Основания возникновения права на реабилитацию

В соответствии со ст.53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В уголовном судопроизводстве право граждан на реабилитацию и порядок его реализации закреплены в нормах главы 18 УПК РФ.

Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Согласно ч.1 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

В соответствии с ч.2 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию имеют:

— подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пп.1, 2, 5, 6 ч.1 ст.24, пп.1, 4, 5 ч.1 ст.27 УПК РФ (отсутствие события, состава преступления, непричастность к совершению преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; наличие вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению или определения (постановления) суда о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела и т.д.);

— подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор либо уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

— осужденный в случае полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп.1, 2 ч.1 ст.27 УПК РФ;

— лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры;

— лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ, имеют лица, привлекаемые к уголовной ответственности по делам частного, публичного и частно-публичного обвинения.

Положения главы 18 УПК РФ не распространяются на лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено ввиду издания акта об амнистии; истечения сроков давности; недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях не свидетельствует о незаконности или необоснованности уголовного преследования.

Не относятся к лицам, имеющим право на реабилитацию, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его, а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении его оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

Право на реабилитацию признается за лицом дознавателем, следователем, прокурором, судом, признавшими незаконным или необоснованным его уголовное преследование по основаниям, перечисленным в ч.2 ст.133 УПК РФ, о чем в соответствии с требованиями ст.134 УПК РФ они должны указать в резолютивной части приговора, определения, постановления.

После вступления в законную силу решений, на основании которых за лицом признано право на реабилитацию, данному лицу направляется извещение с разъяснением установленного статьями 133, 135, 136, 138, 139 УПК РФ порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Возмещение имущественного вреда при реабилитации включает в себя возмещение: заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования; конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда имущества; штрафов и процессуальных издержек, взысканных с реабилитированного лица во исполнение приговора суда; сумм, выплаченных за оказание юридической помощи; иных расходов, понесенных реабилитированным вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования.

Возмещение морального вреда, помимо компенсации морального вреда в денежном выражении, предусматривает принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред; а также по требованию реабилитированного размещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования были распространены в средствах массовой информации; направление письменных сообщений о решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или по месту жительства.

В соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении имущественного и морального вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке; о компенсации морального вреда в денежном выражении – в порядке гражданского судопроизводства.

Указанные требования рассматриваются судом, принявшим решение об освобождении лица от уголовной ответственности по реабилитирующему основанию; либо судом по месту жительства реабилитированного, либо судом по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

Реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда. Пропущенный срок исковой давности в соответствии со ст.205 ГК РФ может быть восстановлен.

Основания возникновения права на возмещение морального вреда

На практике граждане, подавая иск о компенсации морального вреда, не проводят разграничения имущественного и неимущественного вреда, включая требование о компенсации в свои иски. Между тем, действующее законодательство четко ограничивает основания компенсации морального вреда.

Из положений ст.ст.151, 1099 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Компенсация имущественных прав предусмотрена, как мы уже подчеркнули в первой главе работы, Законом о защите прав потребителей; Законом об основах туристской деятельности.

Отсутствие правовых основ в виде норм отраслевого закона фактически исключает возможность взыскания компенсации морального вреда. Приведем пример из практики:

«Индивидуальный предприниматель Шелудько Сергей Семенович, г.Вольск Саратовской области, обратился в Арбитражный суд Саратовской области с иском к межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № 3 по Саратовской области, г.Вольск Саратовской области, о взыскании морального вреда в сумме 30000 рублей ввиду непредставления налоговых льгот в 2001 году в связи с учебой его сына в институте и справок для отдела субсидий на коммунально-жилищные услуги.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 21.08.2002 г. в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции того же суда от 28.10.2002 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить состоявшиеся судебные акты, мотивируя это неправильным применением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что правовых оснований для ее удовлетворения не имеется.

В соответствии со ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, то есть, размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Однако в соответствии со ст.2 гражданские правоотношения в случаях, прямо не предусмотренных в законодательстве о налогах и сборах, не распространяются на налоговые правоотношения, а законодательством о налогах и сборах Российской Федерации не предусмотрено право налогоплательщика на возмещение морального вреда.

Налогоплательщики согласно положению подп.14 п.1 ст.21 Налогового кодекса Российской Федерации имеют право требовать в установленном порядке возмещения в полном объеме убытков, причиненных незаконными решениями либо действиями (бездействиями) налоговых органов и их должностных лиц, а налоговые органы в соответствии со ст.35 Налогового кодекса Российской Федерации несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействий, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников налоговых органов при исполнении ими служебных обязанностей.

При таких обстоятельствах коллегия состоявшиеся судебные акты находит законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 274, 286, 287 п.1, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции постановил:

Решение от 21.08.2002 г. и постановление апелляционной инстанции от 28.10.2002 г. Арбитражного суда Саратовской области по делу № А57-6261/02-3 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия» [1] .

Моральный вред, по общему правилу ст.151 ГК РФ компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Общий состав основания ответственности за причинение морального вреда включает в себя: претерпевание морального вреда; неправомерное действие (бездействие) причинителя вреда, умаляющее принадлежащие ему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления; причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом; вина причинителя вреда.

Рассмотрим элементы состава ответственности за причинение морального вреда подробнее.

Претерпевание морального вреда – переживание нравственных и физических страданий, наличие негативные изменения в психической сфере человека.

Характер физических страданий … выражается в виде физических болей в организме в области сердца, головной боли, головокружения, обморока, невроза, обострения хронических заболеваний и т.п., а характер нравственных страданий выражается в нарушении психического благополучия в виде страха, горя, беспокойства . проявлении негативных эмоций в виде интенсивного слезотечения, навязчивых состояний и т.п. Нравственные страдания проявляются в непроизвольном и непреодолимом возникновении мыслей, представлений, сомнений, страхов, влечений, двигательных актов (навязчивых состояний). Появление навязчивостей субъективно неприятно, происходит при сохраняющемся (в отличие от бреда) понимании болезненности этих нарушений и критическом к ним отношении. Навязчивые страхи (фобии) разнообразны по содержанию. Чаще всего наблюдаются боязнь открытых пространств и закрытых помещений (агорафобия, клаустрофобия), страх транспорта, страх возможности выполнения каких-либо привычных функций. Наряду с этим нередко отмечаются страх публичных выступлений, боязнь покраснеть (эрейтофобия), проявить неловкость или замешательство в обществе [2] .

Читайте так же:  Трудовой кодекс 2018 прекращение трудового договора

При этом одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

На наш взгляд, следует согласиться с исследователями, которые предлагают применять принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием. Это позволит предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть [3] .

В настоящее время судебная практика идет именно по такому пути, хотя применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает напрямую из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п.1 ст.56 ГПК РФ, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.56 ГПК РФ должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное. Однако, как мы уже подчеркнули, суды фактически констатируют презумпции морального вреда. Приведем показательный пример из практики:

«Р. и А-вы обратились в суд к правительству Москвы и департаменту финансов г.Москвы с иском о компенсации морального вреда, причиненного им незаконным отказом комиссий по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г.Москве в регистрации по месту жительства в г.Москве (что подтверждено вступившим в законную силу решением Тверского районного суда г.Москвы от 4 марта 1999 г.).

Решением Тверского районного суда г.Москвы от 14 сентября 1999 г., оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, в иске отказано.

Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 28 ноября 2000 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила и судебные постановления отменила, указав следующее.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что истцы не представили доказательств причинения им морального вреда упомянутыми действиями комиссии по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г.Москве.

С таким выводом согласиться нельзя.

В силу ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

К нематериальным благам относится, в частности, право свободного передвижения и выбора места пребывания и жительства (ч. 1 ст.150 ГК РФ).

Вступившим в законную силу решением суда установлено совершение в отношении Р. и А-вых неправомерных действий, нарушающих их право свободного передвижения и выбора места жительства (нематериальные блага), выразившихся в незаконном отказе в регистрации их по месту жительства в г.Москве.

В таком случае причинение морального вреда предполагается и подлежит доказыванию размер компенсации этого вреда, так как в соответствии с ч.2 ст.151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Следовательно, довод надзорной инстанции о том, что компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя, а в ходе судебного разбирательства не было установлено ограничения каких-либо прав истцов в связи с отсутствием регистрации в г.Москве, в частности, ограничения трудовых прав, а также прав на получение медицинской помощи и жилой площади, необоснован.

Таким образом, неправильное применение судом материального закона повлекло вынесение по делу незаконного решения.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Тверского районного суда г.Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и постановление президиума Московского городского суда отменила, а дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции» [4] .

Таким образом, в случае нарушения нематериальных благ незаконными действиями государственных органов причинение морального вреда предполагается и доказыванию подлежит лишь размер денежной компенсации.

Противоправность действий (бездействия) причинителя вреда — противоречие их нормам объективного права. Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Причинная связь между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, влекущей причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК РФ закрепляет, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— в иных случаях, предусмотренных законом.

Рассмотрим подробнее каждое из оснований.

Вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Правила ст. 1079 ГК РФ должны применяться именно с учетом данного положения. При этом необходимо учитывать, что если вред жизни и здоровью гражданам — владельцам источников повышенной опасности причинен в результате взаимодействия этих источников, то моральный вред компенсируется в зависимости от вины каждого из них по правилам ст.1064 ГК РФ. При наличии вины обоих владельцев размер компенсации морального вреда определяется соразмерно вине каждого и исходя из степени понесенных физических и нравственных страданий. Если виновен владелец, здоровье которого пострадало, то моральный вред ему не компенсируется. При отсутствии вины обоих владельцев и взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на компенсацию морального вреда [5] .

Вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена лишь при наличии их вины и возмещается по основаниям, предусмотренным п.2 ст.1070 ГК. Так, например, Моральный вред, причиненный такими, например, действиями, как незаконное задержание подозреваемого в совершении преступления, обыск, отстранение от должности, компенсируются при наличии вины органов предварительного расследования, прокуратуры и суда возмещается по правилам, установленным п.2 ст.1070 ГК РФ.

Вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Пункт 5. ст.152 ГК РФ закрепляет, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Здесь необходимо учитывать, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. В том случае, когда оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками наряду с автором является и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Заметим, что ответственность за сведения, опубликованные в газете по указанию и от имени ее учредителя, несет сам учредитель.

Важно заметить, что при определенных законом условиях, распространение не соответствующих действительности и порочащих сведений не влечет ответственности. Так, в соответствии со ст.57 Закона о СМИ, редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

Читайте так же:  Страховая отказала в выплате осаго

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

Важно подчеркнуть, что перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно п.1 ст.1 Федерального закона «О рекламе» одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании ст.152 ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 февраля 2003 г. № А57-6261/02-3

[2] Фатеев К.В. О некоторых правовых проблемах оценки размера компенсации морального вреда, причиненного военнослужащим по уголовным и гражданским делам // Право в Вооруженных Силах. — №7. — 2003 г.

[3] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2004.

[4] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 ноября 2000 г. «В случае нарушения нематериальных благ незаконными действиями государственных органов причинение морального вреда предполагается и доказыванию подлежит лишь размер денежной компенсации» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003г. — №3.

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова – М.: Норма. – 1998г. – с. 376.

1.3. Основания возникновения права потерпевшего на компенсацию морального вреда

наличие вреда; 2)

противоправное действие причинителя вреда; 3)

причинно-следственная связь между противоправными действиями и причинением морального вреда; 4)

вина причинителя вреда (за исключением случаев, когда ответственность возникает без вины).

Совокупность приведенных условий образует юридический состав, который является основанием для компенсации морального вреда в российском уголовном процессе.

Следствием противоправного деяния является причинение потерпевшему вреда. В УПК РФ нет точного определения понятия вреда. Между тем в Толковом словаре русского языка под вредом подразумевается всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага; любые неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным (нематериальным). Вред — это ущерб, порча, потеря, убыток, урон .

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С. 102,

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевший может претерпевать следующие виды вреда: 1.

Имущественный — отрицательные последствия преступления, которые носят стоимостный характер и могут быть соразмерно оценены в денежном выражении. 2.

Физический — вред неимущественный; в то же время, отражаясь в негативных изменениях в организме человека, которые препятствуют нормальному биологическому функционированию, несомненно, он является материальным (в смысле «вещественным»). Причем физический вред или вред здоровью может, в свою очередь, привести к отрицательным последствиям в виде имущественного и морального вреда. Физический вред является материальным и вместе с тем неимущественным, так как изменения, происходящие в организме человека в материальной сфере, впоследствии могут видоизмениться и неблагоприятным образом отразиться на психике человека.

3. Моральный — это «физические или нравственные страдания» (ст. 151 ГК РФ).

Противоправное поведение может быть направлено как на нематериальные блага и личные неимущественные права, так и на имущественные права. Следствием противоправного поведения является вред, причиняемый потерпевшему. В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 разъяснено, что согласно ст. 151 ГК РФ денежная форма компенсации морального вреда сохранена лишь для случаев причинения морального вреда действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Тем самым исключено право потерпевшего на компенсацию морального вреда в случае совершения в отношении него преступления имущественного характера. Вместе с тем п. 9 этого Постановления указывает, что «суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно». Данное толкование на практике не отменено, потому допускается понимание, что потерпевший имеет право на компенсацию морального вреда в случае нарушения его имущественных прав.

В связи с этим в юридической литературе высказываются три различных подхода к решению вопроса о компенсации неимущественных последствий правонарушения . Первый заключается в полном отрицании возможности компенсировать неимущественный вред — «невозможно измерять достоинство человека в презренном металле» . Два других подхода предполагают компенсацию неимущественного вреда, но в разном объеме. Можно компенсировать моральный вред только в случаях, прямо предусмотренных законом, а можно — во всех случаях, если нравственные и физические страдания действительно претерпевались потерпевшим.

См.: Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Советская юстиция. 1993. N 8. С. 6.

См.: Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. 1927.

Подобные неоднозначные нормы законодательства РФ не могли не сказаться на практике его применения.

Так, решением Кинешемского городского суда Ивановской области с гражданина К. и гражданки Н. в пользу граждан Б.В. и Б.М. в солидарном порядке в возмещение материального ущерба вследствие кражи и уничтожения имущества в результате неосторожного обращения с огнем взыскано 298198 руб. Кроме того, с ответчиков в пользу истцов в счет компенсации морального вреда взыскано по 5 тыс. руб. с каждого. Президиум Ивановского областного суда данное решение в части взыскания 5 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда отменил, указав в обоснование принятого решения следующее. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. По смыслу указанной нормы закона компенсации подлежит моральный вред, когда он причинен неимущественным правам гражданина виновными действиями нарушителя. Из материалов дела следует, что граждане К. и Н. в результате хищения и уничтожения имущества в результате неосторожного обращения с огнем нарушили имущественные права граждан Б.В. и Б.М. Имущественный вред причинен в основном в результате неосторожного обращения ответчиков с огнем. За такие действия компенсация морального вреда не может быть взыскана. Доказательств причинения физического вреда здоровью в результате хищения и уничтожения имущества истцы в суд не представили.

См.: Архив Ивановского областного суда за 2002 г. // Уголовное дело N 44-г-3.

Перечень преступных посягательств на жизнь и здоровье человека (всего 20 составов) закреплен в гл. 16 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ), а также в других главах УК РФ, где смерть или причинение вреда здоровью человека рассматриваются в качестве элемента состава преступления, имеющего своим объектом иные общественные отношения (например, ст. 162 УК РФ — разбой, ст. 205 УК РФ — терроризм, ст. 264 УК РФ — нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Следует отметить, что любое из указанных преступных деяний причиняет вред нематериальным благам человека, охраняемым законом: жизни, здоровью, личной неприкосновенности. По некоторым составам преступления налицо бывает одновременное причинение всех трех видов вреда (например, ст. 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). По другим составам налицо лишь один или два из них. Имущественный вред причиняется тогда, когда повреждение здоровья связано с утратой трудоспособности и определенными денежными затратами. Совершение некоторых преступлений не предполагает причинение физического вреда (например, ст. 119 УК РФ — угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), но и в этом случае моральный вред потерпевшему причиняется, так как нарушается его нормальное душевное состояние. Таким образом, преступные посягательства против личности, как правило, влекут за собой причинение физического, морального и имущественного вреда. По нашему мнению, во всех случаях совершения преступлений против жизни и здоровья личности причиняется моральный вред. Как правильно отмечает Е.Н. Холопова, нельзя недооценивать роль психотравм . Кроме того, не всегда страдание имеет ярко выраженное внешнее проявление. А.М. Эрделевский считает, что «сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего» . Внешняя же форма их проявления в значительной мере зависит от особенностей жизни того или иного физического лица, потому и представить доказательства факта претерпевания лицом морального вреда не всегда удается.

См.: Холопова Е.Н. Указ. соч. С. 20.

Читайте так же:  Законы рф о переселенцев

Эрделевский А. Ответственность за причинение морального вреда // Российская юстиция. 1994. N 7. С. 35.

Однако последствием любого противоправного действия (бездействия) является вред. Насколько он осязаем материально, психологически или физиологически — это вопрос качественный и количественный. Какое внешнее проявление имело состояние потерпевшего в момент совершения в отношении него преступления, какие глубокие внутренние изменения в его психике происходили и какие последствия будут иметь место в дальнейшем — эти вопросы важны для определения стоимостной оценки нравственных и физических страданий потерпевшего. Потерпевший в результате преступления оказался в стрессовом состоянии и так или иначе претерпевал негативные для него изменения.

§ 2. Основания возникновения права на компенсацию

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

1) страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

2) неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

3) причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

4) вины причинителя вреда.

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего. Так, слезы — одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды, но это может явиться только косвенным доказательством причинения морального вреда. На наш взгляд, следует применять принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием и предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений и будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда, доказав это обстоятельство.

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п.1 ст.56 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.56 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное (26). Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст.55 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства — прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации (27). Таким образом, суд имеет возможность применять принцип презумпции морального вреда в процессе осуществления предоставленных ему законом полномочий в отношении оценки доказательств.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, «посягали» на него. Такой вывод следует из ст.151 ГК, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение порочащих сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений.

Следующим условием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т.е. противоречие их нормам объективного права. Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск. Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч.2 ст.24 Конституции РФ. Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Так, право на адвокатскую тайну установлено ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (28), запрещающей адвокату разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи; банки в соответствии со ст.25 Закона о банках и банковской деятельности должны сохранять тайну в отношении счетов и вкладов клиентов (29); в соответствии со ст.14 Закона РФ о трансплантации органов и тканей врачам и иным сотрудникам учреждения здравоохранения запрещается разглашать информацию о доноре и реципиенте (30), согласно ст.30, 35, 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (31) не подлежат разглашению информация о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иные сведения, полученные при лечении и обследовании пациента, сведения о произведенном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора; ст.16 Основ законодательства РФ о нотариате (32) обязывает нотариуса хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется прежде всего установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии» (33).

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме как умысла, так и неосторожности. Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п.3 ст.1079 ГК). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности и др.).