Дискреционные полномочия это

Норма права носит общий характер. Это означает, что она рассчитана не на какой-либо конкретный случай или обстоятельство, а на тот или иной вид случаев и обстоятельств. В норме права даются общие правила поведения людей. По мнению О.Э. Лейста, общий характер правовой нормы означает, что, во-первых, «она не теряет свою силу после однократного применения, а действует постоянно»22. Во-вторых, «общий характер нормы означает персональную неконкретность её адресатов»23. Если первая характеристика описывает функциональную сторону нормы права, то вторая подразумевает скорее её недостаток, чем преимущество. Из персональной неконкретности нормы права вытекает необходимость существования и правоприменителя, и определенного «люфта», выбора, усмотрения в его поведении, без которого конкретизировать норму, применяя её, невозможно. Это и описывается в административно-правовой науке термином «дискреционные полномочия» (или административное усмотрение). Они представляют собой полномочия, которые должностное лицо может осуществлять по собственному усмотрению.

Если завышенные требования закона прямо способствуют вступлению в коррупционные отношения, то дискреционные полномочия создают питательную среду для того, чтобы проявилось коррупционное действие завышенных требований. Другими словами, различие между этими факторами коррупциогенности состоит в том, что, завышенные требования закона сами непосредственно вызывают коррупцию, а дискреционные полномочия представляют собой коррупциогенный фактор лишь тогда, когда они состоят в возможности выбора между применением завышенных требований закона и отказа от их применения. Так, предоставляя чиновнику возможность выбора между санкциями различной степени тяжести при отсутствии четких критериев того, когда нужно накладывать конкретную санкцию, норма права позволяет правонарушителю заплатить правоприменителю за менее тяжкую для него санкцию.

Заметим, что в том случае, когда завышенные требования сопрягаются с возможностью чиновничьего усмотрения, обнаружить коррупцию гораздо сложнее, так как «покупается» вполне законное решение, то есть решение, которое мог бы принять идеально честный чиновник. В том случае, когда завышенные требования должны накладываться безусловно и закон чётко закрепляет те случаи, когда это должно происходить, взятка платится за совершение чиновником нелегальных действий. Таким образом, различные факторы коррупциогенности порождают различные типы коррупции.

Следует отличать наделение дискреционными полномочиями из-за несовершенств закона либо несовершенств юридической техники, от «запрограммированных» дискреционных полномочий, которые допускаются законодателем из лучших побуждений, а именно — позволить чиновнику наиболее справедливо наказать правонарушителя. В этой главе рассматриваются «запрограммированные» дискреционные полномочия.

3.2. Наличие низших и высших пределов наказания — «вилок» (относительно определенных санкций) в административном законодательстве

Теоретически, высшие и низшие пределы наказания задуманы с тем, чтобы максимально учесть степень вины, тяжесть правонарушения, иные обстоятельства правонарушения. Однако в то же время «вилки» предоставляют возможность коррумпированному должностному лицу вступать в договорные отношения с виновным. Для демонстрации относительно определенных санкций воспользуемся проектом Кодекса об административных правонарушениях, внесенным в Государственную Думу весной 2000 года.

«Вилки» наличествуют в каждой статье проекта КоАП в главах с 5 по 21 . Наиболее примечательным примером является ст. 19.8 «Непредставление ходатайств, заявлений, сведений в антимонопольный орган». Санкция этой статьи предусматривает штраф от 500 до 5000 минимальных размеров оплаты труда, то есть десятикратное превышение верхнего предела штрафа над нижним. Непонятно, какие обстоятельства совершения данного правонарушения необходимо принимать во внимание при наложении санкции, опираясь на немыслимо широкий спектр размеров штрафа.

Разумеется, даже при четко составленной санкции (без «вилки») правонарушитель может «купить» себе вообще освобождение от наказания. Но этот вид коррупции уже не связан с рассматриваемой темой о роли закона в облегчении коррупционных сделок.

Дискреционные полномочия это

В теории налогообложения о дискреционных полномочиях должностных лиц налоговых властей может идти речь в тех случаях, когда при принятии решений о предоставлении отсрочек (рассрочек), налоговых кредитов, иных льгот либо о применении санкций и штрафов должностное лицо вправе принимать различные решения в одинаковых или схожих ситуациях. Наличие дискреционных полномочий у должностных лиц государственных органов может приводить к налоговому произволу властей. [c.149]

В международном налоговом планировании наличие или отсутствие реальных дискреционных полномочий у доверительного управляющего по договору траста может служить основанием для признания конкретного траста дискреционным трастом или управляемым трастом. [c.149]

Наличие дискреционных полномочий у доверительного управляющего является одним из основных условий для того, чтобы учрежденный траст мог эффективно выполнять функцию защиты переданных активов от обращения взыскания со стороны третьих лиц (кредиторов или налоговых властей). При учреждении дискреционного траста могут устанавливаться определенные запреты и ограничения. Отсутствие реальных дискреционных полномочий у доверительного управляющего может быть основанием для признания судом конкретного траста управляемым трастом. [c.149]

Конечно, правила не могут быть предусмотрены для всех случаев жизни, да и выполняя свою работу, служащий должен иметь определенные пределы своей самостоятельности. Они сформулированы для публичной (иначе гражданской) службы — служащих государства, субъектов федераций, автономий, муниципальной службы в концепции дискреционных полномочий. Это право чиновника решать конкретное дело по усмотрению, но в пределах закона. Видимо, данное правило относится и к служащим добровольных объединений, обладающих признаками публичного коллектива. [c.41]

Необходимое и волюнтаристское администрирование. Возможность применять силовые приемы администрирования дает управляющему (органу, должностному лицу) публичная власть. Теоретически она позволяет ему в пределах закона принимать любые решения по управлению (дискреционные полномочия). Чаще всего такие решения — прерогатива исполнительного органа (если решение принимается коллегиально) или чиновника (лица, находящегося на классифицированной государственной службе, а не обычного государственного служащего). В рамках, установленных законом, орган управления или чиновник может принимать такие акты по управлению или совершать такие действия, которые представляются ему законными, обоснованными и целесообразными. Орган управления может удовлетворить заявление гражданина (например, о предоставлении муниципального жилья) или отказать в этом. Главное в дискреционных полномочиях — право административным путем решать вопросы лиц и органов, [c.58]

У чиновников существуют особые права, некоторые привилегии и дополнительные обязанности. Важнейшее среди их прав — дискреционные полномочия, о которых говорилось. К числу привилегий чиновников относятся упомянутое право несменяемости (чиновник выходит в отставку по достижении пенсионного возраста и не может быть заменен по политическим мотивам), повышенное материальное обеспечение со стороны государства. В ряде стран чиновникам назначаются повышенные пенсии, им предоставляется жилье, медицинское обслуживание, транспорт, но во многих европейских странах материальные привилегии чиновников невелики (они сами покупают жилье, оплачивают медицинское обслуживание и т.д.). [c.110]

Все органы и должностные лица огромного аппарата исполнительной власти, осуществляющие ее на основе делегирования от Правительства РФ (в определенных случаях — от Президента РФ) или от других высших органов государственной власти в субъектах РФ (в сфере исполнительной власти субъектов РФ), должны действовать на основе закона и в соответствии с указаниями вышестоящих органов. Вместе с тем они обладают дискреционными полномочиями — правом принимать решения по своему усмотрению, но в пределах закона. [c.233]

Читайте так же:  Сквозная лицензия что это

Компетенция, сроки полномочий этих органов и должностных лиц, а также структура таких органов определяются муниципальным образованием на основе закона субъектов Федерации о местном самоуправлении. Среди них могут быть исполнительно-распорядительные органы и должностные лица, занимающиеся общим администрированием. Их не выбирают, а нанимают как управленцев, работающих по контракту (трудовому соглашению). Это не просто рядовые муниципальные чиновники, а должностные лица, обладающие в сфере своей деятельности дискреционными полномочиями (о характере таких полномочий говорилось ранее). [c.304]

ДИСКРЕЦИОННЫЙ ЗАКАЗ — заказ, дающий полномочия зарегистрированному представителю или другой брокерской фирме на принятие собственного решения от имени клиента в отношении выбора приобретаемой ценной бумаги, количества ценных бумаг, а также решения о покупке-продаже. [c.99]

Они также организовывали у себя дискреционные пулы и как большое одолжение позволяли клиентам давать расписки, наделяющие эти пулы полномочиями торговать по своему усмотрению на деньги клиентов. В этом случае даже самый сварливый клиент не мог обратиться в суд, когда его деньги исчезали. Они поднимали курс, на бумаге, и науськивали клиентов, а затем с помощью одного из старейших трюков срезали тончайшую маржу. [c.16]

Дискреционная, свободная денежно-кредитная политика чревата двумя проблемами. Первая заключается в том, что отпущенная на волю денежных властей монетарная политика означает повышение риска некомпетентных действий и злоупотреблений в жизненно важной сфере. Политика поддержания гражданского порядка, к примеру, основывается на строгих правилах ее осуществления, что минимизирует возможный ущерб злоупотреблений властью. Но когда общество наделяет Центральный банк полномочиями для поддержания экономического порядка, оно не дает ему конкретных указаний, следовательно, его руководство наделяется практически неограниченной свободой действий. [c.752]

В денежно-кредитной политике существует довольно сложная иерархия целей, многообразие методов и инструментов, с помощью которых она проводится. Часто бывает довольно сложно отличить, что является целью, а что — средством ее достижения. Кроме того, существуют различные точки зрения по вопросу, должна ли денежно-кредитная политика носить дискреционный характер или она должна представлять собой некие правила, закрепленные законодательством. Эти проблемы денежно-кредитной политики сказались на Федеральном законе о Центральном банке. В принципе, любую операцию Центрального банка можно рассматривать как инструмент политики, поскольку он является крупнейшим из банков и наделен такими полномочиями, что любые его действия могут повлиять на финансовые рынки. Так называемые ориентиры денежно-кредитной политики, о которых речь пойдет в следующем разделе, также могут быть разными. Это вопрос денежной теории, что в большей степени отвечает стратегическим целям политики таргетирование денежной массы, процентных ставок или инфляции. В ст. 35 [c.518]

Выдача лицензий или разрешений первоначально может представлять собой предмет дискреционных полномочий органа данного государства, но если лицензия или разрешение выданы, то они становятся активом, охраняемым инвестиционным соглашением1. [c.50]

Примером иного (современного) понимания действия принципа законодательного установления налога как формы обязательного платежа в пользу государства стало дело Конгрив . Узнав о намерении повысить плату за лицензию на право осуществления телевизионной деятельности, некоторые владельцы таких лицензий до истечения срока их действия приобрели новые лицензии по прежним тарифам. Министр внутренних дел, наделенный на основе делегированного законодательства полномочиями отзывать соответствующие лицензии, распорядился об отзыве таких лицензий до оплаты их стоимости по новым тарифам. Суд, рассмотрев материалы дела, квалифицировал действия министра как попытку осуществить дополнительный сбор денег без соответствующего разрешения парламента и признал их незаконными, поскольку министр использовал свои дискреционные полномочия неправомерно. [c.458]

ДИСКРЕЦИОННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ (от франц. Dis retionnaire — зависящий от личного усмотрения) — термин, используемый в теории налогообложения и трастовом законодательстве ряда стран, означающий полномочия, предоставляемые какому-либо лицу, действовать по собственному усмотрению. [c.148]

УПРАВЛЯЕМЫЙ ТРАСТ (контролируемый траст, англ. Ministerial Trust) — договор траста, по которому доверительный управляющий фактически осуществляет деятельность по управлению имуществом, переданным в траст на основании указаний и рекомендаций учредителя траста или иных лиц, т.е. не использует дискреционных полномочий. Признание судом конкретного траста в качестве управляемого позволяет кредиторам или налоговым властям обращать взыскание по долгам учредителя траста на имущество, переданное в траст. [c.836]

Закон о бюджетной дисциплине (Budget Enfor ement A t, 1990) проводит различие между двумя типами бюджетных расходов — дискреционными расходами («расходами по собственному усмотрению») и прямыми (обязательными) расходами. Дискреционные расходы утверждаются ежегодно и касаются таких статей, как оплата труда и текущие расходы правительства. Что же касается прямых или обязательных расходов, (например, на социальное обеспечение) то они устанавливаются отдельными законами, которые принимаются не ежегодно, а сразу на длительный период. В годовом бюджетном процессе эти расходы не рассматриваются, т.е., законодатель при составлении годового бюджета связан своими предыдущими решениями по этим расходам. Аналогичная ситуация имеет место в капитальном бюджетировании по некоторым капитальным проектам в бюджет включаются многолетние бюджетные ассигнования, т.е. обычные ассигнования на очередной бюджетный год и авансовые ассигнования расходных полномочий на последующие годы. [c.19]

Дискреционные полномочия как фактор коррупции в системе исполнительной власти (Братановский С.Н., Зеленов М.Ф.)

Дата размещения статьи: 09.09.2016

В Постановлении Правительства РФ от 26.02.2010 N 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» [1] в качестве коррупциогенных факторов, помимо прочего, называются широта дискреционных полномочий, определение компетенции по формуле «вправе», выборочное изменение объема прав и другие факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения. А.Ф. Ноздрачев отмечает, что правовые нормы, содержащие такого рода коррупциогенные «дефекты», «потенциально опасны, поскольку создают «законные» условия и предпосылки для коррупционных действий государственных служащих» [2, с. 3]. А.В. Кудашкин и Т.Л. Козлов указывают, что «коррупции может быть подвержен любой человек, обладающий дискреционной властью — властью над распределением каких-либо не принадлежащих ему ресурсов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администратор, экзаменатор, врач, воинское должностное лицо и т.д.), имеющий полномочия и использующий их вопреки законным интересам общества и государства в своих личных интересах или в интересах иных лиц» [3, с. 4]. По мнению А.А. Чистова, «к основным условиям проявления коррупции в федеральных органах исполнительной власти относятся: широта свободы административного усмотрения в действиях должностных лиц, позволяющая создавать административные барьеры» [4, с. 7]
Действительно, предоставленное субъекту право решать какие-либо вопросы организационно-управленческого или административно-хозяйственного характера по своему усмотрению создает саму возможность коррупционного поведения. «Чувствительные и коррупционноемкие решения принимаются чиновником, когда его деятельность не зарегламентирована, в режиме «по усмотрению» [5]. К.И. Головщинский полагает, что коррупцию провоцируют два основных фактора: завышенные требования закона и дискреционные полномочия. При этом «если завышенные требования закона прямо способствуют вступлению в коррупционные отношения, то дискреционные полномочия создают питательную среду для того, чтобы проявилось коррупционное действие завышенных требований. Другими словами, различие между этими факторами коррупциогенности состоит в том, что завышенные требования закона сами непосредственно вызывают коррупцию, а дискреционные полномочия представляют собой коррупциогенный фактор лишь тогда, когда они состоят в возможности выбора между применением завышенных требований закона и отказа от их применения» [6, с. 13]. А.А. Малиновский рассматривает усмотрение как интеллектуально-волевую деятельность управомоченного лица по выбору субъективного права и способа его осуществления, совершаемую в целях удовлетворения своих потребностей (интересов). По его мнению, чем шире предоставленное субъекту усмотрение, тем многообразнее могут быть и различные злоупотребления правом [7, с. 8].
В этой связи многие авторы отмечают, что «необходимо постепенно избавляться от дискреционных полномочий должностных лиц, закрепленных в законодательстве. Данные полномочия дают возможность должностному лицу выбирать произвольно свое поведение, не ограничиваясь какими-либо критериями, прописанными в законе и при этом формально не нарушающими закон» [8, с. 10]. А.В. Куракин также полагает, что для совершенствования реализации административно-правовых средств предупреждения и пресечения коррупции необходимо сужать рамки необоснованного административного усмотрения [9, с. 9]. В Большом юридическом словаре отмечается: «Особенно часто дискреционная власть осуществляется административными органами и судами, что означает на практике отказ от таких демократических принципов, как неприкосновенность личности, презумпция невиновности, влечет за собой нарушение установленной процедуры и т.п.» [10, с. 167].
Вместе с тем необходимо согласиться с тем, что «исполнительно-распорядительная деятельность, как и всякая иная публично-властная деятельность, невозможна без определенного пространства свободного усмотрения должностных лиц (административное усмотрение)» [11, с. 15 — 17]. «Именно поэтому органы государственной власти обладают некоторыми дискреционными полномочиями, позволяющими действовать по усмотрению в зависимости от обстоятельств» [12, с. 83]. Действительно, многие административные процедуры и решения невозможно «автоматизировать» таким образом, чтобы исключить возможность усмотрения исполнителя. Более того, наличие дискреционных полномочий в ряде случаев выступает необходимым ус
ловием принятия обоснованного и справедливого решения [13, с. 8].
Под дискреционными полномочиями принято понимать законные полномочия, позволяющие должностному лицу действовать по собственному усмотрению в пределах определенных законом полномочий [14, с. 321]. В словарях дискреционная власть (от франц. — зависящий от личного усмотрения) рассматривается как особые полномочия, предоставленные главе государства, правительства или иному высшему должностному лицу, дающие ему право действовать по собственному усмотрению, в частности в чрезвычайных обстоятельствах [15, с. 23]. Согласно Энциклопедии юриста дискреционная власть предполагает право должностного лица государства действовать по собственному усмотрению в определенных условиях и в рамках закона без предварительного решения иных государственных органов и должностных лиц (например, в условиях чрезвычайного положения). Правовая система любой страны предоставляет органам власти (в первую очередь исполнительной) некоторую свободу действий при принятии решений [16, с. 68].
Таким образом, наличие дискреционных полномочий предполагает свободу усмотрения уполномоченного лица в рамках, определенных законом. При этом в качестве «дефекта» законодательного регулирования называются «необоснованно широкое усмотрение», «произвольное усмотрение», «усмотрение за рамками правовых норм». Иными словами, дискреционные полномочия становятся фактором, провоцирующим ненадлежащее (в том числе и коррупционное) поведение уполномоченного лица в том случае, когда нечетко определены его границы или отсутствуют критерии его применения.
Вопрос о допустимости и рамках правоприменительного усмотрения достаточно широко обсуждается в юридической литературе. Некоторые авторы полагают, что усмотрение — следствие несовершенства законодательной техники, которое вступает в противоречие с принципом законности [17, с. 43] Другие отмечают, что полное устранение усмотрения и оценочных понятий не только невозможно, но в ряде случаев и нецелесообразно [18, с. 77].
Л.Н. Берг, анализируя различные подходы к пониманию усмотрения в правоприменительном процессе, выделяет три основные позиции [19, с. 17 — 18].
Согласно первому подходу (Д.Б. Абушенко, К.И. Комиссаров, А.П. Корнеев, О.А. Папкова) правоприменительное усмотрение представляет собой субъективное право выбора из возможных (законных) альтернатив.
Другая точка зрения основана на понимании усмотрения как выбора решения, основанного на субъективном восприятии обстоятельств дела и субъективном толковании правовых норм (Я. Зейкан, В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев).
Наконец, некоторые исследователи исходят из понимания усмотрения как специфического вида правоприменительной деятельности, который характеризуется интеллектуально-волевой направленностью на поиск оптимального решения по конкретному юридическому делу (В.Г. Антропов, А.Т. Боннер, Ю.П. Соловей).
Как нам представляется, понимание дискреционных полномочий как субъективного права лица (пусть даже права выбора из законных вариантов решения) не вполне соответствует сути данного явления. Должностное лицо, наделенное определенными полномочиями дискреционного характера, не свободно в выборе того или иного решения, поскольку помимо рамок усмотрения оно должно руководствоваться определенными критериями принятия решения [20, с. 43] Например, уголовным законодательством устанавливаются «вилки» наказаний за совершенное преступление, однако это предполагает не «субъективное право» судьи, а его обязанность назначить наказание с учетом всех обстоятельств дела (вины, личности подсудимого и т.п.). Собственно, любое властное полномочие не может интерпретироваться как право уполномоченного лица. Как справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров, в публично-правовой сфере полномочие представляет собой неразрывное единство прав и обязанностей, своего рода «правообязанность», которую нельзя не реализовывать в публичных интересах (в случае отказа от реализации или неэффективного исполнения полномочий наступает ответственность) [21, с. 56 — 57]. «Права и обязанности в данном случае — это единая категория, права одновременно являются и обязанностями» [22, с. 15]. Собственно, по этим же причинам нам представляется неверным и подход к правоприменительному усмотрению как «выбору решения, основанного на субъективном восприятии обстоятельств дела и субъективном толковании правовых норм».
На наш взгляд, дискреционные полномочия должны рассматриваться как специфический вид правоприменительной деятел
ьности [23, с. 132]. Еще в советской юридической литературе В.В. Лазарев отмечал, что закон всеобщ, а применение закона — творческая деятельность [24, с. 149]. По мнению Ю.А. Тихомирова, усмотрение есть мотивированный выбор для принятия правомерных решений и совершения действий управомоченным субъектом в рамках его компетенции для выполнения поставленных задач [25, с. 72]. О.А. Папкова определила усмотрение как урегулированный правовыми нормами, осуществляемый в процессуальной форме специфический вид правоприменительной деятельности, сущность которого заключается в предоставлении в соответствующих случаях полномочия самостоятельно разрешать спорный правовой вопрос на основе норм права, исходя из целей, преследуемых законодателем, принципов права и других общих положений закона, конкретных обстоятельств дела, а также начал разумности, добросовестности, справедливости и основ морали [26, с. 107].
Как нам представляется, стремление нивелировать правоприменительное усмотрение и устранить дискреционные полномочия соответствующих органов и должностных лиц может привести к тому, что, образно выражаясь, вместе с водой мы выплеснем и ребенка. Ю.А. Тихомиров назвал административное усмотрение «одушевляющим импульсом» многих юридических действий и решений [25, с. 62]. Поэтому речь должна идти не о радикальной элиминации правоприменительной дискреции, а о разработке и нормативном закреплении критериев надлежащего осуществления таких полномочий.

Читайте так же:  Письменная экспертиза

Словарь юридических терминов: Дискреционные полномочия суда

Дискреционные полномочия суда — властные полномочия судебных органов, позволяющие им действовать в гражданском и арбитражном процессе по собственному усмотрению в рамках закона.

Дискреционные полномочия в гражданском судопроизводстве имеют как положительное, так и отрицательное правовое значение, поскольку, с одной стороны они позволяют суду в затруднительных процессуальных ситуациях действовать гибко, способствуя движению гражданского дела, с другой — неконтролируемые властные шаги суда могут явно или скрыто ущемлять права иных участников судопроизводства.

ЗАКАЗАТЬ АВТОРСКУЮ РАБОТУ ПО ЮРИСПРУДЕНЦИИ

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

ДИСКРЕЦИОННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ

В теории налогообложения о дискреционных полномочиях должностных лиц налоговых властей может идти речь в тех случаях, когда при принятии решений о предоставлении отсрочек (рассрочек), налоговых кредитов, иных льгот либо о применении санкций и штрафов должностное лицо вправе принимать различные решения в одинаковых или схожих ситуациях. Наличие дискреционных полномочий у должностных лиц государственных органов может приводить к налоговому произволу властей.

В международном налоговом планировании наличие или отсутствие реальных дискреционных полномочий у доверительного управляющего по договору траста может служить основанием для признания конкретного траста дискреционным трастом или управляемым трастом.

дискреционные полномочия

Большой англо-русский и русско-английский словарь . 2001 .

Смотреть что такое «дискреционные полномочия» в других словарях:

Дискреционные полномочия — 7. Дискреционные полномочия совокупность прав и обязанностей органа государственной власти, должностных лиц, предоставляющие возможность органу государственной власти или должностному лицу по своему усмотрению определить вид и содержание… … Официальная терминология

ДИСКРЕЦИОННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ — (от франц. Discretionnaire зависящий от личного усмотрения) термин, используемый в теории налогообложения и трастовом законодательстве ряда стран, означающий полномочия, предоставляемые какому либо лицу, действовать по собственному усмотрению. В… … Энциклопедия российского и международного налогообложения

Читайте так же:  Налог для спонсоров

Дискреционные полномочия суда — властные полномочия судебных органов, позволяющие им действовать в гражданском и арбитражном процессе по собственному усмотрению в рамках закона. Дискреционные полномочия в гражданском судопроизводстве имеют как положительное, так и отрицательное … Большой юридический словарь

Администрация США — (Administration of USA) Определение администрации США, высшие руководители США Определение администрации США, высшие руководители США, административные учреждения Содержание Содержание Определение Административное право Служба высших… … Энциклопедия инвестора

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии — государство в Западной Европе, конституционная монархия. Расположено на Британских о вах и отделено от материковой Европы Северным морем, проливами Па де Кале и Ла Манш. Обособленное положение повлияло на историческое развитие страны. В ее состав … Географическая энциклопедия

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. ОБЩЕСТВО — Соединенное Королевство многонациональное государство. Создавалось оно постепенно: в 1543 Англия присоединила Уэльс, в 1707 Шотландию, а в 1800 Ирландию. После почти столетия бурных дебатов большая часть Ирландии в 1921 отделилась от… … Энциклопедия Кольера

Административная юрисдикция — установленная правовыми нормами деятельность органов государственного управления и их должностных лиц по разрешению индивидуальных административных дел и применению соответствующих юридических санкций в административном порядке.… … Большая советская энциклопедия

дискреционная власть — (от франц. discrétionnaire зависящий от личного усмотрения), особые полномочия, предоставленные главе государства, правительства или иному высшему должностному лицу, дающие ему право действовать по собственному усмотрению, в частности в… … Энциклопедический словарь

Сингапур — Республика Сингапур Государственное устройство Правовая система Общая характеристика Гражданское и смежные с ним отрасли права Уголовное право и процесс Судебная система. Органы контроля Литература Островное государство в Юго Восточной Азии.… … Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник

Система урегулирования споров по морскому праву — – предусматривается Конвенцией ООН по морскому праву (ст. 279 299, ч. XV; ст. 186 196, разд. 5 ч. XI и приложения V, VI, VII, VIII). Является частью общей системы регулирования споров, созданной на основе Устава ООН. Ее основой служит обязанность … Правовой глоссарий по комплексному управлению прибрежными зонами

Дискреционная власть — (от франц. discrétionnaire зависящий от личного усмотрения) предоставленное законом главе государства, правительства или иному высшему должностному лицу право действовать по собственному усмотрению в определённых условиях (например, при… … Большая советская энциклопедия

Дискреционные полномочия

Кроме системы контроля, ОИВ в своей повседневной деятельности зависят от широты дискреционных полномочий. Ключевыми вопросами широты дискреционных полномочий ОИВ являются: во-первых, «кто определяет дискреционные полномочия?»; во-вторых, «какова расстановка политических сил?»

Так, М. МакКыоббинс, Р. Нолл и Б. Вайнгаст [1] показали, что широта дискреционных полномочий ОИВ определяется парламентом не только в виде прямых ограничений, но и за счет определения структуры и процедуры принятия решений в ОИВ. Логика сужения дискреционных полномочий бюрократов такова: чем жестче административные процедуры (см. разд. 4), тем больше вероятность, что результаты деятельности ОИВ будут соответствовать предпочтениям парламента. Однако этот механизм работает только в случае наличия качественных институтов, гарантирующие неизбирательное правоприменение. В противном случае, любые, даже детально прописанные административные регламенты выполняться не будут.

В работах Д. Эпштейн и С. О’Халлоран 1 показано, что решение о ширине дискреционных полномочий — это политический компромисс ОЗВ, его комитетов (комиссий), главы исполнительной власти (президента) и самих О И В. Первым шагом в определении приемлемого уровня дискреционных полномочий бюрократии является стратегическое решение парламентариев о том, чьей информации доверять: поступающей от потенциально необъективных парламентских комитетов [2] [3] или от потенциально необъективных ОИВ? Вторым шагом является непосредственное определение широты полномочий ОИВ. Ответ на оба вопроса зависит от совпадения интересов акторов. Если интересы парламента совпадают с интересами президента и ОИВ, то ОИВ получит широкие дискреционные полномочия. И наоборот. Аналогичное правило действует в отношении «разделенных правительств»: чем больше отличаются друг от друга интересы участников внутри коалиционного правительства, тем больше ограничений дискреционных полномочий будет принято в отношении ОИВ [4] .