ред. от 06.12.2011) // Российская газета, № 137, 22.07.1998.

13. Справка по обобщению апелляционного рассмотрения Московским районным судом г. Твери гражданских дел за первое полугодие 2012 года.