требования террористов

Русско-английский юридический словарь . Академик.ру . 2011 .

Смотреть что такое «требования террористов» в других словарях:

Террористический акт в Беслане — Террористический акт в Беслане … Википедия

Самые громкие теракты в мире — 22 июля 2011 года в Норвегии был совершен двойной теракт. Сначала прогремел взрыв у комплекса правительственных зданий в центре норвежской столицы Осло, где находится канцелярия премьер‑министра страны. Мощность взрывного устройства, по оценкам… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Хроника захвата заложников в Беслане в сентябре 2004 года — 1 сентября Около 9:00 по московскому времени группа вооруженных людей ворвалась на территорию школы №1 города Беслана, расположенную в Правобережном районе города. Открыв беспорядочную стрельбу в воздух, боевики приказали всем присутствующим… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Хроника захвата заложников в школе №1 г. Беслана в сентябре 2004 года — 1 сентября Около 9:00 по московскому времени группа вооруженных людей ворвалась на территорию школы №1 города Беслана, расположенную в Правобережном районе города. Открыв беспорядочную стрельбу в воздух, боевики приказали всем присутствующим… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Metal Gear Solid — Эта статья про оригинальный релиз Metal Gear Solid для Sony PlayStation и PC. Серия в целом описывается в статье Metal Gear (серия). Metal Gear Solid … Википедия

Захват самолетов («Доусон филд» — Захват самолетов («Доусон филд», 1970) Захват самолетов и заложников («Доусон филд», 1970) Самолеты на «Доусон филд» во время пресс конференции НФОП Дата сентябрь 1970 … Википедия

Захват самолётов («Доусон филд», 1970) — Захват самолётов и заложников «Доусон филд» Самолёты на «Доусон филд» во время пресс конференции НФОП Дата сентябрь 1970 … Википедия

Захват самолётов на «Доусон филд» — Захват самолётов и заложников «Доусон филд» Самолёты на «Доусон филд» во время пресс конференции НФОП … Википедия

воздушный терроризм — (терроризм на воздушном транспорте). Понятие В. Т. включает в себя следующие действия: захват воздушных судов и их угон; захват заложников, находящихся на борту воздушных судов; использование воздушных судов для удержания и транспортировки… … Террор и террористы

Теракт на Дубровке («Норд-Ост»): хроника событий — 23 октября 2002 г. в 21.15 мск в здание Театрального центра на Дубровке, на улице Мельникова (бывший Дворец культуры Государственного подшипникового завода), ворвались вооруженные люди в камуфляже. В это время в ДК шел мюзикл Норд Ост , в зале… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Рейд на Буденновск — Террористический акт в Будённовске Место атаки город Будённовск Ставропольский край, Россия Цель атаки Требования от российских властей остановить боевые действия в Чечне. Дата … Википедия

Требования террористов в Беслане намеренно были сформулированы так, что их нельзя было выполнить

Независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков также назвал требования террористов «нереальными и невыполнимыми». «Но, — добавил он в интервью «Эху Москвы», — переговоры с боевиками нужно было вести во имя спасения людей».

Требования боевиков, о которых идет речь, стали известны, благодаря публикации письма Шамиля Басаева на сайте «Кавказ-центр». Как было сказано, террористы добивались немедленной остановки войны в Чечне и вывода оттуда российских войск. В письме Басаев говорит о том, что если бы Владимир Путин согласился хотя бы частично выполнить эти требования, то заложники получили бы воду и продукты. Так, в случае президентского приказа прекратить войну и начать вывод войск — всем заложникам дали бы воду. Если бы этот приказ начал осуществляться на деле, и федералы стали бы действительно покидать территорию Чечни — люди, захваченные в школе, получили бы еду. Дети до 10 лет могли бы уйти из школы в случае вывода войск из горных районов. Других заложников могли освободить лишь после того, как в республике не осталось ни одного федерала. В случае, если Путин «не хочет мира, тогда он должен немедленно уйти в отставку с поста президента».

Крупнейшие террористические акты с захватом заложников в мире

14 мая 1974 года в городе Маалоте на севере Израиля трое палестинских боевиков из «Демократического фронта освобождения Палестины» захватили школу «Нетив Меир», в которой остановилась группа школьников-экскурсантов с сопровождающими. В заложниках оказались 85 детей, две учительницы и две медсестры. Израильские власти отказались выполнить требование террористов освободить 26 палестинцев, отбывавших наказание в израильских тюрьмах. 15 мая спецназ провел операцию по освобождению заложников, во время которой террористы забросали пленников гранатами. Погибли 22 школьника и трое взрослых, 40 детей были ранены. Террористы были уничтожены. Этот теракт вошел в историю как «Резня в Маалоте».

1 декабря 1988 года в городе Орджоникидзе (ныне — Владикавказ, Северная Осетия) группа бандитов во главе с Павлом Якшиянцем захватила автобус с 30 школьниками и их учительницей. После многочасовых переговоров преступникам было предоставлено оружие, $2 млн и самолет для вылета в Израиль. 2 декабря на одной из военных баз недалеко от Тель-Авива террористы были обезврежены, дети не пострадали. На следующий день преступники были переданы СССР. В марте 1989 года Павел Якшиянц был приговорен к 15 годам лишения свободы, трое других преступников получили от 12 до 14 лет тюрьмы. Учительница Наталья Ефимова была награждена орденом «За личное мужество».

20 февраля 1994 года в Пакистане три вооруженных афганца захватили автобус, в котором находились 74 школьника и восемь учителей. Террористы направились в посольство Афганистана, где укрылись вместе с заложниками. Преступники потребовали освободить из тюрем 70 афганцев, а также предоставить выкуп в $5 млрд. Их требования не были выполнены, в ходе операции по освобождению, длившейся 20 секунд, никто не пострадал, террористы были убиты.

26 мая 1994 года в районе населенного пункта Кинжал Ставропольского края четверо вооруженных бандитов захватили автобус со школьниками, их родителями и учителями — всего около 30 человек. Террористы потребовали $10 млн, вертолет, наркотики и оружие. После переговоров с властями они отпустили всех детей и несколько взрослых. 27 мая вертолет с террористами поднялся в воздух и взял курс на Дагестан, но из-за нехватки горючего совершил вынужденную посадку в Чечне, где бандиты были обезврежены. 4 августа того же года главарь банды — Магомед Бициев приговорен к высшей мере наказания, затем оно было заменено на пожизненное заключение. Темур Али Мажаев, Ахмед Махмаев и Алавди Вахидов получили по 15 лет лишения свободы.

1 сентября 2004 года в Беслане (Северная Осетия — Алания) боевики во главе с Расулом Хачбаровым захватили более 1100 учащихся школы № 1, их родственников и учителей. 2 сентября после переговоров с экс-президентом Республики Ингушетия Русланом Аушевым бандиты отпустили 25 женщин и детей. 3 сентября в ходе штурма большинство заложников были освобождены, 335 человек погибли. Среди погибших 186 детей, 10 сотрудников ФСБ РФ, 2 сотрудника МЧС и 15 милиционеров. Ранены более 800 человек. Боевики были уничтожены, выжил лишь один — Нур-Паши Кулаев. 26 мая 2006 года он был приговорен к смертной казни, замененной из-за моратория на пожизненное заключение. Ответственность за теракт взял на себя Шамиль Басаев.

16 июня 2005 года в Камбодже в провинции Сиемреап шестеро вооруженных людей захватили около 70 учеников и троих учителей международного учебного центра для детей-инвалидов. После переговоров около 40 заложников были освобождены. В обмен на освобождение остальных террористы потребовали автобус, оружие и $30 тыс. В ходе операции по освобождению заложников двое боевиков были убиты, четверо захвачены. В перестрелке был убит 5-летний канадский мальчик.

28 января 2008 года в городе Банну на северо-западе Пакистана семеро вооруженных исламистов захватили школу. В заложниках оказались около 250 учеников в возрасте от 8 до 12 лет. Власти города дали боевикам возможность беспрепятственно уйти. Никто не пострадал.

14 апреля 2014 года боевики радикальной исламистской группировки «Боко харам», действующей на северо-востоке Нигерии, захватили в плен 276 школьниц 12-17 лет. 5 мая они захватили еще 11 девочек, а 24 июня — 68. Некоторым школьницам удалось сбежать, в плену исламистов остаются около 230 девочек. Лидер «Боко харам» Абубакар Шекау в видеообращении заявил, что все они будут отданы в брак по мусульманским обычаям.

29 мая 2014 года в Сирии боевики группировки «Исламское государство» захватили 153 курдских мальчика в возрасте 13-16 лет, возвращавшихся после сдачи экзаменов из Алеппо в Кобани. С июня по сентябрь большинство школьников были освобождены, часть из них — в обмен на арестованных экстремистов. 29 октября были отпущены последние 25 заложников. По свидетельствам детей, боевики регулярно избивали их, заставляли смотреть жестокие видео с расправами.

Во всем мире террористы выдвигают какие-то требования. В России — молчат.
26 Января 2011

Кто виноват и что необходимо предпринять для того чтобы не было терактов?

На эти вопросы координатора международной экспертной группы ИА REX Сергея Сибирякова ответил главный редактор сайта «Актуальная история», кандидат исторических наук Алексей Байков.

Алексей Байков: Именно в вопросе «кто виноват?» и заключается суть российского террора во времена «поздней стабильности» и кризиса. Кто виноват? А неизвестно кто. Скрывающийся в чеченских лесах недобитый полевой командир Камаз Отходов, проклятущая «Аль-Каида», ФСБ, НБП, США, ИРА, секта Муна, УПА, НЛО, РЛО, — да кто угодно. «Во всем цивилизованном мире» (извините за банальность, вырвалось) у террористов принято в течение суток после осуществления акции выступать с заявлением в СМИ или в Интернете и брать ответственность на себя. Заодно излагаются политические требования, озвучиваются угрозы — именно ради этого и осуществляются террористические акты. Парализовать общество и избираемую им власть страхом перед новыми жертвами, взорвать еще и еще, захватить заложников, убить премьер-министра и, наконец, добиться своего.

В России все как раз наоборот. Происходит очередной взрыв или какие-нибудь очередные «силовики» находят очередную бомбу. и все. Над страной повисает гнетущее молчание, даже без объявления официального траура. Какой-нибудь общечеловек обязательно выступит на радио «Эхо Москвы» с бессмысленной фразой типа «наверное мы все виноваты в случившемся», в блоги выльется море разливанное конспирологического бреда всех сортов и цветов радуги. И все. До встречи в эфире — то есть до следующего взрыва. И лишь иногда в электронных СМИ или на ТВ промелькнет сообщение «найдены организаторы взрыва в столице такого-то числа такого-то года» и покажут парочку угрюмых кавказских рож. Мы внимаем и верим.

А может пора, наконец, снять лапшу с ушей?

Нарком путей сообщения СССР, именем которого изначально было названо московское метро — Лазарь Моисеевич Каганович, являлся также автором одной крылатой фразы: «У каждой аварии есть фамилия, имя и отчество». У каждого теракта тем более должны быть свои адресные данные.

Разум общества настолько опутан страхом ожидания очередного кровавого фейерверка, что мы боимся начать задавать власти, давно назревшие вопросы.

Вопрос номер один: Если за небольшими группами террористов стоят более крупные структуры (пусть даже и сетевого типа) — то почему мы ничего о них не знаем? Кто их возглавляет? Каковы их цели и задачи? Каковы их политические требования?

Вопрос номер два: ФСБ на самом деле за 10 лет «мочения в сортире» не удосужилась получить всю эту информацию и состряпать из нее продукт, который не стыдно было бы представить обществу, или у этой службы есть веские мотивы скрывать причины терактов и имена подлинных заказчиков этих чудовищных преступлений?

Вопрос номер три: Почему на антитеррористические службы в ФСБ и МВД помимо борьбы, собственно с террором возложена также задача политического сыска (на принятом у власти бюрократическом языке это называется «борьбой с экстремизмом») — работы по определению грязной и антидемократической? Какое отношение имеют «несогласные» всех оттенков и мастей к взрывам и найденным бомбам?

Среди левых и правых экстремистов периодически возникают подпольные террористические группы, однако это не повод впрягать в одну телегу «коня и трепетную лань». Еще в известном каждому советскому зрителю мини-сериале «Место встречи изменить нельзя» Глеб Жеглов сокрушался по этому поводу: » Была у начальства одна мысль толковая — разделить службы, чтобы карманниками один отдел занимался, домушниками — другой, аферистами там, валютчиками — третий, бандитами, вот как наш, — четвертый…

Ан нет, всякую мелочь на тебя валят, нет времени про главное подумать…». Представим, что Жеглова заставили бы заниматься вообще всеми московскими преступниками на том основании, что среди них могут появиться вооруженные бандиты. Логично, не правда ли?

С тех пор прошло 60 лет и что мы видим?

МВД: В нашем главке были ликвидированы два оперативно-розыскных бюро (ОРБ) — по оргпреступности и по экономическим и налоговым преступлениям. На их базе были образованы две оперативно-розыскные части (ОРЧ) и Центр по

противодействию экстремизму (Центр «Э»).

ОРЧ №1 включает в себя подразделения по борьбе с опасными преступлениями общеуголовной направленности, а именно: борьба с оргпреступными группировками (ОПГ) и сообществами (ОПС); с незаконным оборотом оружия и взрывчатыми веществами; с этническими организованными преступными сообществами и группами; с похищением и торговлей людьми. ОРЧ №2 занимается выявлением и пресечением преступлений, направленных на подрыв экономических основ организованных преступных формирований (ОПФ) и экстремизма; а также на борьбу с коррупцией; с преступлениями в сфере незаконного оборота земель и рейдерством; с нецелевым использованием и хищением бюджетных средств, сюда входят и нацпроекты. Что касается Центра «Э», то здесь было определено несколько направлений — противодействие экстремистским организациям и объединениям, в том числе экстремизму в молодежной среде; противодействие религиозному экстремизму и национальному экстремизму.

Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом

Управление по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом

Управление по борьбе с международным терроризмом

Итого: в аппарате МВД существуют ТРИ структуры, занятые борьбой с терроризмом. из них одна занимается «по совместительству» еще и бандитами, вторая — отмыванием денег, коррупцией и рейдерством, третья — нацболами, либералами и скинхедами. В аппарате ФСБ таких служб еще больше — четыре, при этом первая еще и защищает правительство от гипотетических попыток свержения режима, вторая — выполняет функции жандармов и ЕИВ Тайной Канцелярии, при этом три службы, видимо, борются исключительно с терроризмом доморощенным, потому что четвертая воюет с международным.

Не могу не вспомнить старый еврейский анекдот: «Вы знаете, до революции моя бабушка держала в Одессе бардак. Нет не такой огромный, какой устроили эти ваши большевики, скромный, всего-то на 18 коек. Так, вы знаете, там — таки был порядок».

Служба по борьбе с терроризмом должна быть одна. Пусть своя в каждой службе, но ОДНА. И она не должна заниматься ничем кроме расследования уже случившихся акций и предотвращения новых. Необходимо прекратить всю эту бессмысленную и беспощадную «борьбу с экстремизмом» ибо от нее все равно нет никакого толку. Если либералы, коммунисты или националисты (неважно, русские или кабардино-балкарские) что-то взорвут — их делами должны заниматься все те же антитеррористические управления , а не импровизированные жандармы из «Центров Э».

Однако эти чисто административные меры, безусловно, не решат проблему террора, если этот террор анонимен.

Поэтому вместо вопросов вида «Кто виноват и что делать?», следует задать один и самый главный: ЗАЧЕМ?

Что произошло в Домодедово? Неизвестный пронес на себе или в сумке 5 кг тротилового эквивалента с поражающими элементами, крикнул «Я вас всех убью!» (или что-то в этом роде) и взорвался. Зачем. Почему? Кого он представлял? Чего хотел? От чьего имени он действовал? Боюсь, что мы все это узнаем лет через двадцать, если узнаем вообще. Практика достаточно редкая для всемирной истории терроризма, но в России почему-то ставшая системой и в поисках исторических аналогий можно натолкнуться , к примеру, на такую экзотику как правый терроризм в Италии 1970-х гг., заслоненный от нас яркой эпопеей «Красных Бригад». Организации «Национальный авангард» и «Черный Порядок» и радикальные масонские ложи точно так же специализировались на анонимных взрывах в местах массового скопления мирного населения, ставя своей целью дестабилизацию общества и создание условий для военного переворота.

В отличие от «Красных бригад», адресно убивавших политиков, судей и бизнесменов, «черные бригады» числят за собой такие акции как взрыв в сельскохозяйственном банке Милана (убито 17, ранено 100 человек), или подрыв экспресса Italicus, следовавшего по маршруту «Рим-Мюнхен» (убито 12, ранено 42 человека). Но наиболее известным их преступлением стал взрыв на вокзале Stazione di Bologna 2 августа 1980 года — погибло 85 человек, ранено — более 200. Что характерно, отбывающие пожизненное заключение правые террористы Валерио Фьораванти и Франческа Мамбро до сих пор отрицают свою вину, а заказчики не найдены до сих пор, при том, что о «Красных Бригадах», ныне известно все и досконально.

Тут уж волей-неволей поверишь в то, что за хлесткой фразой либералов «ФСБ взрывает Россию» и в самом деле стоит нечто такое, о чем говорят только шепотом. Конечно, не ФСБ и не сама взрывает. Но задайте сформулированный выше вопрос самим себе, просто в иной форме — зачем в стране, где власть абсолютно независима от народа, проводить теракты, направленные против мирного населения, да еще и строго анонимные?

Мы привычно воспринимаем власть как некий супертоталитарный монолит и попадаем пальцем в небо. Никакой единой «власти» в Российской Федерации сегодня нет. Есть группы политических и финансовых бонз, между которыми идет непрерывная «схватка бульдогов под ковром». И не так уж и важно — нужен ли был взрыв в Домодедово для того чтобы переделить контрольный пакет акций этого аэропорта или для того чтобы уязвить полпреда на Северном Кавказе Хлопонина в пользу Кадырова , или для того чтобы уязвить Кадырова в пользу Хлопонина, для того чтобы сорвать проект введения на Северном Кавказе «Единого расчетного центра» (http://www.politjournal.ru/index.php?action=News&tek=7695) или еще, за каким чертом, важно осознать одно — и заказчики и непосредственные адресаты анонимного террора находятся внутри Правительства Российской Федерации и крупных бизнес-структур.

Читайте так же:  Дорожный бетон требования

А все население страны является заложниками в этой системе «государственного терроризма». И никому не дано знать, когда именно и каким образом его решат «вычеркнуть» во имя чьих-то «высших» интересов.

Впрочем эта ситуация давно известна нам по поговорке «Паны дерутся — у холопов чубы трещат». А мы, в смысле — «многонациональный народ Российской Федерации» в своей стране являемся именно холопами. И пока построенный в стране «госкапиталистический феодализм» будет длить свое существование, пока правящий режим будет сохраняться без реальных, а не косметических изменений — взрывы будут продолжать греметь. Потому что «так надо». А кому и зачем надо — не наше холопское дело. Наше дело — жито пахать, да платить панам подати, а те уж без нас разберутся.

Можно ли победить окончательно или нивелировать терроризм? «Замочить его в сортире» не на словах, а на деле?

Да, можно. Для начала все эти «усиленные меры безопасности», о которых вещает Дмитрий Анатольевич Медведев к «безопасности», как таковой, не имеют отношения. Большой город как место постоянного образования крупных скоплений людей сам по себе является мишенью для террориста и ничего с этим сделать нельзя. «Тотальный контроль» может только создать еще один источник опасности. Установим, металлоискатели на входе в аэропорт — террористы будут взрывать уже очереди перед «рамками». Закроем аэропорты совсем — смертники спустятся в метро, поток людей в котором контролировать невозможно в принципе, так как это сразу же вызовет полный паралич мегаполиса. А еще есть рынки, крупные магазины, кафе и т.д. и т.п. Заимствованная у Запада концепция «антитеррористического общества» с частичным ограничением демократических прав и свобод и с просвечиванием посетителей общественных мест чуть ли не на рентгене, сама по себе работать не будет.

Дело в том что терроризм является, строго говоря, ассиметричным способом ведения военных действий, таким же как , скажем, применение немцами подводных лодок во Второй Мировой войне против конвоев союзников. И борьба с ним также должна строиться по законам ведения войны, важнейший из которых заключается в том, что «глухая» оборона ведет к поражению. Главный враг обороняющегося — неопределенность планов противоположной стороны. Поддерживать на всех направлениях заслоны равной силы невозможно, где-то количество дивизий всегда будет меньше. Как правило, именно на этом участке фронта противник и нанесет удар.

Точно так же невозможно и не нужно поддерживать всегда и везде «усиленные уровни антитеррористической безопасности», относящиеся именно к категории «пассивной обороны». Их следует свести к разумному минимуму, а все силы направить на то, чтобы перехватить у террористов инициативу, прежде всего в области выявления террористических групп и предупреждения уже подготовленных акций.

Необходимо признать, что главной угрозой нашей сегодняшней цивилизации является радикальный ислам и группы, действующие под его знаменами. И не только признать, но и совершенно отказаться от попыток поиска «наших сукиных сынов» в бурлящем море трайбализма, приложив вместо этого все усилия к жесточайшему силовому подавлению «исламского возрождения» второй половины XX века. Это слишком опасная игрушка, чтобы в нее играть. Политика компромиссов, «толерантности» и «мультикультурализма» с теми, кто открыто заявляет о своем намерении нас уничтожить, совершенно не уместна.

С точки зрения законов те, кто «заказывает» теракты прямо или косвенно и те, кто им потворствует, должны быть приравнены к террористам безо всяких скидок на их положение в обществе.

Политика России на Северном Кавказе должна быть пересмотрена. Я отнюдь не призываю отказаться от «спонсирования горцев», как это делают националисты, но полагаю что: а) денег надо давать меньше, б) внимательно следить за продвижением каждого бюджетного рубля, не позволяя средствам , которые выделяются на развитие регионов, воплощаться в парк суперкаров для господина Кадырова или в «самую красивую мечеть Европы». Следует, не стесняясь играть на социальных противоречиях Северного Кавказа, с целью размежевать население и племенные элиты.

Не стесняясь, следует идти на самые жесткие меры, в том числе и на те, которые не совсем одобряются международным сообществом. К примеру, власти Индии, в качестве ответной меры на акции исламских террористов, фактически закрывают глаза на организуемые индуистами погромы мусульманского населения. При этом Индия не стала страной-изгоем и не исключена из всевозможных международных организаций.

В заключение хотелось бы выразить соболезнование погибшим и их родственникам.

Новые требования террористов

Как передает корреспондент РИА «Новости», официальный представитель оперативного штаба Александр Мачевский сообщил журналистам, что террористы обещают отпустить некоторых заложников, если прибудут представители организации «Врачи без границ»и Красного Креста.

По словам Мачевского, представители «Красного Креста» должны подъехать в ближайшее время, а представителей «Врачей без границ» в Москве нет.

Обязательным требованием террористов стало присутствием журналистки Анны Политковской.

Мачевский охарактеризовал эти требования «как затягивающие» ситуацию, поскольку, по данным оперативного штаба, Политковской в Москве нет.

Террористы идут на контакт крайне неохотно, отметил Мачевский. По его словам, последний разговор с террористами был в 2 часа ночи, когда с Бараевым говорил депутат Аслаханов.

Мачевский не стал отвечать на вопрос РИА «Новости», что сказал Бараев.

В тое же время, по словам представителя штаба, есть многочисленные контакты с заложниками по сотовым телефонам.

Террористический акт в Беслане (1-3 сентября 2004 года)

Захват заложников в школе № 1 города Беслана (Северная Осетия), совершенный террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года — один из самых страшных терактов в истории человечества. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в здании школы более 1100 заложников, преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в минимальных естественных потребностях. В результате захвата заложников и спонтанной операции по их освобождению погибли 334 человека.

«Кавказский Узел» публикует информацию об обстоятельствах совершения этого террористического акта, хронику событий и результаты расследования событий, связанных с терактом в Беслане.

В энциклопедии «Кавказского узла» опубликована подробная хроника теракта, а также биографии ключевых действующих лиц бесланской трагедии Шамиля Басаева, Аслана Масхадова, Ахмеда Закаева, Александра Дзасохова, Таймураза Мамсурова, Али Тазиева, Руслана Аушева.

Обстановка перед терактом

Обстановка летом 2004 года была напряженной. На протяжении весны и лета 2004 года наблюдалось значительное увеличение числа громких диверсий и терактов как в зоне конфликта в ЧР, так и за ее пределами. Непосредственно захвату школы № 1 предшествовала серия терактов:

  • 6 февраля — террористом-смертником было приведёно в действие взрывное устройство мощностью 4 кг в тротиловом эквиваленте в вагоне поезда московского метрополитена, находившегося между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая». В результате взрыва погиб 41 человек (не считая террориста) и более 250 получили ранения.
  • 9 мая — во время празднования Дня Победы в городе Грозном в результате взрыва заложенной в трибуне стадиона бомбы погибли президент Чеченской Республики Ахмат Кадыров и председатель Госсовета Хусейн Исаев.
  • 21—22 июня — группировкой под предводительством Шамиля Басаева было предпринято широкомасштабное нападение на столицу Ингушетии — город Назрань, в ходе которого погибли 95 человек, в том числе 25 мирных жителей, и был захвачен склад с оружием, которое, предположительно, использовалось во время теракта в Беслане.
  • 24 августа — взрывы самолётов Ту-154 и Ту-134 в воздухе над Тульской и Ростовской областями, осуществлённые террористками-смертницами. Погибли 90 человек.
  • 24 августа — взрыв на остановке общественного транспорта на Каширском шоссе в Москве. Ранены четыре человека.
  • 31 августа — женщина-смертница привела в действие взрывное устройство у станции метро «Рижская» (Москва). Погибли более 10 человек, и ещё 50 получили ранения и были госпитализированы.

Ответственность за эти акции, как и за теракт в Беслане, взял на себя Шамиль Басаев.

Вполне возможно, что участившиеся к концу августа теракты имели своей целью, помимо нанесения непосредственного ущерба, еще и отвлечение внимания спецслужб от подготовки теракта в Беслане.

Подготовка боевиков

Выбор объекта

Школа № 1 города Беслан являла собой выгодный объект для захвата в связи с большим количеством учащихся и тем, что именно в школе №1 учились дети многих руководителей Северной Осетии. Другими факторами, сыгравшими на руку террористам, стали сложная структура самого здания школы, близость Беслана к границе с Ингушетией, относительно небольшое население города, а также гораздо более слабая система безопасности и ограниченное присутствие военных по сравнению с другими крупными населёнными пунктами Северной Осетии.

Однако у СОШ № 1, как у объекта захвата, существовал и ряд отрицательных сторон: школа находилась на расстоянии порядка 80 метров от здания УВД, а форма двора и близлежащие здания ограничивали видимость для державших оборону. Само расположение здания школы в центре Беслана создавало дополнительный риск провала диверсионной группы во время приближения к объекту. Учитывая также тот факт, что другие бесланские школы по совокупности факторов были не менее уязвимы для нападения, доподлинная причина, по какой террористы выбрали СОШ № 1, неизвестна или не обнародована следствием.

По неофициальным данным из спецслужб, оперативники в Чечне отметили один характерный факт. Примерно за месяц до теракта в разных селах и городах республики из мест постоянного проживания в неизвестном направлении скрылись около 30 человек, которые находились под негласным (но не постоянным) наблюдением в связи с подозрением в контактах с боевиками 1 .

По некоторым данным, накануне захвата заложников в Беслане российские спецслужбы получили информацию о подготовке крупного теракта в больнице или школе. Однако спецслужбы не располагали сведениями о том, где именно может произойти теракт 2 .

Формирование отряда

По мнению парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане, окончательный состав отряда террористов определился в конце августа и был сформирован под руководством Аслана Масхадова, Шамиля Басаева и Абу Дзейта 3 . При этом необходимо отметить, что президент ЧРИ Аслан Масхадов всегда категорически отрицал свое участие в организации и осуществлении теракта в Беслане, назвав сам теракт «кощунством», которому «нет оправдания». Напротив, Шамиль Басаев опубликовал на одном из сепаратистских сайтов письмо, в котором взял на себя ответственность за взрывы на Каширском шоссе и у метро «Рижская» в Москве, за взрывы двух самолетов и за теракт в школе Беслана.

В состав группировки, отправившейся в Беслан, входили боевики, бывшие членами как криминальных группировок, так и незаконных вооружённых формирований. Многие из них принимали участие в боевых действиях в Чечне и Дагестане.

Согласно показанием Нурпаши Кулаева, захватом школы руководил боевик по кличке «Полковник». По официальным данным, имя этого человека — Руслан Хучбаров или Расул Хучбаров. Он — уроженец села Галашки в Ингушетии. На момент событий ему было 32 года, Хучбаров находился в федеральном розыске за совершение убийства в Орловской области. Тело Хучбарова не было опознано среди погибших, СМИ высказывали предположение, что он сумел бежать из школы.

Также выдвигались версии, что человек под этим прозвищем не Хучбаров, а некий старший лейтенант милиции, служивший во вневедомственной охране в Ингушетии Али Тазиев, использовавший документы на имя Магомеда Евлоева и имевший позывной в радиоэфире «Магас». Однако МВД России опровергает эту версию и считает, что «Полковник» — это Хучбаров. Шамиль Басаев утверждал, что отрядом, захватившим школу, руководил «полковник вооруженных сил Ичкерии Орстхоев».

Подавляющее большинство террористов были чеченцами и ингушами, но помимо них в состав группы входили представители других национальностей. В частности, заложники отмечали особую жестокость Владимира Ходова по кличке «Абдулла».

Согласно официальной версии, участников теракта было 34, включая двух чеченских шахидок и двух сообщников, оставшихся в лагере для связи. Следствие утверждает, что боевики приехали в школу на одной машине ГАЗ-66 и легковой машине. Предположительно, у террористов также были сообщники, наблюдавшие за развитием событий за пределами школы, смешавшись с местными жителями, однако подтверждения этому нет.

Эту версию опровергают заложники. Восстанавливая картину захвата школы по показаниям заложников и свидетелей, можно сделать вывод, что групп захвата было несколько, и подходили они к школе с разных сторон. Машин с террористами, по словам заложников, тоже было несколько. Согласно таким подсчетам, число террористов могло достигать 60–70 человек. Интересно, что среди обнаруженных трупов террористов бывшие заложники не нашли некоторых из тех боевиков, которые удерживали их в школе.

Лидер боевиков Шамиль Басаев, взявший на себя ответственность за организацию теракта в Беслане, озвучил следующие данные о составе отряда боевиков: «В «Норд-Весте» (операция по захвату школы в городе Беслан в терминологии Басаева, – прим. «КУ») участвовали 33 моджахеда. Из них две женщины. Готовили четырех, но двух я отправил 24.08.04 года в Москву. Там их посадили на два взорвавшихся самолета. В группе было 12 чеченцев, две чеченки, девять ингушей, трое русских, два араба, два осетина, один татарин, один кабардинец и один гуран. Гураны — это народ, живущий в Забайкалье и практически обрусевший» 4 .

Вооружение террористов составили не менее 22 автоматов Калашникова различных модификаций, в том числе и с подствольными гранатометами; два ручных пулемёта Калашникова; два пулемёта Калашникова модернизированных; один пулемёт Калашникова танковый; два ручных противотанковых гранатомёта РПГ-7 и гранатомёты «Муха». Также при террористах были противогазы, аптечки и запас провизии. Часть использованного вооружения, по данным следствия, было похищено во время нападения на Назрань.

Подробная хроника теракта и последующих событий приведена в материале «Кавказского узла» «Беслан: захват заложников».

1 сентября 2004 года

Примерно в 08.00 утра в районе села Хурикау, на границе Моздокского и Правобережного районов Северной Осетии, примерно в 60 км от Беслана, вооруженные люди остановили местного участкового, майора милиции, и посадили его в свою машину. Принадлежащий ему автомобиль ВАЗ-2107 был использован боевиками для перевозки террористов к школе. По предварительным данным, именно с помощью удостоверения сотрудника МВД боевики на ГАЗ-66 и двух легковых автомобилях беспрепятственно миновали несколько КПП по пути до Беслана 5 .

В районе 09.05 группа боевиков подъехала к школе № 1 города Беслан, где в это время заканчивалась торжественная линейка, посвященная Дню знаний. Милиция вступила в скоротечную перестрелку с террористами.

В районе 09.20 большинство детей и родителей загнаны в помещение школы. Стреляя в воздух, террористы загнали в здание школы более 1100 человек — детей, их родителей и родственников, а также сотрудников школы. Несколько террористов обошли школу со стороны Школьного переулка, чтобы отрезать людям путь к бегству. Несмотря на окружение, захвата избежали, по разным оценкам, от 50 до 150 человек — в основном старшеклассников, успевших в суматохе выбежать со двора. Однако в заложниках оказалось много детей дошкольного возраста: из девяти бесланских детсадов четыре не работали из-за затянувшегося ремонта, вследствие чего многие родители привели с собой на линейку малышей. Началось минирование боевиками подходов к зданию.

Во время начальной стадии захвата террористами были убиты двое мужчин, кто-то из местных жителей сумел застрелить одного боевика. Также огнестрельное ранение руки получил террорист Владимир Ходов, и ещё один террорист был ранен в живот.

Террористы досконально знали план здания, что позволило произвести захват в течение нескольких минут. Большинство заложников были загнаны в главный спортзал, тогда как остальные попали в тренажёрный зал, душевые и столовую. Загнав заложников в здание, террористы заставили всех сдать фото- и видеоаппаратуру, мобильные телефоны.

Следующим шагом захватчиков стало баррикадирование здания. Для этой цели они отобрали порядка 20 мужчин и старшеклассников, которых заставили стаскивать стулья и парты к выходам и окнам. Сами окна было приказано разбивать: террористы изначально лишили правоохранительные органы возможности использовать газ, как это было сделано при освобождении театрального центра на Дубровке; единственным местом, где окна оставались наглухо закрытыми, был спортзал. У входов и в коридорах были установлены самодельные взрывные устройства. В спортзале взрывчатка была разложена на стульях и подвешена на баскетбольные кольца и два троса, протянутые между ними. Провода от бомб были подведены к двум замыкающим педалям, расположенным в противоположных концах зала. Террористы попеременно дежурили на педалях на протяжении всего захвата. Монтирование взрывной цепи в зале и установка СВУ в других помещениях школы были спланированы заранее, о чём впоследствии свидетельствовали обнаруженные сапёрами бирки с номерами на проводах.

Заложникам было приказано говорить только на русском языке, и малейшие отклонения от приказа жестоко пресекались – например, Руслан Бетрозов, отец двоих детей, попытался успокоить испуганных заложников на осетинском языке и был застрелен на виду у всех для всеобщего устрашения. Другой заложник, Вадим Боллоев, был тяжело ранен выстрелом за отказ опуститься на колени и позже скончался. Когда заложники начинали плакать или шуметь, террористы стреляли в потолок или выдёргивали из толпы заложника, независимо от возраста и пола, угрожая расстрелом.

Примерно в 10.00–10.30 в здании городской администрации был сформирован оперативный штаб, который возглавил президент РСО-Алания Александр Дзасохов. Фактически же штаб практически с самого начала возглавил начальник УФСБ по РСО-Алания Валерий Андреев. Оперативный штаб распорядился эвакуировать жителей близлежащих домов, сформировать оцепление силами милиции, организовать контроль над радиоэфиром и, не отвечая на провокационный огонь из школы, блокировать близлежащие районы, убрать с простреливаемых мест весь автотранспорт и перекрыть движение по железнодорожному перегону Беслан — Владикавказ. Территория школы № 1 блокирована частями внутренних войск, милицией и армейскими спецподразделениями. Вокруг оцепления собралась толпа местных жителей 6 .

О захвате был извещён находившийся в Сочи президент РФ Владимир Путин, который отменил свой запланированный визит в Карачаево-Черкесию и вылетел в Москву для экстренного совещания с представителями силовых структур. В Северной Осетии введены усиленные меры безопасности: взяты под усиленную охрану стратегические объекты, детские сады, школы и вузы. Отменены все авиарейсы на Владикавказ. Объявлено о закрытии всех въездов в Северную Осетию из сопредельных регионов. Эта информация позднее не подтвердилась, блокпосты на границах республики даже не были усилены.

В 11.05 из школы была выпущена заложница Лариса Мамитова. В записке, переданной с Мамитовой (по другим данным – записку выбросили из окна школы), террористы потребовали переговоров с «Зязиковым» (президентом Ингушетии), «Дзасоховым» и «Рашайло». Мамитова писала записку под диктовку и, услышав фамилию «Рашайло», решила, что речь идёт о Леониде Рошале, поэтому от себя подписала «дет. врача». Однако, возможно, террористы имели в виду Владимира Рушайло, экс-секретаря Совета безопасности РФ, исполнительного секретаря СНГ. По другим данным, боевики с самого начала настаивали на встрече именно с доктором Леонидом Рошалем. Также, по некоторым данным, в записке было указано требование о выводе федеральных войск из Чечни и освободить из СИЗО арестованных за нападение на Ингушетию боевиков. Одновременно они угрожают взорвать здание в случае штурма и убивать по 50 заложников за каждого уничтоженного террориста. Телефон для связи с боевиками в записке был указан с ошибкой, и наладить связь не удалось. Оперативный штаб попытался организовать переговоры с террористами с использованием громкоговорящей связи, и не задействуя затребованных ими лиц. В частности, был привлечён муфтий Северной Осетии Руслан Валгасов, но в ответ на его попытку установить контакт боевики открыли стрельбу.

Читайте так же:  Трудовой кодекс выплаты при рождении ребёнка

По сообщению дежурного оперативного штаба городского ОВД террористы выставили в окнах школы на втором этаже детей с целью не допустить штурма. Периодически боевики открывали огонь по проезжающей мимо бронетехнике. Пострадавших нет.

В 14.00-15.00 в Северную Осетию прибыли глава МВД РФ Рашид Нургалиев и глава ФСБ РФ Николай Патрушев.

В 14.20 муфтий Северной Осетии Руслан Валгатов и прокурор Правобережного района Алан Батагов отправились на переговоры к зданию школы. Террористы не впустили их в здание, однако муфтий остался у входа в школу и на русском, арабском и осетинском языках призывал боевиков освободить заложников.

В 15.35 представитель силовых структур Ингушетии сообщил, что акция по захвату школы была спланирована в Чечне Басаевым и Масхадовым. Появилась информация, что террористы, захватившие здание, входят в так называемый «ингушский джамаат», который сотрудничает с боевиками Басаева. По мнению силовиков, захват школы стал возможен благодаря содействию чеченской и ингушской диаспор Северной Осетии.

Между в 16.00 и 16.30 в здании школы прогремел взрыв и раздались выстрелы. Рядом с заложниками, баррикадировавшими здание, подорвалась одна из шахидок. В результате взрыва получил тяжёлое ранение находившийся рядом боевик, а заложников, оставшихся в живых, террористы расстреляли во избежание потенциального сопротивления. Количество убитых составило 21 человека. Тела убитых были выброшены из окна второго этажа руками двух заложников, один из которых, 33-летний Аслан Кудзаев, воспользовавшись моментом, выпрыгнул из окна и сумел убежать. Кроме Кудзаева, удалось спастись Юрию Айларову: притворившись мёртвым, он улучил момент и выпрыгнул из окна, под которым простоял вне видимости боевиков до наступления темноты. Также в течение дня удалось спастись ещё нескольким заложникам: 15 человек спрятались в котельной, и ещё нескольким детям удалось сбежать из здания школы.

Через некоторое время из здания выбежала Мамитова и вновь передала записку; на этот раз номер был указан верно. На попытку профессионального переговорщика, Виталия Зангионова, прояснить ситуацию боевик, назвавший себя «Шахидом», заявил, что заложники были убиты, потому что с захватчиками не выходили на контакт по номеру телефона, ранее ими переданному. В ходе телефонного разговора террористы также потребовали на переговоры советника президента РФ Асламбека Аслаханова, но только в составе ранее указанной ими группы людей.

В районе 19.00 боевики сами вышли на связь по мобильному телефону, переданному им ранее, и потребовали передать им пищу и воду. Боевики настаивают на встрече с доктором Рошалем. Отношение к детям «более или менее сносное». Сотрудники оперативного штаба пытаются договориться с террористами о передаче продовольствия, медикаментов и теплых вещей для заложников.

20.00 — в оперативный штаб в Беслане прибыл детский врач Леонид Рошаль. Начались переговоры о передаче продовольствия. По другим данным, террористы, ожидавшие приезда Рушайло, отказались пускать врача в здание и принимать предложенную им воду и пищу. К тому моменту заложники были вынуждены питаться лепестками принесённых ими цветов и мочить одежду в изредка приносимых помойных вёдрах, высасывая эту жидкость. Но даже при этом до многих вода просто не доходила.

У здания захваченной школы собрались около 1000 человек, в основном родственники заложников.

В районе 21.00 сайт газеты New York Times сообщает, что школу захватили боевики из террористической организации «Риядус Салихийн» (батальона смертников Шамиля Басаева). По данным властей Северной Осетии, в школе находится от 300 до 500 заложников, среди детей жертв нет 7 .

Боевики отказались снабдить заложников водой и питанием. Однако, как подчеркнул глава УФСБ республики Валерий Андреев, «состояние детей-заложников удовлетворительное». Точное количество заложников не установлено. В находящемся рядом со школой Доме культуры врачи-психологи начали работать с родственниками и родителями заложников.

2 сентября 2004 года

На экстренном заседании Совета Безопасности ООН, состоявшемся в ночь с 1 на 2 сентября по московскому времени, члены совета осудили акт захвата заложников и потребовали немедленного и безоговорочного их освобождения. Требования были проигнорированы.

В районе 01.10 доктор Леонид Рошаль смог установить телефонный контакт с террористами. Переговоры продолжались около двух часов. Спецслужбы передали террористам, что готовы предоставить им возможность безопасного выезда в Ингушетию и Чечню. Также оперативный штаб предложил заменить захваченных в заложники детей на взрослых. Ответа на эти предложения не последовало, боевики также отказались принять еду и медикаменты для заложников.

Утром террористы дали возможность некоторым заложникам поговорить по телефону со своими родными, заставляя оказывать давление на последних, чтобы они способствовали недопущению штурма школы. Позже, примерно в 08.00 утра радиостанция «Эхо Москвы» сообщила, что родственники заложников записали видеообращение к президенту России Владимиру Путину. Они просят президента выполнить требования террористов.

Около 07.00 СМИ, ссылаясь на пресс-секретаря Александра Дзасохова, Льва Дзугаева, сообщили, что количество захваченных составляет 354 человека. Озвученная цифра «354» вызвала большой общественный резонанс: жители Беслана вышли на улицы с плакатами, гласившими, что в здании не менее 800 человек. В свою очередь террористы использовали это сообщение для оказания ещё большего психологического давления на заложников. По свидетельству заложницы Мадины Хузмиевой, один из террористов «зашел в зал и сказал, что по телевидению передали, что 354 человека всего находится в зале, говорит: «Вы никому не нужны, ну раз 354, значит 354». 8

В 07.40 утра боевики отказались от всех предложений: не взяли еду и лекарства, отказались заменить детей на взрослых, отказались выпустить детей до семи лет, не приняли гарантий свободного коридора в Чечню или Ингушетию. Переговоры с Рошалем свернуты.

В районе 10.00 Леонид Рошаль возобновил переговоры с боевиками. Представители старейшин Чечни и Ингушетии осудили захват школы в Беслане и заявили, что готовы содействовать контактам с террористами с целью освобождения заложников.

Около 11.00 утра Александр Дзасохов связался по телефону с Ахмедом Закаевым — вице-президентом ЧРИ и доверенным лицом Аслана Масхадова. Дзасохов попросил Закаева выйти на Масхадова и попросить того прилететь в Беслан для переговоров с террористами. Закаев ответил, что свяжется с Масхадовым, при этом заметив, что связь с последним у него односторонняя. Ранее тем же днём Закаеву позвонила журналистка Анна Политковская, также просившая его и Масхадова выступить посредниками при освобождении заложников. Также на Масхадова пытался выйти Таймураз Мамсуров, премьер-министр Северной Осетии, чьи двое детей находились в числе заложников. Связавшись с представителем Масхадова в Баку, Мамсуров потребовал вмешательства президента ЧРИ, но, несмотря на обещания представителя, звонка от Масхадова так и не получил.

Около 15.00 из захваченной школы началась стрельба из автоматов и подствольных гранатометов. Одним из выстрелов подожжена припаркованная неподалеку машина. Одновременно, по словам очевидцев, в здании раздалось несколько взрывов.

В районе 15.30 к переговорам подключается экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, которого пустили в здание школы и разрешили пройти в спортзал, где находятся заложники. Благодаря посредничеству бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева примерно в 16.40 террористы отпустили группу из 26 человек – женщин с грудными детьми. Одну из освобожденных женщин с ребенком направили в больницу. На просьбы Аушева разрешить дать заложникам пищу и воду лидер террористов заявил, что заложники добровольно держат сухую голодовку. Также с Аушевым террористы передали якобы подписанную Басаевым записку с требованием о выводе федеральных сил из Чеченской Республики и предложением перемирия «по принципу — независимость в обмен на безопасность». В частности, автор записки требовал признания независимости ЧРИ и соблюдения свободы вероисповедания в России, при этом пообещав от имени всех мусульман России отказаться от вооружённых действий против РФ «как минимум на 10—15 лет», войти в состав СНГ и ни с кем не заключать против России политических, военных и экономических союзов.

Позже Шамиль Басаев утверждал в заявлении на одном из сепаратистских сайтов, что требования боевиков были следующими:

  • немедленно остановить войну в Чечне и начать вывод войск.
  • если этого не произодет — Путин должен немедленно уйти в отставку.
  • если Путин начнет вывод войск — дети получат воду и еду.
  • как только выводятся войска из горных районов — детей до 10 лет отпускают.
  • после полного вывода войск — отпускают всех.
  • если Путин подаст в отставку — отпускают всех детей, и с остальными заложниками боевики уходят в Чечню.

Через несколько часов после ухода Аушева террористы заметно ожесточились: изначально выпускавшие заложников в туалет и приносившие вёдра с водой в спортзал боевики отказали и в том, и другом, вынудив заложников пить собственную мочу. Жаркая погода, смрад и отсутствие вентиляции в зале ещё больше усугубляли состояние заложников: многие теряли сознание. На просьбы дать воды террористы отвечали, что она отравлена: выбраться в туалет или душевую удавалось единицам. Впрочем, узнав о том, что некоторые его подчинённые дают поблажки заложникам, Хучбаров приказал сломать краны и пригрозил убить любого, кто даст заложникам воду. По воспоминаниям заложников, террористы выглядели так, как будто ждали приказа извне, но их план по какой-то причине был сорван.

В 20.15 доктор Леонид Рошаль провел импровизированную пресс-конференцию. Он сообщил, что вышедший с ним на связь представитель террористов называет себя Горцем. Одновременно врач выступил с резкой критикой Международного Красного Креста за бездеятельность. В ходе встречи Рошаль упомянул, что дети могут находиться без воды и еды на протяжении восьми-девяти дней, вызвав протесты в зале и критику в свой адрес в дальнейшем. Попытки доставить заложникам воду, пищу и медикаменты продолжались до конца второго дня, но боевики неизменно отвергали все предложения.

В районе 22.00 представитель чеченских сепаратистов Ахмед Закаев заявил агентству France-Presse, что Аслан Масхадов готов «без предварительных условий» содействовать мирному разрешению кризиса. По словам Закаева, он уже обсуждал ситуацию в Беслане с Александром Дзасоховым и Русланом Аушевым 9 .

3 сентября 2004 года

К утру заложники обессилели до такой степени, что уже плохо реагировали на угрозы террористов. Многие падали в обморок, тогда как другие бредили и испытывали галлюцинации. Террористы перемонтировали взрывную цепь, в частности, переместив некоторые СВУ с пола на стены, и произвели несколько выстрелов из гранатомётов по близлежащей территории, ранив в ногу одного милиционера и двух официанток местного кафе «Ибрис» — ранение брюшной полости и в ногу.

Около 01.30 контакты с террористами, захватившими школу в Беслане, были приостановлены по их инициативе.

В 07.30 штаб возобновляет контакты с террористами.

Около 11.00 оперативному штабу (по некоторым данным – при участии Михаила Гуцериева) удалось договориться с террористами об эвакуации тел мужчин, выброшенных из окна в первый день. При этом боевики поставили условие, что к зданию подъедет автомобиль без бортов.

В районе 12.50 машина с четырьмя спасателями МЧС подъехала к зданию школы, и спасатели под присмотром боевика приступили к эвакуации трупов.

В 13.05 в спортзале последовательно произошли два мощных взрыва с интервалом примерно в полминуты, в результате чего произошло частичное обрушение крыши. Сразу после взрывов террористы открыли огонь по спасателям. Дмитрий Кормилин был убит на месте, Валерий Замараев был тяжело ранен и затем скончался от потери крови, а другие двое спасателей получили лёгкие ранения.

Ещё через несколько минут заложники начали выпрыгивать через окна и выбегать через входную дверь во двор школы. Террористы, находившиеся в южном флигеле (включавшем столовую и мастерские), открыли по ним огонь из автоматического оружия и гранатомётов, вследствие чего погибли 29 человек.

Оставшихся в живых людей боевики начали перегонять из спортзала в актовый зал и столовую, при этом многих заложников, неспособных самостоятельно передвигаться, террористы добили при помощи автоматов и гранат.

Через пять минут после первых взрывов Валерий Андреев отдал приказ подразделению ЦСН ФСБ приступить к операции по спасению заложников и обезвреживанию террористов. Снайперы, входившие в состав групп разведки и наблюдения, открыли прицельный огонь на поражение террористов, прикрывая эвакуацию заложников, тогда как две оперативно-боевые группы ЦСН ФСБ, находившиеся на полигоне 58-й армии, выдвинулись в Беслан. К школе для эвакуации заложников устремились бойцы 58-й армии, местные милиционеры и гражданские лица, как вооружённые, так и безоружные. Над местом событий появляются четыре вертолета Ми-24. Стрельба усиливается.

Заложники продолжали бежать от школы, многие из них были ранены. Носилок не хватало, поэтому местные жители изготавливали их из любого доступного материала, включая одеяла и переносные лестницы. Также не хватало машин «скорой помощи», и бесланцы увозили пострадавших на собственных автомобилях в городскую больницу, а особо тяжело раненых — во Владикавказ. Появилась информация, что часть террористов пытается выйти из здания, смешавшись с толпой заложников.

Внимание! Видео содержит сцены кровопролития.

Прорыв бойцов ЦСН ФСБ в здание был осуществлён с трёх главных направлений: южный флигель (столовая и мастерские), тренажёрный зал и библиотека. Возле южного флигеля оперативно-боевые группы ЦСН ФСБ заняли боевые позиции через 25-30 минут после первых взрывов, но забаррикадированные окна не позволяли им проникнуть в здание более часа. Около 13.50 в спортзал через окна тренажёрного зала проникли офицеры инженерных войск 58-й армии и приступили к разминированию помещения.

В это время террористы вели по спортзалу автоматный и гранатомётный огонь из столовой, заставив заложников встать на окна в качестве «живого щита». Приказ о вводе основной группы спецназа в здание был отдан начальником ЦСН ФСБ Александром Тихоновым в 15.05.

В 14.51 пожарной службой Беслана был зафиксирован пожар в спортзале, но из-за отсутствия приказа оперативного штаба пожарные расчёты приступили к ликвидации пожара только в 15.20, и первые полчаса тушение осуществлялось силами местных жителей. Территория, прилегающая к школе, простреливалась боевиками, что ограничивало доступ пожарных к очагам возгорания и пожарным гидрантам. Пожар был потушен в 21.09, после чего пожарные пустили воду в зал для общего охлаждения помещения во избежание повторных возгораний.

На втором этаже группа боевиков оказывала ожесточённое сопротивление, рассредоточившись по оборудованным огневым точкам в классных комнатах, коридорах и актовом зале. По свидетельству участников штурма, террористы прикрывались «живым щитом» из детей и женщин, в результате чего многие бойцы были вынуждены жертвовать собственными жизнями для спасения заложников.

Большую помеху для спецназа создавали нескоординированные действия большого количества вооружённых гражданских лиц, так называемых «ополченцев». Многие из них вели беспорядочную стрельбу по зданию школы, порою даже простреливая участки, недоступные для террористов, рискуя задеть спецназ.

В ходе операции по зданию были нанесены выстрелы 125-мм осколочно-фугасными снарядами из танка Т-72 и выстрелы из огнемётов РПО-А «Шмель». Применение огнемётов и танков впоследствии стало одним из наиболее спорных вопросов, касающихся проведения штурма. В частности, неоднократно оспаривались время применения (ряд лиц утверждает, что танки и огнемёты применялись, пока заложники находились в здании) и целесообразность (ряд лиц утверждает, что штурм здания и пожар, вызванный огнемётами, явились причиной гибели многих заложников).

«Я с утра тут сижу, в соседнем доме,» — говорит Сослан, местный житель. — «Около часа пять девчонок-старшеклассниц побежали из школы, бандиты начали стрелять им в спину. Наши открыли ответный огонь. Потом — два страшных взрыва в спортзале. Через полчаса подъехали два «бэтээра» и танк, а за ними «Альфа». А наши охраняли проулки и проходы. Танк по второму этажу стрелял, где не должно было быть детей. Вообще за этот день много кого ранило. У боевиков работали снайперы. Простреливалась вся улица Батагова. На моих глазах здесь у парня оторвало руку, убили женщину. В 300 метрах отсюда убили водителя ГАЗ-66 прямым выстрелом в голову» 10 .

Около 22.30 командование 58-й армии сообщает, что все террористы убиты или взяты в плен 11 .

Погибшие в ходе теракта

В ходе захвата террористами школы №1 были убиты пять мужчин. К вечеру 1 сентября были убиты еще 13 мужчин: часть из них была ранена в результате взрыва внутри школы (в результате этого взрыва была убита женщина-шахидка). К моменту первых взрывов 3 сентября были убиты 18 челове 12 .

3 сентября в результате взрывов в спортзале, пожара и стрельбы погибло 312 человек. Из них:

  • 116 обгоревших в результате пожара тел было вынесено из спортивного зала 4 сентября;
  • 77 заложников погибли в основном в спортивном зале и в помещениях, прилегающих непосредственно к нему;
  • 107 человек погибли вне спортзала, на территории столовой, классов и актового зала в результате обстрела школы извне;
  • Героически погибли, спасая заложников, 10 сотрудников спецподразделений «Альфа» и «Вымпел», в том числе командиры трёх штурмовых групп: подполковник Олег Ильин, подполковник Дмитрий Разумовский (оба — «Вымпел») и майор Александр Петров, («Альфа»), а также два сотрудника МЧС и 1 милиционер.

Общее количество погибших и умерших от ран составило 334 человека, из которых 186 – дети. В 66 семьях погибли от двух до шести человек. Среди погибших — 118 родственников и друзей учащихся, 17 сотрудников школы.

810 человек из числа заложников, сотрудников спецназа ФСБ, МЧС, МВД и военнослужащих внутренних войск получили ранения, в том числе:

  • 479 детей, из которых 44 – дошкольного возраста;
  • тяжелые ранения – 163, включая 97 детей школьного возраста и шесть – дошкольного;
  • 72 ребенка и 69 взрослых стали инвалидами;
  • 17 детей остались круглыми сиротами 13 .
Читайте так же:  Приказ 003

Последней погибшей в результате теракта стала 32-летняя Марина Жукаева, которая скончалась в августе 2005 года, не приходя в сознание 14 .

4 сентября президент РФ выступил с телеобращением к нации, в котором выразил соболезнования пострадавшим, пояснил о необходимости защищать страну и её территориальную целостность и призвал не поддаваться панике. Путин пообещал, что в ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны, в частности, указав на необходимость создания новой системы взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на Северном Кавказе, и эффективной антикризисной системы управления, включая принципиально новые подходы к деятельности правоохранительных органов. Ещё через неделю Путин утвердил отставки главы МВД Северной Осетии Казбека Дзантиева и руководителя УФСБ РСО-А Валерия Андреева. Несмотря на это, рейтинг президента России значительно снизился после теракта.

13 сентября 2004 года указом президента вступила в силу система назначения глав субъектов РФ, отменив ранее существовавшее народное избрание. Нововведение, по утверждению Владимира Путина, было вызвано необходимостью создания эффективной системы внутренней безопасности, укрепления государственных структур и повышения доверия к власти, но вызвало смешанную реакцию среди населения страны. Другие меры, предложенные Путиным, такие как создание Общественной палаты и отмена выборов в Госдуму по мажоритарным округам, также были встречены скептически. В целях усиления борьбы с терроризмом Госдума обсудила ряд инициатив, включавших создание государственно-общественных объединений в обеспечении правопорядка и введение смертной казни за терроризм. Одновременно с этим была организована «Комиссия по вопросам координации деятельности федеральных органов исполнительной власти в Южном федеральном округе» (ЮФО)», которая просуществовала до февраля 2006 года и была преобразована в «Комиссию по вопросам улучшения социально-экономического положения в ЮФО».

31 мая 2005 года после встречи Александра Дзасохова с полномочным представителем президента РФ в ЮФО Дмитрием Козаком было объявлено об отставке Дзасохова с поста президента Северной Осетии. Требования граждан об отставке Дзасохова прозвучали на митингах во Владикавказе и Беслане уже через несколько дней после теракта, так как, по мнению митинговавших, президент не принял достаточных мер для предотвращения гибели заложников.

4 сентября в России был объявлен двухдневный траур, в связи с которым были приспущены Государственные флаги, а также отменены развлекательные мероприятия и радио- и телепередачи. В Северной Осетии на протяжении почти двух недель шли стихийные митинги с требованиями назвать и привлечь к ответственности виновников теракта. Митинги прошли и в других российских городах, в том числе в Москве, Вологде, Чебоксарах, Ростове-на-Дону, Пензе и Ставрополе. По данным «Левада-Центра», опросившем 1600 россиян в 128 населённых пунктах страны, большинство опрошенных придерживалось мнения, что операция по спасению заложников была провалена.

Теракт в Беслане повлёк за собой ряд мер по усилению безопасности в людных местах по всей стране, включая стадионы, рынки и транспортные узлы. Особенно остро встал вопрос безопасности в школах, ВУЗах и других учебных учреждениях, но по оценкам министерства образования, по состоянию на 2009 год, от террористической угрозы более или менее были защищены только 6% российских школ.

1 сентября 2016 года во время панихиды по погибшим в Беслане пять женщин, потерявших в теракте близких, сняли кофты и куртки, под ними оказались футболки с обвинениями в адрес президента. Женщины требовали расследования трагедии 15 .

Судебные разбирательства

Дело Нур-Паши Кулаева

Единственный захваченный террорист Нур-Паши Кулаев был задержан 3 сентября на выходе из столовой, через полтора часа после первых взрывов в спортзале.

На судебном процессе, длившемся с 17 мая 2005 года по 26 мая 2006 года, Кулаев упорно отрицал свою вину, в том числе опровергая показания, данные им же во время предварительного следствия. Преимущественно 24-летний чеченец настаивал на том, что о готовящемся захвате школы он не знал, в банду был загнан насильно, заложников не бил, давал им воду и ни в кого не стрелял. По словам Кулаева, большую часть времени он провёл в столовой, откуда сбежал на третий день во время штурма.

Утверждения Кулаева суд счёл несостоятельными, так как ряд пострадавших изобличили Кулаева в жестоком обращении с заложниками. В частности, приводились примеры, как Кулаев на просьбы дать детям воду отвечал отказом в бранной форме или наносил заложникам удары прикладом автомата. Также некоторые заложники засвидетельствовали, что Кулаев производил выстрелы над их головами, применял насилие в отношении находящихся в спортзале малолетних детей и заставлял их становиться к окнам в качестве «живых щитов».

Нурпаши Кулаев был признан виновным по ряду статей, включая терроризм, захват заложников, убийство двух или более человек, незаконное изготовление оружия и посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Кулаев был приговорён к смертной казни, но ввиду моратория на данный вид наказания окончательная мера была изменена на пожизненное заключение в колонии особого режима.

Дело милиционеров Правобережного РОВД

В марте 2006 года начались слушания по делу милиционеров Правобережного РОВД. Начальник отдела на момент теракта, Мирослав Айдаров, и его заместители, Таймураз Муртазов и Гурам Дряев, обвинялись в преступной халатности, в результате которой боевики смогли беспрепятственно проехать из Пседаха в Беслан и захватить школу 16 .

По мнению обвинения, Муртазов, Айдаров и Дряев не приняли комплекс должных мер по предупреждению, выявлению и пресечению террористических актов. В частности, в РОВД в июле — августе 2004 года поступило несколько телетайпограмм, одна из которых предупреждала о необходимости приведения в негодность для проезда автотранспорта дороги на границе с Ингушетией, а в другой сообщалось о перемещении участников НВФ в горную лесистую местность Ингушетии с намерением захвата гражданского объекта на территории РСО—Алания. Айдаров и его заместители не выполнили указаний, и боевики смогли беспрепятственно проехать к школе, которая охранялась только одним безоружным инспектором по делам несовершеннолетних, Фатимой Дудиевой. Экипаж ГИБДД из двух сотрудников, который должен был находиться возле школы, также отсутствовал, так как утром 1 сентября пост ГИБДД был снят и направлен на федеральную трассу «Кавказ», по которой в это время должен был проезжать кортеж Александра Дзасохова. С предъявленными обвинениями Айдаров, Муртазов и Дряев не согласились и виновными себя не признали.

Судебный процесс продлился до середины 2007 года. 22 сентября 2006 года Госдумой было принято постановление № 3498 «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов РФ, находящихся в границах Южного федерального округа». 29 мая 2007 года после ходатайства адвоката судья Валерий Бесолов огласил решение о прекращении дела в отношении милиционеров как попадающих под амнистию согласно постановлению № 3498. Потерпевшие, присутствовавшие при оглашении вердикта, не согласились с вынесенным решением и разгромили зал заседаний 17 .

Дело милиционеров Малгобекского РОВД

В июне 2007 года начался судебный процесс в отношении начальника Малгобекского РОВД Мухажира Евлоева и его заместителя Ахмеда Котиева. Как и их осетинские коллеги, Евлоев и Котиев обвинялись в халатности, повлёкшей за собой тяжкие последствия 18 .

Согласно обвинению, Евлоев и Котиев не предприняли должных мер к охране общественного порядка на территории Малгобекского района, где в районе селений Сагопши и Пседах находился лагерь террористов. Дело Евлоева и Котиева рассматривалось Верховным судом Ингушетии на территории Верховного суда Кабардино-Балкарии в Нальчике. Присяжных отбирали из ингушских жителей, специально привезённых в Нальчик на автобусе 19 .

Суд продлился более четырёх месяцев и закончился вынесением оправдательного приговора обоим подсудимым. Общественная организация «Голос Беслана» обжаловала решение суда, но Верховный суд РФ признал приговор законным.

Дело в ЕСПЧ

С 2007 года родственники погибших в теракте в Беслане начали обращаться за помощью в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В жалобах содержалась просьба провести объективное расследование по всем обстоятельствам теракта и гибели заложников. Все жалобы были объединены Европейским судом в одно производство. Производство ЕСПЧ по этому делу называется » Тагаева и другие против России » и объединяет около 447 потерпевших .

Потерпевшие обвиняют российское правительство в нарушении нескольких статей Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.

В апреля 2012 года ЕСПЧ коммуницировал жалобы. 2 июля 2015 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал приемлемой и принял к производству жалобу большей части заявителей, пострадавших от захвата заложников в Беслане в 2004 году.

13 апреля 2017 года Европейский суд по правам человека признал нарушение прав родственников погибших и пострадавших при захвате бесланской школы в 2004 году и присудил 409 заявителям компенсацию в размере 2,955 миллиона евро и 88 тысяч евро для возмещения судебных расходов. Суммы выплат заявителям варьируются от трех до двадцати тысяч евро.

Минюст России заявил о намерении обжаловать решение, считая, что ряд выводов Европейского суда «не обоснован, а использованная аргументация — неубедительна и не соответствует доказательствам, предоставленным российскими властями» 20 .

Расследование обстоятельств теракта

Следствие генеральной прокуратуры

1 сентября 2004 года генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 20/849 по факту теракта на территории средней школы № 1 города Беслан. 8 сентября 2004 года, следователь официально объявил причастность Аслана Масхадова к руководству нападением. В тот же день Аслан Масхадов был вновь объявлен в национальный и международный розыск.

9 сентября 2004 года Федеральная Служба Безопасности РФ предложила 300 миллионов
рублей за информацию, которая помогла бы арестовать Масхадова.

8 марта 2005 года власти обнаружили тело неопознанного лица, в котором был позже опознан Масхадов.

29 марта 2005 года следователь вынес постановление с доказательствами о причастности Масхадова к руководству нападением и о прекращении уголовного производства в отношении Масхадова в связи со смертью обвиняемого.

По состоянию на 1 сентября 2014 года следствие по делу о расследовании всех обстоятельств захвата и гибели заложников , начатое Генпрокуратурой 1 сентября 2004 года, остается открытым.

Доклад парламентской комиссии Федерального Собрания РФ

Парламентская комиссия по расследованию причин и обстоятельств совершения теракта в Беслане под руководством заместителя председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Александра Торшина приступила к работе 22 сентября 2004 года. Работа комиссии длилась до 22 декабря 2006 года, когда был опубликован окончательный текст доклада. Комиссия пришла к следующим выводам:

  • Целью боевиков являлось убийство как можно большего числа мирных жителей, чтобы создать максимальный общественный резонанс от теракта.
  • Операция по спасению заложников закончилась трагедией во многом потому, что сами боевики не рассчитывали на мирный исход и не собирались вести реальные переговоры. При этом утверждается, что оперативный штаб был настроен вести переговоры на любых условиях.
  • Примерно до 16.00 3 сентября террористы поддерживали связь с сообщниками, которые находились вне пределов школы и оказывали террористам моральную поддержку.
  • Приказ оперативного штаба начать силовую операцию по освобождению заложников был отдан лишь после того, как боевики привели в действие взрывные устройства и начали расстреливать убегавших заложников.
  • Огнемёты РПО-А и танки использовались для стрельбы по школе уже после 18.00, когда «было установлено, что в местах нахождения боевиков заложники отсутствуют». В связи с тем что тел заложников в местах уничтожения террористов с применением огнемётов и танка обнаружено не было, комиссия признала их применение «обоснованным и не противоречащим действующему законодательству».
  • Помимо танка в операции также участвовали восемь единиц БТР-80, из них производили выстрелы из ПКТ лишь два, под номерами 832 и 824, тогда как стрельба из КПВТ не производилась.
  • Полностью опровергнута проверяемая с первых дней расследования версия о заблаговременной подготовке школы к захвату террористами (складирование оружия, боеприпасов).
  • Специалисты Военной академии радиационной, химической и биологической защиты имени С. К. Тимошенко, проводившие криминалистическую экспертизу в связи с предположениями общественности о возгорании школы от выстрелов РПО-А «Шмель», пришли к выводу, что обрушение потолка и возникновение пожара выстрелом из РПО-А невозможно. Экспертами производились выстрелы из РПО-А по деревянному строению, после которых сама постройка была разрушена, но возгорания не произошло. Это же подтвердил следственный эксперимент от 13 октября 2005 года с участием и в присутствии представителей потерпевших и СМИ.
  • Оперативный штаб не готовил операцию по силовому освобождению заложников, а установленные в спортзале самодельные взрывные устройства привёл в действие «один из членов банды, действуя в соответствии с ранее разработанным планом».
  • Действия руководителей федеральных органов госвласти были адекватны сложившейся ситуации.
  • Руководство МВД Северной Осетии-Алании не приняло исчерпывающих мер для того, чтобы не допустить беспрепятственного проникновения группы террористов на территорию средней школы № 1 города Беслана и захвата заложников.
  • Действия следственной группы по расследованию причин и обстоятельств совершения теракта проводились согласно действующему законодательству.
  • Применение сил и средств МЧС России при проведении операции по освобождению заложников происходило согласно действующему законодательству.
  • Отмечены недостатки при проведении лечебно-эвакуационных мероприятий, в ходе которых возник ряд организационных и технических трудностей, прежде всего из-за отсутствия достоверной информации о количестве заложников, характере и сроках планируемых оперативным штабом мероприятий. Также отмечены недостатки при проведении судебно-медицинской экспертизы в связи с трудностями в организации надлежащего хранения тел погибших и не полным задействованием специального автотранспорта Минобороны России, в том числе — авиационного.

Доклад комиссии подвергся резкой критике: многие пострадавшие от теракта отметили, что комиссия Торшина представила вместо полноценного доклада проект с обтекаемыми формулировками и не назвала имена чиновников, допустивших возможность проведения теракта 21 .

Доклад Юрия Савельева

Депутат Государственной думы РФ и доктор технических наук Юрий Савельев, входивший в состав парламентской комиссии по расследованию обстоятельств теракта, разошёлся во мнениях с остальными членами комиссии. Савельев составил собственный доклад под названием «Беслан: правда заложников», согласно которому события складывались следующим образом: 22 .

  • В захвате принимали участие от 56 до 78 боевиков, которые приехали, как минимум, на четырёх машинах.
  • На третий день с крыши соседнего со школой дома в чердачное помещение спортзала был произведён выстрел термобарической гранатой.
  • В результате взрыва во всём чердачном помещении возник пожар, который потом распространился в спортзал. Через 22 секунды после первого выстрела по залу был произведён второй выстрел, уже гранатой осколочно-фугасного действия с тротиловым эквивалентом 6,1 кг.
  • Значительное число заложников в спортзале погибло именно в результате этих первых двух взрывов, после чего спецподразделения начали запланированный штурм здания.
  • В ходе штурма по зданию школы велась стрельба из огнемётов, гранатомётов и танков в то время, когда внутри находились заложники.
  • Также в докладе сказано, что тушение пожара началось более чем через два часа с момента возгорания, и что многим боевикам удалось уйти.

Доклад вызвал ряд критических отзывов от журналистов, очевидцев событий и экспертов, многие из которых отметили подгонку фактов под уже существующую концепцию, отбор нужных показаний свидетелей и игнорирование тех, которые противоречат доказываемой гипотезе, и многочисленные логические нестыковки 23 . Например, по версии Савельева, в период с 14.50 по 15.05 по крыше корпуса, прилегающего к спортивному залу, с борта вертолёта Ми-24, находившегося в воздухе, был осуществлён выстрел термобарической гранатой ТБГ-7В. Выстрел гранатой ТБГ-7В производится из гранатомёта РПГ-7, при этом согласно тактико-техническим характеристикам оружия, часть пороховых газов вышибного заряда истекает из сопла гранатомёта сзади, создавая позади стрелка опасную зону глубиной свыше 20 метров, и соответственно произвести выстрел с вертолёта не представляется возможным.

Для проверки утверждений, содержащихся в докладе, генеральной прокуратурой РФ была назначена криминалистическая судебная экспертиза, в состав которой вошли эксперты ЦНИИИ им. Карбышева и научно-производственного предприятия «Базальт». Экспертиза признала выводы доклада Савельева несостоятельными 24 .

Доклад комиссии парламента Северной Осетии

10 сентября 2004 года на заседании парламента Северной Осетии была создана депутатская комиссия по рассмотрению и выяснению обстоятельств теракта под председательством Станислава Кесаева. 29 ноября 2005 года комиссия представила свой доклад на заседании североосетинского парламента. Представленная комиссией версия событий существенно отличалась от доклада комиссии Торшина, но в некоторых вопросах совпадала с «особым мнением» Савельева. В частности, в докладе утверждалось, что: 25 .

  • Первые два взрыва 3 сентября произошли в результате выстрелов из гранатомёта или огнемёта: поскольку плохая видимость затрудняла работу снайпера, для ликвидации боевика, стоявшего на замыкающей педали, выстрел произвёл гранатомётчик, что также решило проблему размыкания цепи минирования.
  • Пожар в спортзале возник непосредственно после первых взрывов.
  • В 13.30 внутри спортзала, «судя по всему, разорвалась одна из бандитских мин», ставшая причиной третьего, самого мощного взрыва.
  • Между 14.00 и 14.30 танк № 328 произвёл несколько залпов «болванками» по столовой и кухне.
  • В 16.30 танк № 325 практически в упор расстрелял помещение столовой, находящееся над входом в подвал.
  • В 17.30 в подвал районного отдела УФСБ РФ по РСО-Алания были водворены три человека, предположительно, боевики, чьи данные так и не были опубликованы.
  • В 21.00 по зданию школы производилась стрельба из танка и гранатомётов.
  • Помимо оперативного штаба во главе с В. Андреевым функционировала «закрытая и загадочная» структура, куда входили заместители директора ФСБ Владимир Проничев и Владимир Анисимов, которые, согласно отчёту Торшина, выступали в роли консультантов оперативного штаба, но не являлись его членами. Североосетинская комиссия заключила, что эта структура являлась «идеологическим» штабом, который фильтровал информацию перед официальным обнародованием. В отчёте утверждается, что Станислава Кесаева вызывали туда «на проработку», и не названный по имени «господин, представившийся членом штаба, пытался внушить ему, что называть следует цифру заложников, установленную в штабе». При этом сказано, что оперативный штаб знал примерное количество заложников, но не озвучивал реальную цифру, предпочтя опубликовать цифру «354».
  • Эвакуация раненых стала возможной «лишь благодаря гражданским лицам из числа жителей Беслана, других городов и районов Осетии».

Доклад вызвал негативную реакцию представителей комитета «Матери Беслана». Недовольство докладом выразили и депутаты парламента Северной Осетии, заявив, что бесланская трагедия требует более обширного и глубокого расследования. Руководитель федеральной комиссии Александр Торшин заявил, что несмотря на значительную работу, проделанную североосетинской комиссий, доклад поставил больше вопросов, чем дал ответов.