Учет убытка от уступки права требования по-новому

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

С 1 января 2015 года учет убытка от уступки права требования долга (до и после наступления срока платежа) для формирования налоговой базы по налогу на прибыль производится по новым правилам (ст. 279 НК РФ). Кроме того, учитываемый размер убытка по контролируемой сделке теперь зависит от рыночной цены уступаемого требования, определяемой в соответствии с положениями раздела V.1 НК РФ (абз. 2 п. 4 ст. 279 НК РФ). Рассмотрим суть и особенности изменений.

Уступка права требования в гражданском законодательстве

Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования (цессия). В результате совершения сделки по уступке требования происходит перемена кредитора в обязательстве. Cамо обязательство не прекращается, изменяется его субъектный состав. Так, часто можно встретить такие виды соглашений, как уступка прав аренды недвижимости, прав дольщика по договору долевого участия в строительстве, уступка прав требования по договорам выполнения работ (оказания услуг), поставки товаров и т. д.

Для перехода прав кредитора к другому лицу согласие должника не требуется, но должник должен получить доказательства этого факта в письменном виде (уведомление), имеющее для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено. Нюанс: должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору (ст. 382, п. 1 ст. 385 ГК РФ). Отсутствие уведомления должника о состоявшейся уступке права требования не влияет на действительность перехода права, не влечет недействительность договора цессии, а влияет лишь на риск неблагоприятных последствий для нового кредитора в случае исполнения должником обязательства первоначальному кредитору. Ведь до тех пор, пока уведомление не будет им получено, должник продолжит выполнять обязательства перед прежним кредитором, имея на это полное право: в этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Что касается нового кредитора (цессионария), с которым заключен договор по уступке права требования (цессии), то он получает все права по сделке от первоначального кредитора (цедента), а тот, в свою очередь, несет ответственность за недействительность требования. Однако за выполнение требования должником первоначальный кредитор не ответственен (ст. 384, 390 ГК РФ).

Уступка права требования подразумевает, что первоначальный кредитор должен передать новому кредитору все документы, которые подтверждают действительность требования по конкретному обязательству. Такими документами могут стать основной договор и приложения к нему, сметы, акты оказанных услуг (выполненных работ), товарно-распорядительная документация и т. д. При заключении договора об уступке права требования между цедентом и цессионарием важно составить акт приема-передачи документации. Передаче подлежат оригиналы указанных выше документов, акт составляется в произвольной форме, заверяется подписями сторон, заключившими договор уступки прав.

Организациям, заключающим сделки уступки прав требования, нелишне озаботиться оформлением всех документов, необходимых для одобрения сделки (например, решением общего собрания, если данная сделка является для общества крупной), подготовить служебную записку с обоснованием цены сделки по переуступке права требования, указать причины, по которым данная операция необходима (например, невозможность получения дебиторской задолженности с должника, высокие затраты и/или дополнительные расходы по взысканию задолженности).

Отметим, что для некоторых случаев ГК РФ предусмотрен прямой запрет на совершение сделок уступки права (требования) (ст. 383, п. 2 ст. 388 ГК РФ):

  • прав, которые неразрывно связаны с личностью кредитора. Примером такой ситуации являются требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;
  • без согласия должника не допускается уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет для должника существенное значение. В частности, это относится к требованию по договору потребительского кредитования, по договору о совместной деятельности в течение срока его действия.

Вопрос о существенности значения личности кредитора для должника судебная практика трактует с учетом конкретных взаимоотношений сторон в обязательстве (например, позиция арбитров в постановлении Президиума ВАС РФ от 24 декабря 2002 г. № 10424/02).

Убыток от уступки права требования долга после наступления срока платежа

Убыток, полученный компанией-цедентом при уступке требования долга третьему лицу после наступления срока платежа, предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг), можно включать в расходы при расчете налоговой базы по налогу на прибыль единовременно в полном объеме (п. 2 ст. 279 НК РФ).

Ранее убыток по сделке признавали в два этапа: 50% суммы – на дату уступки права требования, а оставшуюся часть – по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования (п. 2 ст. 279 НК РФ в предыдущей редакции).

Отметим, что положения п. 1, 2 ст. 279 НК РФ как до, так и после 1 января 2015 года распространяются только на компании, использующие для учета доходов и расходов метод начисления.

При кассовом методе (в общем случае) доход от реализации товаров (работ, услуг) признается на дату получения денежных средств от покупателя, а доход от уступки требования возникает у цедента в момент поступления денежных средств от цессионария (п. 2 ст. 273 НК РФ). Расходы в виде стоимости приобретения товаров (работ, услуг) и передаваемого права требования признаются после их фактической оплаты (п. 3 ст. 273, подп. 2.1, подп. 3 п. 1 ст. 268 НК РФ). То есть при уступке права требования прекращается задолженность покупателя перед организацией – первоначальным кредитором по договору поставки (купли-продажи). Следовательно, в момент вступления в силу договора цессии цедент признает в налоговом учете доход от реализации товаров и их стоимость включается в состав расходов. А при получении денежных средств от цессионария цедент признает доход от уступки требования, который он вправе уменьшить на сумму уступленной дебиторской задолженности.

Таким образом, финансовый результат при кассовом методе учета доходов и расходов формируется автоматически, для отражения дополнительного убытка в налоговом учете оснований не имеется.

Определение даты платежа, предусмотренной договором

По мнению Минфина России, срок платежа по договору, являющийся критерием для определения порядка учета убытков от уступки права требования для целей расчета налога на прибыль, следует определять на основании условий соответствующего договора, действующего на дату уступки права требования. Мы согласны с данной позицией.

В случае если такой срок был изменен до даты уступки права требования в соответствии с положениями главы 29 ГК РФ (в том числе в одностороннем порядке), срок платежа определяется в соответствии с условиями договора с учетом внесенных в него до даты уступки права требования изменений (письмо Минфина России от 20 января 2014 г. № 03-03-06/2/1395).

Если договором или приложениями к нему предусмотрен график обязательных платежей, уступаемая задолженность, вполне вероятно, будет являться просроченной неполностью и при «продаже» срок уплаты наступит лишь для части из них. В данном случае размер убытка от уступки просроченной и непросроченной частей будет определяться по-разному (должны применяться разные положения ст. 279 НК РФ) (письмо Минфина России от 25 марта 2013 г. № 03-03-06/1/9221). Для подобных случаев в договоре цессии целесообразно указать цену уступки каждой из таких частей. Это позволит компании корректно определить доход и, следовательно, налоговую базу от уступки права требования в отношении каждой из частей (письмо Минфина России от 26 августа 2010 г. № 03-03-06/2/150, письмо Минфина России от 2 ноября 2009 г. № 03-03-06/2/210).

Уступка права требования долга как контролируемая сделка

Если сделка по уступке права требования после наступления срока платежа признается контролируемой, цена такой сделки определяется с учетом положений раздела V.1 НК РФ (абз. 2 п. 4 ст. 279 НК РФ). То есть убыток по контролируемой сделке компания сможет включить в расходы, но учитываемый размер убытка будет зависеть от рыночной цены уступаемого требования, определяемой в соответствии с положениями раздела V.1 НК РФ о трансфертном ценообразовании. Поясним, что это означает.

Условия признания сделок контролируемыми установлены в ст. 105.14 НК РФ: сделка признается контролируемой, если она заключена между взаимозависимыми лицами с учетом особенностей, установленных данной статьей. К сделкам между взаимозависимыми лицами приравнены и иные сделки, которые указаны в подп. 1-3 п. 1 ст. 105.14 НК РФ. Критерии взаимозависимости сторон по сделкам определяются на основании положений ст. 105.1, 105.2 НК РФ.

Налоговые органы проверяют контролируемые сделки при помощи следующих методов (п. 1 ст. 105.7 НК РФ):

  • метод сопоставимых рыночных цен;
  • метод цены последующей реализации;
  • затратный метод;
  • метод сопоставимой рентабельности;
  • метод распределения прибыли.

Метод сопоставимых рыночных цен является приоритетным для определения соответствия цен, примененных в сделках, рыночным (если иное не предусмотрено п. 2 ст. 105.10 НК РФ, в котором устанавливается приоритет метода контроля цены последующей реализации для товаров).

Применение иных методов допускается в случае, если применение метода сопоставимых рыночных цен невозможно: отсутствуют сопоставимые сделки либо данный метод не позволяет обоснованно сделать вывод о соответствии или несоответствии цен, примененных в сделках, рыночным ценам.

То есть в целях налогового контроля цен в сделках между взаимозависимыми лицами используется тот метод, который с учетом фактических обстоятельств и условий контролируемой сделки позволяет наиболее обоснованно сделать вывод о соответствии или несоответствии цены, примененной в сделке, рыночным ценам.

Следовательно, если сделка по реализации права требования после наступления срока платежа признается контролируемой, во избежание возможных негативных налоговых последствий при определении ее цены для целей налогообложения организации следует руководствоваться указанными выше методами.

Читайте так же:  Налог на подарки россия

Кроме этого, необходимо учитывать, что положения раздела V.1 НК РФ не устанавливают и не раскрывают конкретного порядка и особенностей определения соответствия максимальных процентных ставок по долговым обязательствам их рыночным значениям. Поэтому выбор критериев сопоставимости, которыми следует руководствоваться в таких случаях, может вызвать затруднения. Очевидно, что для определения сопоставимости коммерческих и (или) финансовых условий сделок должны применяться общие правила (ст. 105.5, 105.6, 105.9 НК РФ). Например, при определении сопоставимости условий договора займа (кредита) необходимо учитывать срок, валюту долгового обязательства и иные условия, оказывающие влияние на величину процентной ставки (п. 11 ст. 105.5 НК РФ).

Финансовый результат от сделки по уступке права требования придется сравнивать со стоимостью пользования денежными средствами на рынке. Размер (сумма) долгового обязательства, ставка по которому может быть принята как рыночная, должен соответствовать сумме убытка от уступки права требования, валюте договора по уступке и сроку заимствования, равному периоду от даты уступки до даты платежа по договору, право требования по которому уступается. Иные условия, которые оказывают влияние на величину процентной ставки по соответствующему договору и могут учитываться в данной ситуации: кредитная история и платежеспособность получателя кредита (займа), обеспеченность обязательств поручительством или банковской гарантией и т. п. Реализация нормирования предельного размера убытка здесь выглядит слабореализуемой.

Тем не менее в случае выбора организацией указанного порядка нормирования условия сопоставимости рекомендуем определить и утвердить в учетной политике компании.

Положения НК РФ также не разъясняют вопрос об определении предельной процентной ставки при отсутствии сопоставимых обязательств. При этом возможность практического применения иных методов, указанных в п. 1 ст. 105.7 НК РФ для определения рыночной процентной ставки по предполагаемому долговому обязательству, сомнительна.

Отметим, что нормирование убытка исходя из ставки, подтвержденной в соответствии с методами, установленными в разделе V.1 НК РФ, может быть еще и менее выгодным для организаций. Ведь в деловой практике широко распространены операции, например по выдаче займов между взаимозависимыми лицами (основным (материнским) и дочерним хозяйственными обществами), любое из которых может выступать как заемщиком, так и займодавцем. А выдаются такие займы, как правило, под льготные (сниженные) проценты или, что чаще, без процентов.

Убыток от уступки права требования долга до наступления срока платежа

Ранее при уступке цедентом права требования долга третьему лицу до наступления срока платежа, предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг), учитываемый для целей налогообложения размер убытка не мог превышать суммы процентов, которая была бы уплачена (с учетом требований ст. 269 НК РФ), по долговому обязательству, равному доходу от уступки права требования. Проценты исчисляются за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров (работ, услуг) (п. 1 ст. 279 НК РФ в предыдущей редакции).

С 2015 года убыток от уступки права требования долга до наступления срока платежа по-прежнему признается нормируемым. Однако порядок нормирования существенно изменился (п. 1 ст. 279 НК РФ).

Так, размер убытка, который компания вправе включить в расходы при расчете налоговой базы по налогу на прибыль, не может превышать сумму процентов, которую первоначальный кредитор уплатил бы по долговому обязательству, равному доходу от уступки, за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров (работ, услуг), но размер убытка должен определяться одним из следующих методов:

  • исходя из максимального значения процентной ставки, установленной для соответствующего вида валюты (п. 1.2 ст. 269 НК РФ);
  • исходя из ставки процента, подтвержденной в соответствии с методами, установленными в разделе V.1 НК РФ, то есть с учетом особенностей, предусмотренных для контролируемых сделок между взаимозависимыми лицами.

Выбранный метод определения убытка должен быть закреплен в учетной политике компании.

Одновременно НК РФ устанавливает, что при уступке права требования долга до наступления срока платежа, предусмотренного договором, в случае, если сделка по уступке признается контролируемой, фактическая цена такой сделки признается рыночной с учетом положений п. 1 ст. 279 НК РФ (абз. 1 п. 4 ст. 279 НК РФ).

Определять предельный размер убытка исходя из максимального значения процентной ставки (п. 1.2 ст. 269 НК РФ), безусловно, проще. В этом случае расчет основывается на значении действующей на момент реализации права требования долга ставки рефинансирования Банка России.

Изменяя размер так называемой ключевой ставки, Банк России оставил без изменения величину ставки рефинансирования в 8,25% (установлена с 14 сентября 2012 г. Указанием Банка России от 13 сентября 2012 г. № 2873-У). Банки, которые еще производят кредитование бизнеса, устанавливают ставки по кредитам в размере 18-22%. Следовательно, налоговые потери бизнеса дополнительно увеличатся, ведь на затраты при расчете налога на прибыль можно относить проценты по долговым обязательствам лишь в рамках максимальной ставки рефинансирования Банка России.

15 июня 2015 года (за 20 дней до наступления срока платежа) ООО «Общество» уступило право требования долга в размере 1 200 000 руб. за 1 100 000 руб. Таким образом, получен убыток в размере 100 000 руб.

Максимальное значение процентной ставки на момент уступки права требования составляет 180% ставки рефинансирования ЦБ РФ (подп.1 п. 1.2 ст. 269 НК РФ). Ставка рефинансирования, действующая на момент уступки, составляет 8,25%. Предельная процентная ставка, исходя из которой организация уплатила бы сумму процентов по долговому обязательству в рублях, равна: 8,25% x 1,8 = 14,85%.

Предельный размер убытка, который можно будет включить в расходы, таким образом, составит: 1 100 000 руб. x 14,85% x 20 дн. / 365 дн. = 8951 руб. (расчетное значение округлено до целого числа).

Оставшуюся часть убытка в сумме: 100 000 руб. – 8951 руб. = 91 049 руб. организация не вправе учесть в расходах для целей налогообложения.

Поскольку в бухгалтерском учете организации убыток, полученный от уступки права требования, при формировании финансового результата учитывается полностью, образуется постоянная разница, приводящая к возникновению постоянного налогового обязательства (ПНО) (п. 4, 7 ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль», утв. приказом Минфина России от 19 ноября2002 г. № 114н).

На основании первичных документов по уступке права требования долга и бухгалтерских справок (расчетов) в учете ООО «Общество» в июне 2015 года сделаны следующие записи:

ДЕБЕТ 76 КРЕДИТ 91.1
– 1 100 000 руб. – отражен доход от уступки права требования (основание – договор (соглашение) об уступке права требования, акт приемки-передачи документации, бухгалтерская справка);

ДЕБЕТ 91.2 КРЕДИТ 62
– 1 200 000 руб. – списана дебиторская задолженность (бухгалтерская справка);

ДЕБЕТ 99.1 КРЕДИТ 91.9
– 100 000 руб. – отражен финансовый результат (убыток) от уступки права требования (бухгалтерская справка);

ДЕБЕТ 99.2 КРЕДИТ 68.2
– 18 209,80 руб. – отражено ПНО ((100 000 руб. – 8951 руб.) x 20%), бухгалтерская справка (расчет).

Если же компания примет решение о том, что предельный размер убытка будет исчисляться с применением процентной ставки, подтверждаемой в соответствии с методами, указанными в разделе V.1 НК РФ, это будет сложнее и потребует дополнительных трудозатрат. Рассмотрим на примере.

На основании данных и условий из предыдущего примера предположим, что размер процентной ставки, которую организация рассчитала, применив метод сопоставимых рыночных цен в отношении собственных сделок по долговым обязательствам с лицами, не являющимися взаимозависимыми, составит (условно) 9%. Предположение основано на принятом порядке ценообразования в хозяйственных отношениях взаимозависимых лиц и динамике изменений ставки рефинансирования, устанавливаемой Банком России.

Таким образом, предельный размер убытка, который ООО «Общество» сможет включить в расходы, составит: 1 100 000 руб. x 9% x 20 дн. / 365 дн. = 5425 руб. (расчетное значение округлено до целого числа).

Как видим, в этом случае размер убытка, который организация вправе учесть в расходах для целей налогообложения, ниже размера убытка, который был рассчитан ею исходя из максимального значения процентной ставки, установленного подп. 1 п. 1.2 ст. 269 НК РФ.

На основании первичных документов по уступке права требования долга и бухгалтерских справок (расчетов) в учете ООО «Общество» в июне 2015 года сделаны следующие записи:

ДЕБЕТ 76 КРЕДИТ 91.1
– 1 100 000 руб. – отражен доход от уступки права требования;

ДЕБЕТ 91.2 КРЕДИТ 62
– 1 200 000 руб. – списана дебиторская задолженность;

ДЕБЕТ 99.1 КРЕДИТ 91.9
– 100 000 руб. – отражен финансовый результат (убыток) от уступки права требования;

ДЕБЕТ 99.2 КРЕДИТ 68.2
– 18 915 руб. – отражено ПНО ((100 000 – 5425) x 20%) = 18 915 руб., бухгалтерская справка (расчет).

Как показывает практика, договоры уступки (переуступки) права требования нередко вызывают повышенный интерес контролирующих органов: не совпадают позиции контролирующих органов и арбитров по определению даты уступки права требования (постановление ФАС Московского округа от 11 января 2009 г. № КА-А40/12726-08); возможности признать в расходах сумму долга, приобретенного по договору цессии (письмо Минфина России от 1 августа 2011 г. № 03-03-06/1/441, письмо УФНС России по г. Москве от 30 января 2012 г. № 16-15/[email protected] и позиция Президиума ВАС РФ в постановлении от 15 апреля 2008 г. № 15706/07, постановлении ФАС Центрального округа от 24 мая 2013 г. № А35-3631/2011, постановлении Западно-Сибирского округа от 28 апреля 2012 г. № А27-4466/2011, постановлении Уральского округа от 16 февраля 2010 г. № Ф09-6971/08-С2); определения размера налоговой обязанности физического лица по НДФЛ, приобретшего задолженность компании по договору цессии, после погашения долга (письмо Минфина России от 1 августа 2013 г. № 03-04-05/30965, письмо Минфина России от 22 декабря 2011 г. № 03-04-05/8-1094; ст. 41 НК РФ и письмо ФНС России от 23 декабря 2005 г. № 04-2-03/205).

На фоне имеющихся разногласий внесенные поправки, безусловно, являются выгодными для компаний: кроме сближения и упрощения налогового и бухгалтерского учета, позволяют организациям быстрее признавать расходы в виде суммы убытка при формировании налоговой базы по налогу на прибыль, что снижает сумму налога, подлежащего уплате.

Налоговые последствия при договоре цессии между ИП и физ лицом

Ситуация : Учредитель ООО физ лицо (доля 100%).

У ООО имеется кредиторская задолженность за услуги перед ИП в размере 14000.

Учредитель физ лицо выкупает у ИП задолженность за 2000, но кредиторский долг предприятия перед новым кредитором Физ лицом-учредителем не уменьшается и остается 14000.

В итоге возникает кредиторская задолженность ООО перед учредителем физлицом 14000, задолженность Физлица перед ИП 2000.

Вопрос : какие налоговые последствия для участников, а именно

1. ИП (усно 6%) — какой доход для налогообложения ?

2. Физ лицо — доход по НДФЛ 14000 или 12000 ? Как и в какой момент будет определяться доход ?

Читайте так же:  Как правильно составить приказ о командировке

3. ООО будет рассчитываться с ФЛ постепенно, будет ли выступать налоговым агентом ООО ? Возникают ли у ООО обязанности по уплате страховых взносов ( пенсионное , социальное, медицинское страхование). Как и в какой момент будет определяться доход по Физ лицу?

С уважением , Светлана.

Ответы юристов (4)

В вашей ситуации ИП уступает право тербования долга в размере 14.000 за 2.000 рублей.

1. ИП (усно 6%) — какой доход для налогообложения ?

2.000 рублей. Именно за столько продается задолженность и именно это будет налогооблагаемым доходом ИП с которого он уплатит налог 6%.

2. Физ лицо — доход по НДФЛ 14000 или 12000? Как и в какой момент будет определяться доход ?

14.000 рублей. Именно столько Получит лицо, когда ООО вернет ему выкупленный долг. Учесть затраты на приобретения права требования будет сложно. По крайней мере Минфин настаивает на том, что при цессии нельзя учитывать какие-либо расходы.

Документ предоставлен КонсультантПлюс

Вопрос: Об НДФЛ в случае уступки права требования.

Ответ:
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМА
от 27 июня 2017 г. N 03-04-05/40392, от 1 июня 2017 г. N 03-04-06/34066

Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел письмо по вопросу уплаты налога на доходы физических лиц при уступке права требования и в соответствии со статьей 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) разъясняет следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 210 Кодекса при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 Кодекса.
При этом согласно статье 41 Кодекса доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для целей уплаты налога на доходы физических лиц в соответствии с главой «Налог на доходы физических лиц» Кодекса.
Пунктом 3 статьи 210 Кодекса предусмотрено, что для доходов, в отношении которых применяется налоговая ставка 13%, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 — 221 Кодекса.
Таким образом, учет для целей налогообложения каких-либо вычетов, в том числе вычетов в размере произведенных расходов, возможен только при определении налоговой базы, а не дохода (экономической выгоды) как такового.
Подпунктом 1 пункта 1 статьи 220 Кодекса предусмотрено право налогоплательщика на получение имущественного налогового вычета при определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 3 статьи 210 Кодекса при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве (по договору инвестирования долевого строительства или по другому договору, связанному с долевым строительством).
При заключении указанных договоров налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением такого имущественного права.
Возможность учета при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам, включая договор займа, статьями 218 — 220 Кодекса не предусмотрена.
Одновременно сообщается, что настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм, не конкретизирует нормативные предписания и не является нормативным правовым актом. Письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, направленные налогоплательщикам и (или) налоговым агентам, имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам, налоговым органам и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Заместитель директора Департамента
Р.А.СААКЯН

3… ООО будет рассчитываться с ФЛ постепенно, будет ли выступать налоговым агентом ООО ?

Возникают ли у ООО обязанности по уплате страховых взносов ( пенсионное, социальное, медицинское страхование).

Нет, так как это не выплата по трудовому договору и не оплата по договору об оказании услуг или выполнении работ.

Статья 420. Объект обложения страховыми взносами

1. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 419 настоящего Кодекса, если иное не предусмотрено настоящей статьей, признаются выплаты и иные вознаграждения в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 419 настоящего Кодекса):
1) в рамках трудовых отношений и по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг;
2) по договорам авторского заказа в пользу авторов произведений;
3) по договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства, в том числе вознаграждения, начисляемые организациями по управлению правами на коллективной основе в пользу авторов произведений по договорам, заключенным с пользователями.

Как и в какой момент будет определяться доход по Физ лицу? С уважением ,

В момент получении каждого платежа. Это следует из ст.223 НК РФ.

Есть вопрос к юристу?

в дополнение к ответу коллеги касательно

Учесть затраты на приобретения права требования будет сложно.

это можно будет сделать учитывая позицию ВС (по аналогии к Вам)

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 июля 2015 г. N 8-ПВ15

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Нечаева В.И.,
членов Президиума — Давыдова В.А., Рудакова С.В., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А.С., Хомчика В.В. — при секретаре Кепель С.В.
рассмотрел по надзорной жалобе Игнатовой Е.С. гражданское дело по заявлению Игнатовой Е.С. о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации N по г. Москве (далее — ИФНС России N по г. Москве) от 30 августа 2013 г. N о доначислении налога на доходы физических лиц в размере руб., возложении обязанности уплатить указанную сумму налога и штраф в размере руб.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., объяснения представителей заявителя — Зинковского С.Б., ИФНС России N по г. Москве — Ушаковой Н.Р., Чихирева М.Б., Каткова М.В., УФНС России по г. Москве — Голуб М.Е., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

Игнатовой Е.С. в 2011 году были приобретены права требования исполнения денежных обязательств по договорам займа (цессии). Впоследствии ею были заключены три договора уступки указанных выше прав требования, предусматривающих уплату цессионарием соответствующей денежной компенсации.
При декларировании доходов за 2012 год Игнатовой Е.С. сумма полученного дохода от уступки прав требования была уменьшена на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этих прав, в размере руб. В связи с этим налог по доходам, облагаемым по ставке 13 процентов, был исчислен Игнатовой Е.С. в размере руб.
ИФНС России N по г. Москве при исчислении налога на доходы физических лиц в налоговую базу была включена вся сумма дохода, полученного Игнатовой Е.С. по договорам уступки прав требования, без учета расходов в размере руб. и подлежащий уплате налог начислен в сумме руб. Разница в исчислении налога составила руб. Решением данной инспекции от 30 августа 2013 г. N (далее — решение ИФНС N ) Игнатовой Е.С. предложено уплатить налог в размере руб. За неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы Игнатова Е.С. привлечена к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), в виде штрафа в размере руб.
Игнатова Е.С. обратилась в Хамовнический районный суд г. Москвы с заявлением о признании решения ИФНС N недействительным в части доначисления ей налога на доходы физических лиц в размере руб., возложения на нее обязанности уплатить указанную сумму и штраф в размере руб. В случае отказа в удовлетворении этих требований заявитель просила уменьшить размер налоговых санкций ввиду наличия смягчающих обстоятельств и возместить расходы на уплату государственной пошлины в размере руб.
Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июня 2014 г., в удовлетворении требований Игнатовой Е.С. о признании недействительным решения ИФНС N в части доначисления налога на доходы физических лиц в размере руб. отказано, размер штрафа уменьшен до руб.
Определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2015 г. кассационная жалоба Игнатовой Е.С. удовлетворена частично. Решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. и апелляционное определение Московского городского суда от 20 июня 2014 г. отменены в части отказа в удовлетворении заявления Игнатовой Е.С. о признании незаконным решения ИФНС N о привлечении ее к налоговой ответственности и в этой части принято новое судебное постановление об удовлетворении данного требования. В остальной части решение и апелляционное определение оставлены без изменения.
На это определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации Игнатовой Е.С. подана надзорная жалоба с просьбой о его отмене в части отказа в удовлетворении требований о признании решения ИФНС N недействительным в части доначисления налога в размере руб. с вынесением нового решения. Игнатова Е.С. ссылается на то, что судом кассационной инстанции не дана оценка ее доводам о противоречии решения ИФНС N пункту 3 статьи 3 НК РФ, согласно которому налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными, а также о нарушении ее конституционного права платить законно установленные налоги. Заявитель полагает, что по операциям с уступкой прав требования по договорам займа следует применять статью 41 НК РФ и определять налоговую базу по налогу на доходы физических лиц с учетом расходов, понесенных на приобретение этих прав.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В. от 7 июля 2015 г. надзорная жалоба Игнатовой Е.С. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, обсудив доводы надзорной жалобы и возражения на нее, находит надзорную жалобу обоснованной.
В соответствии со статьей 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления, указанные в части 2 статьи 391.1 данного Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что судебными постановлениями нарушено единообразие в толковании и применении судами норм материального и процессуального права.
В части 1 статьи 195 ГПК РФ регламентировано, что решение должно быть законным и обоснованным.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 Постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснил, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Вынесенные по данному делу судебные постановления в обжалуемой заявителем части этим требованиям не отвечают.
Отказ в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным решения ИФНС N в части начисления налога в размере руб. суд первой инстанции обосновал тем, что право требования выплаты денежных средств по договору займа является имущественным правом. В статье 220 НК РФ, регулирующей вопросы предоставления имущественных налоговых вычетов, возможность применения имущественного налогового вычета и уменьшения суммы облагаемых налогом доходов от реализации имущественных прав на сумму расходов, связанных с получением этих доходов, не предусмотрена. Полученный от уступки прав требования доход является экономической выгодой в денежной форме и соответствует положениям статьи 41 НК РФ.
Выводы суда первой инстанции судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда и Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда Российской Федерации признаны правильными.
В кассационном определении Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что, по сути, Игнатова Е.С. настаивает на применении норм, относящихся к определению налоговой базы налога на прибыль организаций. Особенности исчисления налога на доходы физических лиц установлены положениями главы 23 НК РФ и применение в этом случае иного порядка определения налоговой базы означало бы произвольное исполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налога. Субъекты налоговых правоотношений связаны императивными предписаниями налогового закона, в том числе в части определения налоговой базы, и обязаны уплатить определенный налог, вид которого, размер, порядок исчисления, порядок и сроки уплаты установлены законом.
Однако выводы судов и приведенное в судебных постановлениях толкование норм права сделаны без учета следующих положений налогового законодательства.
Согласно статье 38 НК РФ объектом налогообложения является реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога. Под имуществом в данном Кодексе понимаются виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
Объектом налогообложения для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, в силу пункта 1 статьи 209 НК РФ признается доход, полученный от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.
Порядок исчисления и уплаты физическими лицами налога на полученные доходы определен в главе 23 НК РФ.
В статье 210 главы 23 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ (пункт 1). Для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 НК РФ (13 процентов), налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 — 221 НК РФ, с учетом особенностей, установленных главой 23 НК РФ (пункт 3).
Доход, полученный Игнатовой Е.С. от реализации прав требования выполнения обязательств по договорам займа, на основании подпункта 10 пункта 1 статьи 208 НК РФ является объектом налогообложения, налоговая ставка установлена в размере 13 процентов.
Особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доход, полученный налогоплательщиком в результате реализации имущественных прав требования по договорам займа с учетом полученной налогоплательщиком выгоды, налоговым законодательством прямо не урегулированы.
Вместе с тем общие принципы определения доходов приведены в статье 41 НК РФ, согласно которой доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц» (глава 23 НК РФ), «Налог на прибыль организаций» (глава 25 НК РФ).
Оспаривая решение ИФНС России N по г. Москве и выводы суда первой инстанции, Игнатова Е.С. в апелляционной и кассационной жалобах указывала на то, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений статьи 41 НК РФ налогооблагаемой базой является экономическая выгода в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено.
В пунктах 3, 7 статьи 3 НК РФ установлено, что налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными, все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
Сравнительный анализ указанных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что доводы Игнатовой Е.С. о возможности применения к рассматриваемым правоотношениям положений статьи 41 НК РФ являются обоснованными.
Судами первой и апелляционной инстанций доводы заявителя отвергнуты без достаточных оснований, не определен в качестве имеющего значение для дела и не исследован вопрос, касающийся размера полученной Игнатовой Е.С. экономической (налоговой) выгоды. Представленная Игнатовой Е.С. в налоговую инспекцию декларация по налогу на доходы физических лиц в материалах дела отсутствует. Судом кассационной инстанции эти обстоятельства во внимание не приняты.В связи с тем, что судами допущено нарушение единообразия в толковании и применении норм материального и процессуального права, приведшее к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера, вынесенные по делу судебные постановления в части отказа в удовлетворении требований заявителя о признании оспариваемого решения ИФНС N недействительным, как не отвечающие в указанной части требованиям законности и обоснованности, подлежат отмене.
Поскольку по делу требуется установление и исследование фактических обстоятельств, связанных с исчислением налога на доходы физических лиц, представление, исследование и оценка доказательств, дело в указанной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

Читайте так же:  Бухгалтерская отчетность республики казахстан

решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июня 2014 г. и определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2015 г. отменить в части отказа в удовлетворении требований Игнатовой Е.С. о признании недействительным решения Инспекции ФНС России N по г. Москве от 30 августа 2013 г. N в части уплаты налога на доходы физических лиц в размере руб. и взыскания расходов на уплату государственной пошлины в размере руб. Дело в этой части направить на новое рассмотрение в Хамовнический районный суд г. Москвы.

Взаимоотношения между ООО и учредителем физ.лицом (100%) по сделкам это взаимоотношение взаимозависимых лиц в соответствии со ст.105.1 НК РФ.

Письмо Минфина РФ от 08.07.2016 N 03-07-11/40217

Что касается вопроса о налоговом контроле при проведении сделки между взаимозависимыми лицами, то в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами налоговый контроль осуществляется в порядке, установленном разделом V.1 Кодекса. В рамках указанного контроля проверяется полнота исчисления и уплаты налогов, перечисленных в пункте 4 статьи 105.3 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 82 и статьей 87 Кодекса территориальные налоговые органы вправе осуществлять посредством выездных и камеральных налоговых проверок налоговый контроль за соблюдением налогоплательщиками, плательщиками сборов или налоговыми агентами законодательства о налогах и сборах, в том числе доказывать получение необоснованной налоговой выгоды при выявлении фактов уклонения от уплаты налогов. При этом в случаях установления фактов уклонения от налогообложения в результате манипулирования налогоплательщиком ценами в сделках между взаимозависимыми лицами, не отвечающих признакам контролируемых, территориальным налоговым органом может быть доказано получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в рамках выездных и камеральных проверок, в том числе с применением методов, установленных главой 14.1 Кодекса.

Экономический смысл планируемой реализации сделки — уступки прав требования отсутствует, поскольку владелец бизнеса (деятельность учредителя ООО), получив возможность выкупить долг по цене в несколько раз ниже на физ.лицо, по сути сам себе (от учредителя к ООО) предъявляете требование об оплате полной стоимости долга. Единственный смысл операции выглядит как вывод средств с ООО, что посредством данной операции представляет риски как для ООО, так и для учредителя. Уровень цен по сделкам между взаимозависимыми лицами должен соответствовать рыночным ценам.

Пример из судебной практики

АС Московского округа

Определение размера налоговых обязательств при наличии
сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

Суд признал обоснованными доводы инспекции о том, что, учитывая
единого учредителя должника и первоначального кредитора, принимающего
решения относительно финансовой деятельности обеих организаций,
заключение соглашений о переуступке прав (требований) по договорам займа
привело к созданию налоговых выгод как для компании — заемщика, который
посредством заключенных соглашений перенес срок возврата займа и, как
следствие, срок включения в состав доходов сумм кредиторской задолженности,
так и для компании — заимодавца, которая в целях исчисления налоговых
обязательств по налогу на прибыль в составе расходов учла убыток по 6
переуступки прав требования, ввиду того, что цена уступки (10 000 руб.) во
много раз превышает сумму уступаемого права (57 млн. руб.)

Действия учредителя могут быть впоследствии, при банкротстве например, расценены как принесшие ущерб Обществу, и как следствие возможна субсидиарная ответственность (Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ ст.61.11)

Действия учредителя могут быть впоследствии, при банкротстве например, расценены как принесшие ущерб Обществу, и как следствие возможна субсидиарная ответственность

В чем ущерб обществу? Оно как должно было выплатить 14000 рублей, так и выплатит эту сумму. Не больше, не меньше.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.