Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 23 апреля 2015 г. по делу N 22-2282/2015 (Статья 79 УК РФ. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Ключевые темы: отбывание наказания — массовые мероприятия — благоустройство территории — дальнейшее отбывание наказания — досрочное освобождение от отбывания наказания)

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 23 апреля 2015 г. по делу N 22-2282/2015

Пермский краевой суд в составе председательствующего судьи Трубниковой Л.В.,

с участием прокурора Денисова М.О.

при секретаре Ирдугановой Ю.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Смолина А.А. на постановление Чусовского городского суда Пермского края от 11 февраля 2015 года, которым

ходатайство Смолина А.А., дата рождения, уроженца ****, осужденного 12 августа 2011 года Губахинским городским судом Пермского края по ч.1 ст.161, ч.1 ст.158 УК РФ, на основании ч.ч.2, 5 ст.69 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

об условно — досрочном освобождении оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Трубниковой Л.В., изложившей содержание судебного решения и доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Денисова М.О., полагавшего судебное решение оставить без изменения, суд

Осужденный Смолин А.А. обратился в суд с ходатайством об условно — досрочном освобождении от отбывания наказания, в удовлетворении которого судом было отказано.

В апелляционной жалобе осужденный Смолин А.А. высказывает несогласие с постановлением суда, считая, что законных оснований для отказа ему в условно-досрочном освобождении не имеется. Ссылается на то, что отбыл необходимую для условно-досрочного освобождения часть срока наказания, за весь период отбывания наказания имел два взыскания в начале срока наказания, одно взыскание снято досрочно, к труду относится добросовестно, имеет поощрения, принимает участие в культурно-массовых мероприятиях. Просит удовлетворить его ходатайство и освободить условно — досрочно.

В возражении заместитель Чусовского городского прокурора Герасимова Е.В. просит постановление оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным, обоснованным, подлежащим оставлению без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В соответствии с требованиями действующего законодательства (ст.79 УК РФ) лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, может быть условно-досрочно освобождено, если судом будет признано, что оно для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания.

Суд первой инстанции в соответствии с требованиями уголовно — процессуального закона, при рассмотрении ходатайства исследовал в судебном заседании данные о личности осужденного, характеризующие его в период отбывания наказания и другие обстоятельства, имеющие значение для решения вопроса о возможности условно-досрочного освобождения.

Рассмотрев полно и всесторонне представленные материалы, суд не усмотрел оснований для условно-досрочного освобождения Смолина А.А., изложив мотивы принятого решения.

Из представленных материалов следует, что осужденный Смолин А.А. трудоустроен, добросовестно выполняет работы по благоустройству территории и разовые поручения администрации, принимает участие в мероприятиях воспитательного характера, в общении с администрацией вежлив, имеет три нарушения порядка отбывания наказания, после проведенной работы воспитательного характера сделал для себя правильные выводы, досрочно снял одно взыскание, переведен в колонию-поселение, имеет 6 поощрений.

Установленные судом при рассмотрении ходатайства обстоятельства давали суду достаточные основания считать, что в настоящее время отсутствуют основания для условно-досрочного освобождения Смолина А.А. от дальнейшего отбывания наказания, поскольку за весь период отбывания наказания он нарушал порядок отбывания наказания, за что три раза был привлечен к дисциплинарным взысканиям.

Свои выводы суд первой инстанции надлежаще мотивировал в постановлении.

Не согласиться с выводами суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции оснований не имеется, поскольку они основаны на положениях действующего законодательства и представленных суду материалах, и соответствуют им.

С учетом представленных по ходатайству материалов, данных о личности осужденного, его поведения за весь период отбывания наказания, суд пришел к обоснованным выводам, что характеризующие данные Смолина А.А. не свидетельствуют о том, что цели наказания достигнуты и потому для исправления осужденного требуется более длительный период, несмотря на то, что он отбыл установленную законом часть наказания.

В представленных суду материалах сведений о том, что осужденный на протяжении всего периода отбытия наказания активно исправляется, не имеется.

Субъективное мнение автора жалобы в части его исправления не может служить основанием к отмене судебного решения, поскольку материалами дела не подтверждено.

По смыслу закона, условно-досрочное освобождение является одним из видов освобождения от наказания и должно применяться в исключительных случаях, при наличии к тому достаточных оснований. Исправление должно быть доказано активными действиями в течение всего периода отбывания наказания, каковых со стороны осужденного не имеется.

Таким образом, оснований для удовлетворения доводов апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции не усматривает.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену постановления, судом не допущено.

Таким образом, оснований для отмены или изменения постановления суда, в том числе по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

постановление Чусовского городского суда Пермского края от 11 февраля 2015 года в отношении Смолина А.А. оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения.

Постановление апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Условно-досрочное освобождение (УДО) является наиболее значимым поощрением, которое может быть применено к осужденным.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных — 1,04 млн человек). А уже в 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно.

Таким образом, можно, конечно, говорить о том, что в уголовно-исполнительной системе имеется масса недостатков, что права и свободы заключенных не всегда соблюдаются, что питание явно невысокого качества и т.д., но упрекать Минюст в препятствовании заключенным освободиться условно-досрочно и в «зажимании» этого вида поощрения не приходится.

Здесь, однако, как мне кажется, кроется некая опасность. Низведение такого мощного стимулирующего поощрения как условно-досрочное освобождение до уровня простой формальности (а общеизвестен тот факт, что суды практически в 100% соглашаются с мнением администрации при представлении кого-либо на УДО) подрывает сам этот институт. Известно, что уровень рецидивной преступности в России достаточно высок (по разным оценкам он достигает 40%). Поэтому необходимо, как мне кажется, более жестко подходить к критериям, предъявляемым к условно-досрочно освобождаемым лицам.

Гораздо правильнее, на мой взгляд, был бы вариант поэтапного освобождения заключенных из-под надзора. Что имеется в виду? В Уголовно-исполнительном кодексе РФ имеется такой вид поощрения для осужденных, как колония-поселение. Это полусвободный режим. Туда и надо направлять тех, за кого администрация не может поручиться стопроцентно, но которые своим поведением подают надежду на то, что они все-таки больше не нарушат закон. Но ведь сроки предоставления в колонию-поселение и на условно-досрочное освобождение совершенно одинаковые! Естественно, все осужденные предпочитают УДО, а не колонию-поселение. И понять осужденных можно. Ведь УДО, в отличие от полусвободного поселения, — это полная свобода. Было бы правильнее, если бы сроки представления для перевода на поселение были чуть поменьше, а на условно-досрочное освобождение — чуть побольше. Логично было бы, чтобы осужденный из-под жесткого надзора перешел на полусвободный режим, а уж потом на свободный. Реинтеграция в общество должна быть постепенной. Предположим, кто-то отсидел десять лет, и его сразу же окунают во все мыслимые и немыслимые проблемы на свободе. А их, этих проблем, хватает. В первую очередь это, конечно, работа. Не секрет, что ранее судимым не очень охотно предоставляют рабочие места. Да и все остальное. За десять лет ведь общество меняется неузнаваемо. А находясь в колонии-поселении, человек в течение года-двух привык бы к жизни на свободе, подыскал бы себе работу, жилье, если нужно, да мало ли что еще. В общем, это, конечно, проблема серьезная, нуждающаяся в тщательной проработке.

Ну а как же все-таки происходит условно-досрочное освобождение, кто может, а кто нет быть освобожденным, каков порядок подачи заявления, какие действия должен предпринять осужденный и администрация?

Условно-досрочное освобождение может быть применено ко всем категориям осужденных, в том числе и к отбывающим пожизненное лишение свободы.

Осужденный, к которому может быть применено УДО, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об УДО. В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, так как, отбывая срок, он полностью или частично возместил причиненный ущерб или иным образом загладил причиненный им вред и раскаялся в содеянном. В ходатайстве могут содержаться и иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Осужденный свое ходатайство в суд подает через администрацию исправительного учреждения (ИУ).

Читайте так же:  Образец заявления об отказе участия в суде

Администрация ИУ не позднее, чем через 10 дней обязана направить ходатайство об УДО в суд. К ходатайству администрация прилагает характеристику на осужденного. В характеристике должны содержаться следующие сведения об осужденном:

— о его поведении;

— о его отношении к учебе и труду;

— об отношении к совершенному преступлению.

Что такое примерное поведение? Очевидно, можно говорить о том, что если осужденный не допускает нарушений режима содержания и, соответственно, не имеет взысканий, его поведение можно назвать примерным. Безусловно, наличие поощрений свидетельствует о том, что осужденный, стремясь освободиться как можно быстрее, старается приблизить этот момент доступными ему способами (например, активным участием в общественной жизни). Вместе с тем неучастие осужденного в какой-либо секции (самодеятельной организации — совет коллектива отряда, совет коллектива колонии, секция профилактики правонарушений, культурно-массовая секция и др.), в художественной самодеятельности и т.д. не является показателем того, что поведение осужденного не является примерным. Не все люди одинаковы: одним доставляет удовольствие быть на виду, вести суперактивный образ жизни, другим это — в тягость. Поэтому повальное (насильственное) вовлечение осужденных (особенно практикуемое в воспитательно-трудовых колониях) в актив следует расценивать как нарушение их прав. Кстати, в законе (УК) и не говорится о том, что осужденный должен или обязан принимать участие в общественной жизни.

Довольно сложно в настоящий момент обстоят дела с трудоустройством. Как известно, безработица по самым разным причинам затронула ИУ в гораздо большей степени, чем население страны в целом. Поэтому зачастую осужденному довольно сложно реализовать имеющуюся у него возможность освободиться условно-досрочно, так как работа (причем добросовестная) является обязательным условием, которое не всегда можно выполнить просто из-за отсутствия этой самой работы в колонии.

Понятие «отношение к учебе» вовсе не означает, что в школе (ПТУ) необходимо получать исключительно хорошие и отличные оценки. Способности у всех людей разные, поэтому одни учатся лучше, другие — хуже. Основное же в «отношении к учебе» — добросовестность.

Характеристика заканчивается заключением администрации ИУ о целесообразности (или нецелесообразности) применения УДО.

Законом не предусмотрены никакие ограничения в условно-досрочном освобождении для лиц, имеющих иски и алименты. Поэтому отказ в условно-досрочном освобождении по причине того, что осужденный имеет иск, или алименты, или задолженность по их выплате, является неправомерным.

Наличие семьи (родственников), жилья, возможности трудоустройства на конкретном предприятии (в учреждении или организации) являются положительными факторами, но отсутствие таких данных (например, справки о том, что осужденный будет обеспечен жильем или работой или тем и другим ) не является основанием для отказа в условно-досрочном освобождении. Поэтому действия администрации ИУ, затягивающей представление дела в суд по причине отсутствия подобных сведений, неправомерны и нарушают права осужденных.

Кроме того, неправомерными являются и отказы администрации представить дело в суд по мотивам, не указанным в законе — мягкость назначенного наказания или кратковременность пребывания осужденного в данном ИУ. Характеристика на осужденного пишется за весь период отбывания им наказания, а не только за тот период, который он отбывает в данном конкретном ИУ. Если для определения возможности условно-досрочного освобождения осужденного недостаточно данных личного дела, то просто необходимо затребовать характеристику в учреждении, из которого осужденный прибыл (в том числе и из следственного изолятора, так как бывает, что осужденные в ожидании суда или вступления приговора в законную силу могут находиться в следственном изоляторе не один месяц).

Применение УДО к лицам, совершившим преступления по достижении 18 лет

Сущность условно-досрочного освобождения

Главная > Реферат >Государство и право

Основания условно-досрочного освобождения 4

Список использованной литературы 27

Условно-досрочное освобождение является для осужденного наиболее действенным стимулом правомерного поведения в местах лишения свободы. Каждый осужденный после вынесения приговора и прибытия в тюрьму знает, когда он должен освободиться из мест лишения свободы по истечению срока наказания. При этом он знает не только год, месяц и день, но и даже часы такого освобождения: в законе определено, что осужденные освобождаются в первой половине последнего дня срока наказания, если же срок наказания оканчивается в выходной или праздничный день, осужденный освобождается накануне, в предвыходной или предпраздничный день.

Тем более осужденные знают порядок условно-досрочного освобождения, который позволяет им выйти на свободу значительно раньше окончания установленного судом срока наказания. Здесь необходимо сказать, что стимул условно-досрочного освобождения ценен для большинства осужденных, но не для всех. Имеется такая немногочисленная категория осужденных, которая придерживается воровских традиций, в соответствии с которыми они должны отбывать весь срок наказания без какого-либо его сокращения. Как правило, это лидеры организованных преступных группировок, злостные нарушители режима исправительных учреждений

Условно-досрочное освобождение (УДО) является наиболее значимым поощрением, которое может быть применено к осужденным

Основания условно-досрочного освобождения

В ст. 79 УК РФ определено, что лицо, отбывающее исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, может быть условно-досрочно освобождено от продолжения их исполнения при наличии ряда обстоятельств, перечисленных в законе. При этом возможно частичное или полное освобождение и от дополнительного наказания.

В прошлом многолетняя практика применения условно-досрочного освобождения от наказания в основном относилась к лишению свободы. Условно-досрочное освобождение осужденных от отбывания исправительных работ и от нахождения в дисциплинарном батальоне носило единичный характер.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания, назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн. человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных — 1,04 млн. человек). А уже в 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее, возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно

Несомненным достижением ныне действующего УК РФ является отказ от формальных ограничений применения условно-досрочного освобождения в отношении каких-либо категорий осужденных.

Нельзя рассматривать условно-досрочное освобождение от наказания как внесение корректив в приговор [1] . Изменить приговор может только вышестоящий суд в порядке кассационного или надзорного производства, а не суд, вынесший приговор, или иной одноименный суд, который решает вопрос об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания.

Условно-досрочное освобождение не колеблет стабильности приговора. К тому же ошибки при его применении могут быть исправлены отменой условно-досрочного освобождения для реального исполнения неотбытой части срока наказания.

[1] Андреев В. Как исполняется приговор // Известия. 1987. 3 янв.

Некоторые авторы рассматривают условно-досрочное освобождение как «субъективное право осужденного» [2] . Представляется, что приведенное словосочетание не является определением условно-досрочного освобождения. Оно лишь отмечает, что осужденный, как полагают сторонники этой точки зрения, имеет право на условно-досрочное освобождение от наказания.

В юридической литературе встречается определение условно-досрочного освобождения как поощрения [3] .

Не отрицая, что условно-досрочное освобождение действительно поощряет осужденного, отметим, что приведенное определение носит излишне общий характер. Под него подпадают и условное осуждение, и замена неотбытой части наказания другим, более мягким наказанием, и т.д.

Суть рассматриваемой правовой категории заключается в досрочном прекращении отбывания наказания при условии соблюдения освобожденным в течение испытательного срока восстановленных законом требований.

В юридической литературе условно-досрочное освобождение от отбывания наказания рассматривается как единое правовое явление. Но на самом деле в ст. 79 УК РФ установлено два вида такого освобождения: полное и неполное (частичное). Полным условно-досрочное освобождение будет в том случае, когда осужденный отбывал только основное наказание. В подобной ситуации невозможно условно-досрочно освободить от части неотбытого основного наказания, а другую оставить для реального исполнения. Условно-досрочное освобождение относится к неотбытой части

[2] Улицкий С.Я. Некоторые теории юридической природы условно-досрочного освобождения в советском праве. Ученые записки ДВГУ. Владивосток, 1968. Т. 14. С. 89.

[3] Михлин А.С. Проблемы досрочного освобождения от наказания. М., 1982. С. 26.

основного наказания в целом. Полным будет условно-досрочное освобождение осужденного от основного наказания и всего дополнительного наказания. Если же при условно-досрочном освобождении судом применяется частичное освобождение от дополнительного наказания, то его оставшаяся часть исполняется реально. Параллельно реализуется условно-досрочное освобождение от основного наказания и реальное исполнение части дополнительного наказания. Это неполное применение условно-досрочного освобождения.

В законе речь идет об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, но возможно одновременное освобождение как от основного, так и от дополнительного наказаний. Следовательно, термин «наказание» употреблен в широком смысле. В ст. 53 и 55 УК РСФСР 1960 г. и в ст. 79 и 93 УК РФ установлено, что условно-досрочное освобождение от отбывания наказания «может быть применено» при наличии перечисленных в законе оснований. Основываясь на словах «может быть», нельзя делать вывод о том, что осужденные не имеют права на условно-досрочное освобождение, ибо оно может быть применено или не применено по воле суда. Анализируемая терминология закона неудачна. Если наличествуют все те предписания закона, положенные в основу применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, то суд обязан применить его к осужденному. Закон предоставляет администрации органов, исполняющих уголовные наказания, право возбуждать перед судом ходатайства о применении условно-досрочного освобождения к осужденным, чье поведение соответствует требованиям ст. 79 и 93 УК РФ.

Читайте так же:  Осталось развод слова по

Условно-досрочное освобождение — один из видов освобождения от наказания. Суть его заключается в освобождении осужденного от дальнейшего реального отбывания наказания с условием обязательного соблюдения им ряда предписаний, перечисленных в законе и установленных судом в соответствии с этим законом — ст. 79 и 93 УК РФ.

При условно-досрочном освобождении неотбытая часть наказания не аннулируется. Ее исполнение только приостанавливается. И лишь после истечения определенного срока, равного неотбытой части назначенного судом срока наказания (испытательного срока), при соблюдении освобожденным определенных требований — возврат к исполнению неотбытой части срока наказания становится невозможным.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания применяется лишь в тех случаях, когда достигнут определенный в законе уровень исправления осужденного и при этом им фактически отбыта определенная часть срока наказания.

На практике при решении вопроса о том, встал ли осужденный на путь исправления, учитывается его поведение, осознание своей вины и т.п. И рассматривается это применительно к режимным правилам отбываемого наказания. При отбывании лишения свободы, например, учитывается дисциплинированность осужденного, его отношение к труду, к возмещению причиненного преступлением ущерба, к общеобразовательному и профессионально-техническому обучению, к семье и т.д.

Твердое становление осужденного на путь исправления имеет различную выраженность. Именно поэтому в соответствующих случаях дальнейшее исправление осужденного возможно без дальнейшей реализации основного и дополнительного наказаний или же при частичном или полном исполнении дополнительного наказания.

Если условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания возможно в отношении лиц, вставших на путь исправления, то тем более оно должно применяться к лицам, доказавшим в процессе отбывания наказания свое исправление. Но в подобных случаях необходимо полное условное освобождение как от основного, так и от дополнительного наказания.

Отказ от установления запретов применения условно-досрочного освобождения каких-либо категорий лиц, отбывающих наказание, и разрешение его применения к лицам, не только доказавшим свое исправление, но и к более широкой категории осужденных — к тем из них, кто твердо встал на путь исправления, — значительно расширяет границы его применения [4] . Условно-досрочное освобождение от наказания становится доступным для каждого осужденного, отбывающего любое из перечисленных в ст. 79 и 93 УК РФ наказаний.

Рассматриваемое основание применения условно-досрочного освобождения осужденных от отбывания наказания в законодательстве разных стран мира в основном одно и то же. Это — предположение суда о том, что осужденный не совершит новое преступление и его дальнейшее исправление возможно без продолжения отбывания наказания.

Вторым основанием для применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является фактическое отбытие осужденным определенной части срока наказания, продолжительность которой зависит от категории преступления, совершенного осужденным.

В первоначальной редакции части 3 ст. 79 УК РФ устанавливалась возможность условно-досрочного освобождения осужденного после отбытия им не менее половины назначенного ему судом срока наказания за преступления небольшой или средней тяжести; не менее двух третей срока наказания при осуждении за тяжкое преступление; не менее трех четвертей срока наказания должно быть отбыть лицо, подвергнутое наказанию в

[4] Уголовное наказание в вопросах и ответах: Учебное пособие / Басков В.И., Борзенков Г.Н., Голоднюк М.Н. и др.. — М.; Зерцало, 1998. С 348

результате отмены условно-досрочного освобождения от наказания. Не менее трех четвертей срока наказания должны были отбывать лица, осужденные за новые преступления, совершенные во время испытательного срока.

Исходя из опыта применения условно-досрочного освобождения от наказания законодатель пришел к выводу о необходимости сокращения той части срока наказания, после фактического отбытия которой возможно применение этого института.

Федеральным законом от 9 марта 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации» рассматриваемые части сроков отбываемых наказаний сократились и составляют соответственно одну треть, половину и две трети срока наказания. Эта новация привела к значительному расширению применения условно-досрочного освобождения от наказания. В первую очередь — к сокращению общего числа лиц, отбывающих лишение свободы.

В ч. 3 ст. 79 УК РФ определено, что самую большую часть срока наказания, после отбытия которой возможно условно-досрочное освобождение от наказания, должны отбывать те лица, которые были осуждены за совершение особо тяжкого преступления, и те, кто нарушал требования, предъявляемые к ним в течение испытательного срока (ч. 7 ст. 79 УК РФ). И это справедливо, ибо они не оправдали оказанного им доверия.

Кстати, было бы желательно отнести к рассматриваемой категории и тех, кто, отбывая наказание, определенное им в порядке замены неотбытой части срока наказания другим, более мягким наказанием (ст. 80 УК РФ), вновь осужден за преступление. Таким лицам также было оказано доверие, которое они не оправдали.

Закон не запрещает применение условно-досрочного освобождения в третий или даже в четвертый раз. Оно возможно после истечения максимального срока наказания — двух третей его продолжительности. Но ведь повторное его применение уже имело место после отбытия этой части срока наказания. Поэтому по букве закона условно-досрочное освобождение в третий или больший раз в подобных случаях возможно сразу же после установления того, что «осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбытии назначенного судом наказания», т.е. при его твердом становлении на путь исправления. Формально такая постановка вопроса возможна. Было бы желательно указать в законе, что в рассмотренных ситуациях третье или последующее условно-досрочное освобождение от наказания допустимо после отбытия осужденным необходимой части срока наказания и дополнительной, например, еще одного года [5] .

В законе не решен вопрос о том, какую часть срока наказания должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или приговоров за преступления, относящихся к различным категориям. Например, осужденный отбывает назначенное по совокупности преступлений наказание за преступления небольшой тяжести и особо тяжкое преступление. В подобном случае условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания, назначенного судом по совокупности преступлений.

В подобных ситуациях необходимо исходить из требований, относящихся к более тяжкому преступлению, входящему в совокупность преступлений или приговоров.

В ч. 4 ст. 79 УК РФ указано, что фактически отбытый срок, необходимый для применения условно-досрочного освобождения, в любом

[5] В. Сверчков. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // «Российская юстиция», 2002, N 10, стр.49

случае не должен быть менее шести месяцев. В более короткие сроки практически невозможно установить с достаточной уверенностью факт твердого становления осужденного на путь исправления. Да и стоящие перед наказанием цели едва ли могут быть достигнуты в какой-либо мере за меньший промежуток времени.

Предписания, определяющие конкретные сроки наказания, которые необходимо отбыть для применения условно-досрочного освобождения, имеют отношение ко всем наказаниям, от отбывания которых возможно условно-досрочное освобождение.

В ст. 79 УК говорится об отбытии осужденным определенной части срока наказания как об одном из оснований применения условно-досрочного освобождения, но не указано, имеется ли в виду основное наказание или возможное сочетание основного и дополнительного наказания. Допустим, виновное лицо было осуждено за преступление средней тяжести к четырем годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности в течение трех лет. Это дополнительное наказание исполняется как в течение срока лишения свободы, так и в течение трех лет после его отбытия. Следовательно, суммарная продолжительность исполнения наказаний будет равна семи годам. Какая же из приведенных цифр берется в основу исчисления минимально необходимой части срока наказания, по отбытии которой возможно условно-досрочное освобождение: четыре года или семь лет? Четкого решения этого вопроса в законе нет. В ст. 79 УК РФ говорится об условно-досрочном освобождении от ряда перечисленных в законе основных наказаний, а затем содержится дополнение: «:при этом лицо может быть полностью или частично освобождено и от дополнительного наказания». Отсюда следует вывод: минимально которой допустимо условно-досрочное освобождение от наказания, определяется с учетом только основного наказания. Это — основа, к которой может примкнуть и условно-досрочное освобождение от отбывания дополнительного необходимая часть срока наказания, после отбытия наказания. Если же исходить из учета суммарной продолжительности основного и дополнительного наказания при определении той части срока наказания, отбытие которой делает условно-досрочное освобождение от наказания возможным, то это может создать ситуации, исключающие применение условно-досрочного освобождения от наказания. Допустим, лицо было осуждено к одному году лишения свободы и трем годам дополнительного наказания в виде запрета занимать определенные должности. Суммарно должно отбываться осужденным наказание сроком в четыре года. Если исходить из него, то условно-досрочное освобождение станет возможным после двухлетнего срока, но при этом лишение свободы будет уже исполненным, а от запрета занимать определенные должности условно-досрочное освобождение в соответствии со ст. 79 УК РФ невозможно.

В ч. 5 ст. 79 УК РФ определено, что лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть осуждено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Обращает на себя внимание, что в норме повторена ранее приведенная формулировка основания применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, «если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании наказания».

Читайте так же:  Объяснительная на имя руководителя образец

Итак, в основу определения минимально необходимой части срока, после отбытия которой допустимо условно-досрочное освобождение от наказания, положены два правила.

Первое из них является основным — тяжесть преступления, за совершение которого отбывается наказание — отнесение его к той или иной категории. Второе — несоблюдение условно-досрочно освобожденным требований, предъявляемых к нему во время испытательного срока, вследствие чего условно-досрочное освобождение отменяется судом и исполнение наказания возобновляется. Освобожденный не оправдал оказанного ему доверия, что и предопределяет более жесткие условия повторного условно-досрочного освобождения лишь после отбытия таким осужденным не менее двух третей срока наказания [6] .

Назначение пожизненного лишения свободы свидетельствует о чрезвычайно высокой общественной опасности как содеянного, так и лица, осужденного за него. Это и предопределяет возможность применения к таким лицам условно-досрочного освобождения после фактического отбытия ими двадцатипятилетнего срока наказания.

В ст. 79 УК РФ дан перечень основных наказаний, от исполнения которых возможно условно-досрочное освобождение осужденных.

В законе установлена возможность частичного или полного условно-досрочного освобождения и от дополнительного наказания, каковым может быть только лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это единственное срочное наказание, которое может быть назначено в качестве дополнительного наказания на срок от шести месяцев до трех лет. Если осужденный был условно-досрочно освобожден от основного наказания, а дополнительное наказание было оставлено для его частичного или полного отбытия, повторно вопрос об условно-досрочном освобождении от дополнительного наказания не может быть поставлен. Условно-досрочное освобождение от

[6] В. Сверчков. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // «Российская юстиция», 2002, N 10, стр.49

дополнительных наказаний возможно лишь в совокупности с освобождением от основного наказания.

Следовательно, в законе акцентировано внимание на том, что это требование, положенное в основу применения условно-досрочного освобождения, едино для всех категорий лиц, отбывающих наказание.

Условность досрочного освобождения распространяется на оставшуюся неотбытой часть срока наказания — это и есть испытательный срок, о чем следовало бы прямо сказать в законе (ст. 73 и 74 УК РФ).

При условно-досрочном освобождении осужденного от пожизненного лишения свободы продолжительность испытательного срока не установлена. Но это не означает, что он имеет пожизненный характер. Испытательный срок может реализовываться в границах судимости. В ст. 86 УК РФ определено, что судимость при условно-досрочном освобождении от наказания исчисляется из фактически отбытого срока наказания. Максимальный срок судимости равен восьми годам. Сопоставительный анализ ст. 79 и 86 УК РФ приводит к выводу, что испытательный срок при условно-досрочном освобождении от пожизненного лишения свободы равен восьми годам.

Закон предусматривает возможность частичного или полного условно-досрочного освобождения и от дополнительного наказания или же оставления его для реального исполнения полностью. Как в подобных случаях должна определяться продолжительность испытательного срока, в ст. 79 УК РФ не определено. Исходя из формулировки, в соответствии с которой продолжительность испытательного срока равна неотбытой части срока наказания, а в рассматриваемых случаях она будет слагаться из неотбытой части срока основного наказания и полного или части срока дополнительного наказания, каковым, как уже отмечалось, при условно-досрочном освобождении может быть срочное наказание — лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это наказание, назначенное судом в качестве дополнительного наказания, отбывается как в течение исполнения основного наказания, так и после исполнения основного наказания (п. 4 ст. 47 УК РФ).

Из сказанного следует, что продолжительность испытательного срока при условно-досрочном освобождении от основного и частично от дополнительного наказания равна сумме неотбытой части срока основного и дополнительного наказания.

Если имело место полное условно-досрочное освобождение и от дополнительного наказания, то продолжительность испытательного срока равна сумме неотбытой части срока основного наказания и полной продолжительности дополнительного наказания.

В тех случаях, когда суд применяет условно-досрочное освобождение от основного наказания, оставляя дополнительное наказание для исполнения, испытательный срок равен неотбытой части основного наказания.

Условно-досрочное освобождение применяется с расчетом на доведение процесса исправления освобождаемого вне границ исполнения наказания. Было бы логично предоставить суду право в определенных пределах определять продолжительность испытательного срока с учетом обстоятельств, характеризующих личность осужденного в процессе исполнения наказания, и иных данных (например, отношения к семье, наличия у него жилья, возможности трудоустройства или определения на учебу и т.п. [7]

[7] В. Сверчков. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // «Российская юстиция», 2002, N 10, стр.49

Рассмотрим еще одно обстоятельство: при условном осуждении предусмотрена возможность продления испытательного срока (ч. 2 ст. 74 УК РФ). Было бы целесообразно предусмотреть такую же возможность и при условно-досрочном освобождении от наказания, что усилило бы гибкость, активность воспитательного воздействия на условно-досрочно освобожденного и контроль за его поведением. Итак, продолжительность испытательного срока при условно-досрочном освобождении определяется механически — это неотбытый срок наказания. Поэтому чем сложнее проходил процесс становления осужденного на путь исправления, чем тяжелее совершенное им деяние, а следовательно, и продолжительность осуществления карательно-воспитательного процесса, тем меньше продолжительность испытательного срока. Такой метод исчисления не учитывает особенности личности условно-досрочно освобожденного. Ведь испытательный срок выполняет две функции: контроля за обоснованностью применения условно-досрочного освобождения и осуществления дальнейшего воспитательного воздействия на условно освобожденного в обычных условиях кроме тех случаев, когда реально исполняется дополнительное наказание.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, перечень которых дан в ст. 73 УК РФ, регламентирующей применение условного осуждения.

Учитывая обстоятельства, характеризующие личность осужденного и совершенное им преступление, суд правомочен, применяя условно-досрочное освобождение, обязать освобождаемого в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специального государственного органа, уполномоченного осуществлять контроль за условно-досрочно освобожденным, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Суд может возложить на освобождаемого исполнение иных обязанностей, способствующих его исправлению. Более того, в течение испытательного срока суд правомочен по представлению органа, осуществляющего надзор за условно-досрочно освобожденным, отменять полностью или частично или дополнять ранее установленные для него обязанности. Об этом прямо в ст. 79 УК РФ не сказано, но в ней содержится отсылка к ч. 7 ст. 73 УК РФ, устанавливающей перечень обязанностей, возложение которых возможно при условном осуждении. Надо полагать, правила гибкого изменения обязанностей, возлагаемых на условно осужденных (ч. 7 ст. 73 УК РФ), распространяются и на условно-досрочно освобожденных. Задачи, поставленные перед этими обязанностями, полностью аналогичны как при условном осуждении, так и при условно-досрочном освобождении. Они должны усилить воспитательное воздействие в течение испытательного срока на условно осужденных и условно-досрочно освобожденных. К такому выводу приводит толкование ст. 73 УК РФ.

Налагаемые на условно-досрочно освобожденных обязанности сопряжены с правоограничениями, принуждением, не имеющим, как об этом уже говорилось, карательного содержания. Они призваны создавать, улучшать условия для организации воспитательного процесса с осужденными, да и сами эти обязанности могут иметь воспитательное значение (например, обязанность проходить обучение в общеобразовательной школе).

В течение испытательного срока к условно-досрочно освобожденным предъявляются определенные требования, несоблюдение которых ведет к отмене условно-досрочного освобождения.

Если в течение испытательного срока условно-досрочно освобожденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонялся от выполнения обязанности, возложенной на него судом при применении условно-досрочного освобождения, суд может по представлению органа, осуществляющего надзор за условно-досрочно освобожденным, отменить условно-досрочное освобождение, в связи с чем неотбытая часть срока наказания подлежит реальному исполнению (п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ).

Из рассматриваемого предписания закона следует, что не всякое нарушение общественного порядка условно-досрочно освобожденным, а только то, которое повлекло за собой применение к нему мер административной ответственности, является основанием для возможного, а отнюдь не обязательного решения суда об отмене условно-досрочного освобождения. Следовательно, в данной ситуации мы имеем дело с так называемой административной преюдицией, в соответствии с которой уголовно-правовое решение проблемы возможно только в том случае, если имеет место предшествующее воздействие на лицо административно-правового характера. Вполне очевидно, что административное взыскание может быть наложено лишь за злостное нарушение общественного порядка [8] .

Поводом для отмены условно-досрочного освобождения от наказания может послужить злостное уклонение от наложенных судом при применении условно-досрочного освобождения обязанностей на освобождаемого. Такие обязанности могут судом назначаться условно-досрочно освобожденному или изменяться и в процессе испытательного срока.

[8] Якубов А.Е. Условно-досрочное освобождение от наказания и обратная сила уголовного закона // Вестник Московского университета, Серия 11, Право, 1998, N 1. С 21

Злостные нарушения — это, как правило, неоднократные, особенно грубые, демонстративные нарушения, не прекращающиеся после предупреждения органа, осуществляющего контроль за условно-досрочно освобожденным.

При отмене судом условно-досрочного освобождения неотбытая осужденным часть срока наказания, в том числе и дополнительного, подлежит реальному исполнению.

В тех случаях, когда условно-досрочно освобожденный во время испытательного срока совершит неосторожное преступление, суд решает вопрос об отмене или же о сохранении условно-досрочного освобождения. Представляется, что если за новое преступление суд назначает виновному наказание в виде лишения свободы или ареста, условно-досрочного освобождение необходимо отменить.

При совершении условно-досрочно освобожденным любого нового умышленного преступления во время испытательного срока к наказанию за новое преступление частично или полностью присоединяется неотбытая часть предшествующего наказания по правилам назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ)

По этим же правилам назначается наказание, если при совершении неосторожного преступления суд находит необходимым отменить условно-досрочное освобождение (п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ).

Применение УДО к лицам, совершившим преступления по достижении 18 лет