Спор громова и рагина

спросил его, как бы выдать Моисейке сапоги, чтобы он не ходил босой. Никита обещал передать эту просьбу смотрителю. Дверь в палату была открыта. Оттуда послышался возмущенный крик Громова, который кричал, что наконец-то доктор удостоил их своим присутствием. Громов кричал, что его надо убить, как гадину, вора и палача. Рагин был озадачен таким приемом и стал уверять, что он ничего не крал. Громов стал возмущаться, что его держат в таком ужасном месте. “Но ведь вы больны”, — возразил Рагин. Громов же сказал, что тысячи сумасшедших на воле, почему же он отдувается за всех. Над ним командуют люди в нравственном отношении неизмеримо ниже его.
Громов просит Рагина, чтобы доктор отпустил его. Рагин говорит, что не может этого сделать, т.к. его тут же задержат и вернут назад. Голос и вид молодого человека понравились Рагину. Он решил утешить больного. Они начинают спорить об истине, целесообразности существования сумасшедших домов и тюрем. Затем разговор перешел к разуму человека.
Рагин утверждает, что мыслящий человек может быть везде счастлив, т.к. самодостаточен.
Громов же говорит, что ему хочется жить полной жизнью, наслаждаться свободой.
Громов интересовался городскими новостями, новыми людьми, потом резко лег, отвернулся от доктора.
Рагин попросил убрать в палате.
Вспоминая Громова, доктор подумал: “Какой приятный молодой человек! Он первый, с которым можно поговорить. Он умеет рассуждать и интересуется именно тем, чем нужно.”
Утром он вспомнил, что вчера познакомился с умным и интересным человеком и решил сходить к нему еще раз при первой же возможности.

10
Громов лежал в той же позе, в какой оставил его вчера доктор Рагин. Доктор радушно поздоровался, назвав его “другом”. Громов ответил, что он доктору не друг и не хочет с ним говорить. Он думает, что доктор пришел шпионить за человеком, запертым в больнице, как в тюрьме. Громов начал расспрашивать доктора о погоде. Он говорит, что на природе хорошо, а здесь, в палате, гадко. Доктор Рагин возражает, что “между теплым и уютным кабинетом и этой палатой нет никакой разницы, т.к. покой и довольство человека не вне его, а в нем самом”. Громов говорит, что “эта теория хороша в Греции, где тепло и пахнет померанцем, а здесь она не по климату”. Рагин отвечает, что холод и боль можно перетерпеть, усилием воли заставить себя не думать о ней. Он говорит, что мудрец или попросту мыслящий человек презирает страдания; он всегда доволен и ничему не удивляется. На что Громов возражает: “значит, я идиот, т.к. я страдаю, недоволен и удивляюсь человеческой подлости”. Рагин говорит, что осмысление жизни — вот истинное благо. Громов говорит, что создан из крови, плоти и нервов и на внешние раздражители реагирует: на боль — слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По его мнению, это и называется жизнью. А чтобы жить по теории доктора, т.е. ни на что не реагировать, надо дойти до этого состояния, и он показал на заплывшего жиром мужика, потерявшего всякую чувствительность, т.е. перестать жить. Громов говорит, что стоики проповедуют равнодушие к богатству, удобствам, презрение к страданиям и смерти, а большинству это непонятно, т.к. оно никогда не знало ни богатства, ни удобства; а презрение к страданиям значит презрение к самой жизни. Даже Иисус молился в Гефсиманском саду, чтобы его миновала чаша страдания.
Громов говорит Рагину, что тот не имеет права проповедовать эту теорию, т.к. он сам никогда не страдал по-настоящему. Он правильно охарактеризовал доктора, который сидя в тепле казенной квартиры, ничего не делая на благо общества, читал книги, да выпивал, а потом размышлял о “всякой чепухе”. Он подвел итог, что доктор жизни не знает, знаком с нею только теоретически, а презирает все, потому что “лежебока”. Он правильно понял характер доктора — равнодушный к людям. Рагин восхищен Громовым, он говорит, что тот его охарактеризовал “блестяще”. Общение с Громовым доставляет ему истинное удовольствие.
11
Доктор стал ходить во флигель каждый день, проводя в беседах с Громовым целые дни. Вначале Громов его дичился, а потом привык.
Вскоре в больнице все узнали, что доктор ежедневно ходит в палату № 6, но никто не мог понять, зачем он туда ходит.
Однажды доктор Хоботов искал Рагина и нашел его в палате № 6, когда он вел глубокомысленные споры с Громовым. Как раз доктор говорил, что они с Громовым мыслящие люди, способные рассуждать. “Если бы
Страницы: 1 2 3 4 5 6

Содержание философского спора героев «Палаты № 6»

Чехов принадлежит к художникам, которые не любят вводить в текст авторских рассуждений. Идею, которую они хотят довести до читателя, такие художники не формулируют. Но этой идеей проникнуто в произведении все: и характеры, и события (цепь этих событий составляет фабулу произведения), и композиционное распределение материала, и система поэтических средств, и даже самый тон повествования. Таких писателей принято называть объективными. Если художник объективен по способу изображения действительности, это не значит, что он равнодушен к существу воспроизводимых им жизненных явлений. В великом произведении литературы события частной жизни героя всегда помогают нам понять его внутренний мир, и чем он богаче, тем он более связан с животрепещущими вопросами действительности.

Внутренняя жизнь чеховского героя полна духовных исканий, взлетов, падений, раздумий о ценности человека. Поэтому события, которые происходят с людьми в художественном мире зрелого Чехова, всегда воспринимаются нами как история человеческой души, развивающейся в тесной зависимости от духовной жизни всего общества.

Нелюбовью к прямым авторским пояснениям Чехов ближе к Пушкину и Гончарову, чем к Толстому и Достоевскому. Но тем, как пристально он в своих сюжетах следил за мировоззрением героев и связывал это мировоззрение с их жизненной судьбой, Чехов был продолжателем великого дела всей русской литературы. Яркий пример тому, как изменения во взглядах человека связаны с поворотами в его судьбе, можно видеть в «Палате № 6». И в этой повести частные, больничные события обнаруживают в конце концов важную идею, на этот раз имеющую не только этическое, как в «Попрыгунье», значение, но и политическое и. философское. В палате для душевнобольных происходит интереснейший спор о том, способен ли человек совсем отречься от личных ощущений во имя философии, которую он считает истинной. Спор ведут больной Громов и лечащий его врач Рагин.

Доктор Рагин убежден, что можно презирать свои страдания, если «уразуметь», целесообразность жизни. Он ссылается на авторитет римского философа-стоика II века Марка Аврелия, который утверждал, что боль есть лишь «живое представление о боли» и поэтому от нее легко избавиться усилием воли. Из этой философии Рагин делает практический вывод: не надо бороться против зла, в чем бы оно ни проявлялось. В связи с этим Громов, попавший в больницу по поводу мании преследования, иронически замечает: «Удобная философия: и делать нечего, и совесть чиста, и мудрецом себя чувствуешь. » Затем Громов произносит фразу, которая звучит пророчески по отношению к Рагину: «Страдания презираете, а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!» Когда над Рагиным совершается беззаконие и он остается без работы, без жилья, без денег, да еще попадает за решетку палаты № 6, тогда он действительно кричит, требуя свободы и справедливости. Только избитый сторожем Никитой, он задумывается о тех, кто годами, изо дня в день, испытывал такую же боль по его вине, потому что он не хотел, ссылаясь на философию Марка Аврелия, бороться против беспорядка в больнице. Но Рагин не успевает пожить и одного дня с этим новым для него пониманием жизни.

Отвергнув созерцательную философию, которая оправдывала его многолетнее ничегонеделание, он не успевает перейти к активному действию. И погибает от того самого беззакония, на которое не хотел раньше обращать внимания.

Содержание философского спора героев «Палаты № 6», таким образом, тесно связано с событиями, описанными в повести. В споре проигрывает не больной, а доктор, образованнейший человек. Но иной проигрыш стоит победы. То, к чему Рагин приходит перед смертью, — это активный протест против произвола и зла. Оправданию протеста, пусть обреченного на поражение, и послужила фабула повести.

Этой видимой, даже подчеркнутой связью между, философскими взглядами героев, отразившимися на.их судьбе, и итоговой авторской идеей «Палата № 6» близка романам Достоевского и Толстого. Вспомним, как исковеркана была жизнь бедного студента Раскольникова, фанатически уверовавшего в теорию сильного человека наполеоновского толка. Увлекшись модными философскими течениями, он совершил убийство, которое в конце концов поставило его вне общества. Собственно, все события его жизни представляют собой жестокий эксперимент, подчиненный философской гипотезе.

В чеховской «Палате № 6» авторское отношение к тому, что случилось с действующими лицами драмы, развернувшейся в стенах больницы, тоже формулируется довольно откровенно. В повести звучат необычные для зрелого Чехова субъективные нотки. Это голос самого автора, прерывающий в нескольких местах нейтральное повествование.

Описывая больничный флигель, в котором помещалась палата № 6, повествователь отмечает его «унылый, окаянный вид», и мы понимаем, что это — личное впечатление автора, которое он не собирается скрывать. О стороже Никите говорится, что он принадлежит к числу «простодушных, положительных, исполнительных и тупых людей», — какая меткая характеристика, сколько авторской иронии в сочетании противоречивых эпитетов! Наконец, автор пишет прямо от себя, что ему «нравится» лицо больного Громова, нравится он сам, «вежливый, услужливый, деликатный».

Авторским отношением проникнут также центральный художественный образ, обозначенный в заглавии. Психиатрическая палата, охраняемая кулаками добросовестно, исполняющего свои обязанности сторожа, — этот образ сам на себе несет печать авторского осуждения. В сознании Рагина, попавшего за больничную решетку, при виде тюрьмы напротив больницы, освещенной багровой луной, вспыхивает страшное значение этого соседства: «Вот она действительность!» Больной Громов так прямо и говорит о больнице: «тут в тюрьме. » Психиатрическая палата и

тюрьма образуют в повести двуединый символ царской России. У. чуткого читателя того времени возникало острое чувство, что трагедия Рагина, так жестоко расплатившегося за свою любовь к разговорам на философские темы, может произойти с каждым. Замечателен отзыв И. Е. Репина о «Палате № 6». В письме к Чехову он выразил радость по поводу того, что еще не попал в положение несчастного Рагина, и с неподдельной искренностью писал: «Да мимо идет чаша сия». Еще острее была реакция молодого В. И. Ленина, жившего в начале 1890-х годов в Самаре и тосковавшего там о широкой революционной деятельности в большом городе. Своим впечатлением он тогда поделился с сестрой: «Когда я дочитал вчера вечером этот-рассказ, мне стало прямо-таки жутко, я не мог оставаться в своей комнате, я встал и вышел. У меня было такое ощущение, точно и я заперт в палате № 6». «Эти слова Володи, — вспоминает А. И. Ульянова-Елизарова,- приоткрыли мне завесу над его душевным состоянием: для него Самара стала уже такой «Палатой № 6», он рвался из нее почти так же, как несчастный больной Чехова. И он твердо решил, что уедет из нее следующей же осенью».

Таким — образом, читатель Чехова, желающий постигнуть идейно-философский смысл его произведений, должен учитывать, что свое понимание жизни и сущности человека писатель выражает по-разному. В одном случае, когда, как в «Палате № 6», взгляды героев непосредственно связаны с ходом событий (собственно говоря, столкновение идей здесь приравнивается к событию), читателю необходимо проследить, как развиваются эти взгляды, вникнуть в содержание полемики между героями, и только тогда он сможет постигнуть глубокий смысл, вложенный автором в рассказ или повесть. Тесно связывая философские взгляды героя с событиями его личной жизни, Чехов умел по-настоящему волновать своих читателей.

Читайте так же:  Первая нижневартовская городская коллегия адвокатов

Проблематика повести А.П.Чехова «Палата №6»

Повесть А.П.Чехова «Палата №6» затрагивает острые общественные и философские проблемы. В этом произведении автор пытается решить вопрос о насилии над человеческой личностью, праве и бесправии, смирении и борьбе за справедливость.

В этом рассказе изображен маленький захолустный городок. Но подробно автор останавливается на местной больнице, точнее, на одной палате — №6. В ней, как в фокусе, отразилась вся русская жизнь. Это мрачное помещение сравнивается с тюрьмой. Душевно больные фактически обречены на медленную смерть. Условия существования для них просто невыносимы. Судьба этих пациентов никого не волнует. В городе больница значится только формально, потому что она должна быть по предписанию. Чехов проводит прямое сравнение ее с тюрьмой. У больных свои арестантские одежды, решетки на окнах, жестокий сторож Никита.

Среди хмурых обитателей палаты №6 автор уделяет особое внимание Ивану Дмитриевичу Громову. Он болен манией преследования. Повествователь дает нам его предысторию. Эта болезнь вызвана невыносимыми условиями жизни, постоянным насилием одних и полным бесправием других. Нужда не дала герою возможности окончить университет. Громов был вынужден вернуться в родной город. Но здесь он начал страдать от нищеты духовной: «О чем, бывало, ни заговоришь с ним, он все сводит к одному: в городе душно и скучно жить, у общества нет высших интересов, оно ведет тусклую и бессмысленную жизнь, разнообразя ее насилием, грубым развратом и лицемерием; подлецы сыты и одеты, а честные люди питаются крохами».

Мысль о насилии все больше овладевает сознанием впечатлительного героя. А жизнь на каждом шагу дает ему новую пищу для худших опасений. Он видит вооруженных конвойных, которые ведут закованных в цепи арестантов. Перед Громовым постоянно мелькают полицейские надзиратели, исправники, городовые. При этом герой трагически чувствует полную беззащитность: «А судебная ошибка при теперешнем судопроизводстве очень возможна, и ничего в ней нет мудреного».

Это и есть самое страшное. Человеку негде искать защиты, справедливости. Его жизнь ничего не стоит. В обществе насилие считается «разумной, целесообразной необходимостью».
Чехов очень точно описывает ход развития душевной болезни. Однажды в городе, на кладбище произошло убийство. Нервы Громова не выдержали. Он подумал, что его могут подозревать в убийстве. Громов вдруг побежал по улице, а вокруг кричали люди, лаяли собаки. Так он оказался в палате №6.

В больнице работает скромный доктор Рагин. Когда он прибыл в город осмотреть больницу, то сразу понял, что это «учреждение высшей степени безнравственное и вредное для здоровья жителей». По его мнению, «самое лучшее, что можно было сделать это – выпустить больных на волю, а больницу закрыть». Это были здравые мысли, но вслед за ними возникли другие, которые позволили молодому врачу оставить в больнице все, как было. Коллеги помогли Рагину увидеть в этом решении «истинную мудрость».

У доктора своя жизненная философия. Он считает, что все в мире – «суета сует». Он привык лишь созерцать. Если нет условий для положительных изменений, то незачем и бороться. Рагин утверждает, что на этом свете все незначительно и неинтересно, «кроме высших духовных проявлений человеческого ума». Жизнь – это досадная ловушка. Но это общее несчастье объединяет людей. Они чувствуют себя лучше, когда «сходятся вместе и проводят время в обмене гордых, свободных идей. В этом смысле ум есть наслаждение незаменимое».

Каждый день Рагин выписывает много газет, журналов. Он словно закрывается ими от реальной жизни. Философия Рагина заключена в смирении и терпении. Андрей Ефимович понимает, что жизнь неизбежно состоит из потерь, страданий, несправедливости, приводит человека к смерти. Какой смысл тогда с этим бороться? Философия Рагина подчинена главной задаче – оправдать, обосновать его жизненную ничтожную практику. Рисуя образ Рагина, А.П.Чехов думал не столько о тех философах, на имена которых ссылается Рагин, о другом вопросе. Если вдуматься в позицию этого героя, то можно прийти к выводу, что она порождена атмосферой насилия и деспотизма в обществе.

Один из исследователей творчества Чехова высказал интересную мысль. Для того чтобы на самом деле презирать страдания, ничему не удивляться, быть всем довольным (как утверждает о себе Рагин), надо довести себя до животного состояния. В таком состоянии находился один из самых мрачных обитателей палаты – заплывший жиром мужик.

Жизнь сталкивает доктора Рагина и пациента Громова. Происходит конфликт их жизненных позиций. Громов не любит высокопарных слов. Он защищает естественные человеческие порывы. Когда человеку плохо, он кричит, протестует, реагирует. Человеку не все равно, что происходит с ним. Рано или поздно любому терпению приходит конец. Никакая философия не может остановить естественные чувства, желания. Учения, проповедующие равнодушие к богатству, удобствам жизни, страданиям и смерти, непонятны «для громадного большинства, так как это большинство никогда не знало ни богатства, ни удобств жизни. А презирать страдания значило бы для него презирать самую жизнь».

Философия доктора Рагина для Громова – это философия «российского лежебока»: «Нас держат здесь за решеткой, гноят, истязуют, но это прекрасно и разумно, потому что между этой палатой и теплым, уютным кабинетом нет никакой разницы. Удобная философия: и делать нечего, и совесть чиста, и мудрецом себя чувствуешь».

Эти слова Громова заставили Рагина о многом задуматься. Его философия оказалась не жизнеспособна. После увольнения со службы Рагин отправился в путешествие вместе с развязным Михаилом Аверьянычем. Во время поездки доктор очень быстро стал утрачивать философский взгляд на мир. Его коллеге, хитрому Хоботову, удается упрятать Рагина в палату №6. А сам он занял место Андрея Ефимыча.

Только тогда Рагин почувствовал всю губительность своей философии. Никита жестко ударил своего бывшего начальника. Рагин закричал, стиснул подушку и впервые осознал, что такую же невыносимую боль должны были испытывать изо дня в день эти люди: «Как могло случиться, что в продолжение больше, чем двадцати лет он не знал и не хотел знать этого?». Так сама жизнь разрушает все философские иллюзии доктора, совершает трагическое возмездие.

Авторские симпатии принадлежат больному Громову за его ненависть к пассивности и насилию. Чехов подчеркивает его отзывчивость, порядочность, нравственную чистоту. В искренних словах Громова автору «слышится что-то чрезвычайно хорошее». Вся его несчастная судьба, облик внушали повествователю «хорошее, теплое, грустное чувство».

Название повести символично. Палата №6 – это образ патологии общества, его реальное, неприглядное лицо. Это мрак, на который закрывают глаза одни и в котором беспомощно страдают другие. Думаю, Чехов хотел подчеркнуть, что серьезные общественные проблемы касаются каждого человека. Если их не решать, не бороться с ними, то никто из нас не может ручаться за то, что рано или поздно ему не грозит попасть в палату №6.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

План-конспект урока (10 класс) по теме:
А.П. Чехов «Палата № 6». «Трагедия человека в бездуховном мире». (Проблема смысла жизни в повести).

На прошлом уроке мы нашли ответы на очень непростые вопросы о типичном чеховском герое, о пространственно-временной организации произведения. Мы приблизились к пониманию авторского замысла. Однако перед нами стоит ещё более сложная задача – войти в пространство мыслей и переживаний чеховских героев, понять причины их заблуждений, разделить горечь разочарований, обид и горьких прозрений, чтобы разгадать смысл этого шифрованного послания в художественных образах, имя которому – чеховская повесть. Сегодня мы продолжим работу над повестью Чехова «Палата № 6».

Был ли Чехов равнодушен к вопросам веры? Скорее всего, ему эта тема была небезразлична, потому что он касается её во многих произведениях, например: «Дуэль», «Чёрный монах», «Скучная история», «Студент» и, конечно, «Палата № 6». Кроме того, проблема веры тесно связана с проблемой смысла жизни, а это ключевой вопрос творчества А.П.Чехова. То, о чём умолчал Чехов в приватных беседах, может быть понято из его произведений: писатель часто бывает откровеннее с читателем, нежели с близкими людьми. Правда, для этого читатель должен внимательно и вдумчиво отнестись к тексту произведения и постараться понять авторскую позицию, которая и приоткроет завесу тайны мировоззрения автора.

Предварительный просмотр:

Урок разработан Скворцовой

учителем высшей категории

МОУ СОШ № 5 г. Таганрога.

А.П. Чехов «Палата № 6». «Трагедия человека в бездуховном мире». (Проблема смысла жизни в повести).

В ходе освоения темы учащиеся должны:

  • проанализировать диалоги, которые ведут между собой главные герои; дать речевые характеристики этих героев; определить их мировоззренческие позиции;
  • определить круг философских проблем повести и выявить авторскую позицию по этим проблемам;
  • определить художественную идею произведения в контексте русской литературы XIX века.

I. Актуализация и целеполагание

У: Современник А.П.Чехова, литературный критик, считавший творчество Чехова вершиной русской литературы, Александр Алексеевич Измайлов, был близко знаком с писателем и даже считал себя его приятелем. В статье «Вера или неверие?» (Религия Чехова) он написал, что, несмотря на продолжительный период общения с Антоном Павловичем, ему так и не удалось ничего узнать о том, верил ли тот в Бога или нет, т.к. сам А.П. никогда не вступал в разговоры на эту тему. «Его глубокой натуре, — подчёркивает Измайлов, — была свойственна целомудренность чувства веры и чувства любви».

У: Можем ли мы, принимая во внимание этот факт, считать, что Чехов был равнодушен к вопросам веры?

— скорее всего, Чехову эта тема была небезразлична, потому что он касается её во многих произведениях, например: «Дуэль», «Чёрный монах», «Скучная история», «Студент» и, конечно, «Палата № 6». Кроме того, проблема веры тесно связана с проблемой смысла жизни, а это ключевой вопрос творчества А.П.Чехова.

У: то, о чём умолчал Чехов в приватных беседах, может быть понято из его произведений: писатель часто бывает откровеннее с читателем, нежели с близкими людьми. Правда, для этого читатель должен внимательно и вдумчиво отнестись к тексту произведения и постараться понять авторскую позицию, которая и приоткроет завесу тайны мировоззрения автора.

Сегодня мы продолжим работу над повестью Чехова «Палата № 6». Запишем тему урока и попытаемся её осмыслить: вопрос о смысле жизни – ключевой для каждого человека; в способности задавать себе этот вопрос – главное отличие человека от животного, и, конечно, это главный вопрос русской классической литературы.

У: Вспомните, кто из героев задавался этим вопросом, или страдал от бессмысленности жизни, или настойчиво искал в ней смысла?

— этот вопрос задавали себе в разное время и при разных обстоятельствах Печорин, Базаров, Обломов, Болконский, Пьер Безухов и многие другие герои.

У: Вопрос о смысле жизни называют проблемным, почему?

— на этот вопрос нет однозначного ответа, с которым бы согласились все, о смысле жизни спорили во все времена, спор продолжается и теперь; на этот вопрос каждый должен ответить себе лично, исходя из своих убеждений, из своего опыта.

У: Открою вам секрет: самая главная цель, которую я поставила себе при подготовке урока, заключалась в том, чтобы помочь вам эти самые убеждения и этот опыт приобрести. Приобрести в ходе работы над повестью «Палата № 6». Кроме самой главной, есть и учебные цели, которые будут одновременно планом нашей работы. В конце урока вам предстоит выполнить небольшую письменную работу, тема которой будет непосредственно связана с предметом наших поисков и анализа.

II. Проверка домашнего задания

Проверка домашнего задания готовит учеников к освоению нового материала и способствует повторению и обобщению изученного на прошлом уроке.

Читайте так же:  Судебная практика новый город

1. Сообщение учеников «Речевая характеристика главных героев повести». Остальные учащиеся слушают, анализируют, дополняют информацию.

-Речевая характеристика складывается из самой речи героя и из описания её особенностей. Чеховские герои в диалоге проявляют себя по-разному: Громов горячится, высказывает свои мысли очень эмоционально, о чём говорят авторские ремарки: «рассердился», «затрясся от гнева», «взвизгнул», «в исступлении топнул ногой», «в волнении прошёлся по палате» и тому подобное. Рагин, напротив, говорит очень сдержанно, что подтверждается ремарками: «мягко», «кротко улыбаясь», «спокойно», «с удовольствием»; он никак не реагирует на грубость и враждебность Громова, словно не замечает её или не обижается. Громов, в общем-то, ведёт себя как психически нездоровый человек: легко переходит от восторженности (когда говорит патетические речи о «заре новой жизни») к раздражительности и угрюмости. Рагин, как психически уравновешенный человек, прекрасно владеет собой, разумеется, до тех пор, пока сам не становится пациентом палаты № 6. На первый взгляд, Рагин кажется более симпатичным человеком, но это обманчивое впечатление: здесь всё сложнее, как и бывает в жизни. Безусловно, по манере говорить сам Чехов больше похож на Рагина, так свидетельствуют те, кто его знал: Чехов не любил ни высокой патетики, ни грубости. Но если не принимать последнее во внимание, то речи Громова, на мой взгляд, ближе чеховскому мировоззрению: в словах Громова нет равнодушия к жизни и людям.

— Содержание диалогов двух героев – проблемы социальные и философские. Они говорят о несправедливом устройстве общества и законах природы, о том, что такое истинная свобода и о том, есть ли бессмертие, о страдании и сострадании. Только Рагин – сторонник философии стоиков и идеи Толстого о «непротивлению злу насилием», а в горячих речах Громова слышатся призывы народнического движения. Ещё идеи Рагина созвучны очень популярному среди современной молодёжи учению буддизма. Мне и самому до прочтения чеховской повести они казались очень правильными и даже красивыми. Однако повесть помогла мне увидеть в них то, что вызывает протест.

Учащиеся рецензируют ответы по следующим критериям:

— связь рассуждений с текстом

Учитель дает оценку выполнения д/з., что дает возможность перейти к следующему этапу.

III. Освоение нового материала.

Освоение нового материала происходит в два этапа: на первом – в ходе работы в двойках, на втором – во фронтальной работе аналитического характера. Первый этап необходим для того, чтобы определить противоположные взгляды героев на важные проблемы, затронутые автором в повести. Второй этап является восхождением к постижению авторской идеи. Главная цель обоих этапов – определить:

Какова авторская позиция в споре доктора Рагина с Громовым?»

На 1-м этапе учащимся предстоит заполнить таблицу, опираясь на текст IX и X глав.

Позиции героев в спорах друг с другом. (Примерный вариант таблицы):

Позиция доктора Рагина

Не верит (В конце концов вас заколотят в гроб и бросят в яму.

Верит (Вы не верите, ну, а я верю).

Проповедует презрение к страданию, считает сострадание бессмысленным (Мудрец презирает страдание).

Считает позицию Рагина заблуждением. (Разве вы страдали когда-нибудь? Вы имеете понятие о страданиях? Страдания презираете, а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!)

Проповедь внутренней свободы (Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом).

Требование полной свободы, в том числе и внешней. (Ужасно хочу жить, ужасно!)

Примирение с несправедливостью (жизнью правит случай)

Протест против социальной несправедливости (На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением).

Заполнив таблицу, учащиеся делают сообщение о мировоззрении каждого героя, давая ему собственную оценку. На этом этапе определяются и мировоззренческие позиции самих старшеклассников. Учитель оценивает только предметные и метапредметные результаты, но не личностные.

На 2-м этапе учащимся предстоит определить авторскую позицию, то есть понять, как разрешается каждая из выявленных проблем. С этой целью учащимся предлагается выразительно прочитать вслух X главу, подчеркнув интонационно характер каждого героя.

Иван Дмитрич лежал в такой же позе, как вчера, обхватив голову руками и поджав ноги. Лица его не было видно.

— Здравствуйте, мой друг, — сказал Андрей Ефимыч. — Вы не спите?

— Во-первых, я вам не друг, — проговорил Иван Дмитрич в подушку, — а во-вторых, вы напрасно хлопочете: вы не добьетесь от меня ни одного слова.

— Странно. — пробормотал Андрей Ефимыч в смущении. — Вчера мы беседовали так мирно, но вдруг вы почему-то обиделись и сразу оборвали. Вероятно, я выразился как-нибудь неловко или, быть может, высказал мысль, несогласную с вашими убеждениями.

— Да, так я вам и поверю! — сказал Иван Дмитрич, приподнимаясь и глядя на доктора насмешливо и с тревогой; глаза у него были красны. — Можете идти шпионить и пытать в другое место, а тут вам нечего делать. Я еще вчера понял, зачем вы приходили.

— Странная фантазия! — усмехнулся доктор. — Значит, вы полагаете, что я шпион?

— Да, полагаю. Шпион или доктор, к которому положили меня на испытание, — это всё равно.

— Ах, какой вы, право, извините. чудак!

Доктор сел на табурет возле постели и укоризненно покачал головой.

— Но допустим, что вы правы, — сказал он. — Допустим, что я предательски ловлю вас на слове, чтобы выдать полиции. Вас арестуют и потом судят. Но разве в суде и в тюрьме вам будет хуже, чем здесь? А если сошлют на поселение и даже на каторгу, то разве это хуже, чем сидеть в этом флигеле? Полагаю, не хуже. Чего же бояться?

Видимо, эти слова подействовали на Ивана Дмитрича. Он покойно сел.

Был пятый час вечера, — время, когда обыкновенно Андрей Ефимыч ходит у себя по комнатам и Дарьюшка спрашивает его, не пора ли ему пиво пить. На дворе была тихая, ясная погода.

— А я после обеда вышел прогуляться, да вот и зашел, как видите, — сказал доктор. — Совсем весна.

— Теперь какой месяц? Март? — спросил Иван Дмитрич.

— Грязно на дворе?

— Нет, не очень. В саду уже тропинки.

— Теперь бы хорошо проехаться в коляске куда-нибудь за город, — сказал Иван Дмитрич, потирая свои красные глаза, точно спросонок, — потом вернуться бы домой в теплый, уютный кабинет и. и полечиться у порядочного доктора от головной боли. Давно уже я не жил по-человечески. А здесь гадко! Нестерпимо гадко!

После вчерашнего возбуждения он был утомлен и вял и говорил неохотно. Пальцы у него дрожали, и по лицу видно было, что у него сильно болела голова.

— Между теплым, уютным кабинетом и этою палатой нет никакой разницы, — сказал Андрей Ефимыч. — Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом.

— Обыкновенный человек ждет хорошего или дурного извне, то есть от коляски и кабинета, а мыслящий — от самого себя.

— Идите, проповедуйте эту философию в Греции, где тепло и пахнет померанцем, а здесь она не по климату. С кем это я говорил о Диогене? С вами, что ли?

— Да, вчера со мной.

— Диоген не нуждался в кабинете и в теплом помещении; там и без того жарко. Лежи себе в бочке да кушай апельсины и оливки. А доведись ему в России жить, так он не то что в декабре, а в мае запросился бы в комнату. Небось, скрючило бы от холода.

— Нет. Холод, как и вообще всякую боль, можно не чувствовать. Марк Аврелий сказал: «Боль есть живое представление о боли: сделай усилие воли, чтоб изменить это представление, откинь его, перестань жаловаться, и боль исчезнет». Это справедливо. Мудрец, или, попросту, мыслящий, вдумчивый человек отличается именно тем, что презирает страдание; он всегда доволен и ничему не удивляется.

— Значит, я идиот, так как я страдаю, недоволен и удивляюсь человеческой подлости.

— Это вы напрасно. Если вы почаще будете вдумываться, то вы поймете, как ничтожно всё то внешнее, что волнует нас. Нужно стремиться к уразумению жизни, а в нем — истинное благо.

— Уразумение. — поморщился Иван Дмитрич. — Внешнее, внутреннее Извините, я этого не понимаю. Я знаю только, — сказал он, вставая и сердито глядя на доктора, — я знаю, что бог создал меня из теплой крови и нервов, да-с! А органическая ткань, если она жизнеспособна, должна реагировать на всякое раздражение. И я реагирую! На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это собственно и называется жизнью. Чем ниже организм, тем он менее чувствителен и тем слабее отвечает на раздражение, и чем выше, тем он восприимчивее и энергичнее реагирует на действительность. Как не знать этого? Доктор, а не знает таких пустяков! Чтобы презирать страдание, быть всегда довольным и ничему не удивляться, нужно дойти вот до этакого состояния, — и Иван Дмитрич указал на толстого, заплывшего жиром мужика, — или же закалить себя страданиями до такой степени, чтобы потерять всякую чувствительность к ним, то есть, другими словами, перестать жить. Извините, я не мудрец и не философ, — продолжал Иван Дмитрич с раздражением, — и ничего я в этом не понимаю. Я не в состоянии рассуждать.

— Напротив, вы прекрасно рассуждаете.

— Стоики, которых вы пародируете, были замечательные люди, но учение их застыло еще две тысячи лет назад и ни капли не подвинулось вперед и не будет двигаться, так как оно не практично и не жизненно. Оно имело успех только у меньшинства, которое проводит свою жизнь в штудировании и смаковании всяких учений, большинство же не понимало его. Учение, проповедующее равнодушие к богатству, к удобствам жизни, презрение к страданиям и смерти, совсем непонятно для громадного большинства, так как это большинство никогда не знало ни богатства, ни удобств в жизни; а презирать страдания значило бы для него презирать самую жизнь, так как всё существо человека состоит из ощущений голода, холода, обид, потерь и гамлетовского страха перед смертью. В этих ощущениях вся жизнь: ею можно тяготиться, ненавидеть ее, но не презирать. Да, так, повторяю, учение стоиков никогда не может иметь будущности, прогрессируют же, как видите, от начала века до сегодня борьба, чуткость к боли, способность отвечать на раздражение.

Иван Дмитрич вдруг потерял нить мыслей, остановился и досадливо потер лоб.

— Хотел сказать что-то важное, да сбился, — сказал он. — О чем я? Да! Так вот я и говорю: кто-то из стоиков продал себя в рабство затем, чтобы выкупить своего ближнего. Вот видите, значит, и стоик реагировал на раздражение, так как для такого великодушного акта, как уничтожение себя ради ближнего, нужна возмущенная, сострадающая душа. Я забыл тут в тюрьме всё, что учил, а то бы еще что-нибудь вспомнил. А Христа взять? Христос отвечал на действительность тем, что плакал, улыбался, печалился, гневался, даже тосковал; он не с улыбкой шел навстречу страданиям и не презирал смерти, а молился в саду Гефсиманском, чтобы его миновала чаша сия.

Иван Дмитрич засмеялся и сел.

— Положим, покой и довольство человека не вне его, а в нем самом, — сказал он. — Положим, нужно презирать страдания и ничему не удивляться. Но вы-то на каком основании проповедуете это? Вы мудрец? Философ?

— Нет, я не философ, но проповедовать это должен каждый, потому что это разумно.

— Нет, я хочу знать, почему вы в деле уразумения, презрения к страданиям и прочее считаете себя компетентным? Разве вы страдали когда-нибудь? Вы имеете понятие о страданиях? Позвольте: вас в детстве секли?

Читайте так же:  Льготы военнослужащим по контракту в 2018

— Нет, мои родители питали отвращение к телесным наказаниям.

— А меня отец порол жестоко. Мой отец был крутой, геморроидальный чиновник, с длинным носом и с желтою шеей. Но будем говорить о вас. Во всю вашу жизнь до вас никто не дотронулся пальцем, никто вас не запугивал, не забивал; здоровы вы, как бык. Росли вы под крылышком отца и учились на его счет, а потом сразу захватили синекуру. Больше двадцати лет вы жили на бесплатной квартире, с отоплением, с освещением, с прислугой, имея притом право работать как и сколько вам угодно, хоть ничего не делать. От природы вы человек ленивый, рыхлый и потому старались складывать свою жизнь так, чтобы вас ничто не беспокоило и не двигало с места. Дела вы сдали фельдшеру и прочей сволочи, а сами сидели в тепле да в тишине, копили деньги, книжки почитывали, услаждали себя размышлениями о разной возвышенной чепухе и (Иван Дмитрич посмотрел на красный нос доктора) выпивахом. Одним словом, жизни вы не видели, не знаете ее совершенно, а с действительностью знакомы только теоретически. А презираете вы страдания и ничему не удивляетесь по очень простой причине: суета сует, внешнее и внутреннее, презрение к жизни, страданиям и смерти, уразумение, истинное благо, — всё это философия, самая подходящая для российского лежебока. Видите вы, например, как мужик бьет жену. Зачем вступаться? Пускай бьет, всё равно оба помрут рано или поздно; и бьющий к тому же оскорбляет побоями не того, кого бьет, а самого себя. Пьянствовать глупо, неприлично, но пить — умирать и не пить — умирать. Приходит баба, зубы болят. Ну, что ж? Боль есть представление о боли и к тому же без болезней не проживешь на этом свете, все помрем, а потому ступай баба прочь, не мешай мне мыслить и водку пить. Молодой человек просит совета, что делать, как жить; прежде чем ответить, другой бы задумался, а тут уж готов ответ: стремись к уразумению или к истинному благу. А что такое это фантастическое «истинное благо»? Ответа нет, конечно. Нас держат здесь за решеткой, гноят, истязуют, но это прекрасно и разумно, потому что между этою палатой и теплым, уютным кабинетом нет никакой разницы. Удобная философия: и делать нечего, и совесть чиста, и мудрецом себя чувствуешь. Нет, сударь, это не философия, не мышление, не широта взгляда, а лень, факирство, сонная одурь. Да! — опять рассердился Иван Дмитрич. — Страдания презираете, а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!

— А может, и не заору, — сказал Андрей Ефимыч, кротко улыбаясь.

— Да, как же! А вот если бы вас трахнул паралич или, положим, какой-нибудь дурак и наглец, пользуясь своим положением и чином, оскорбил вас публично и вы знали бы, что это пройдет ему безнаказанно, — ну, тогда бы вы поняли, как это отсылать других к уразумению и истинному благу.

— Это оригинально, — сказал Андрей Ефимыч, смеясь от удовольствия и потирая руки. — Меня приятно поражает в вас склонность к обобщениям, а моя характеристика, которую вы только что изволили сделать, просто блестяща. Признаться, беседа с вами доставляет мне громадное удовольствие. Ну-с, я вас выслушал, теперь и вы благоволите выслушать меня.

После прочтения учитель предлагает учащимся ответить на вопросы:

У.: чья позиция в споре была, на ваш взгляд, наиболее убедительной? Чью точку зрения разделяет, по-вашему, автор? Аргументируйте ответ.

— позиция Громова была гораздо убедительней уже потому, что Рагин не находит, что возразить в ответ, он лишь дает оценки высказываниям Громова: «вы прекрасно рассуждаете», «это оригинально» и т.п., но по существу он ничего сказать не может. Его «уразумения» разбиваются об убедительные аргументы противника.

— Громов говорит просто и искренне, а Рагин всё время говорит пустые и красивые слова: «приятно поражает в вас…», «вы изволили сделать…», «благоволите выслушать меня. ». Не думаю, что автору нравится такое пустозвонство. Автор на стороне Громова.

— последнее предложение главы заканчивается многоточием, но на этом месте должны были быть аргументы Рагина. Автор их не стал приводить. Почему? Скорее всего, потому что ничего убедительного или нового в них нет. они Чехову не интересны или не очень важны. Из этого факта можно сделать вывод, что взгляды Громова более близки Чехову.

У.: какие аргументы Громова показались вам неопровержимыми? Как они обнаруживают слабые места в мировоззрении Рагина? Подтверждайте свои ответы примерами из текста.

— доктор Рагин считает, что мудрец должен презирать страдание, а Громов доказывает, что это все – в теории, а на деле Рагин говорит о том, чего не испытал: «Разве вы страдали когда-нибудь? Вы имеете понятие о страданиях? Страдания презираете, а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!». В финале рассказа так и произойдёт.

— доктор Рагин считает, что нужно спокойно и мудро относиться ко злу в мире, да и в себе. Он даже соглашается со злом: «…я не честен. Но ведь сам по себе я ничто, я только частица необходимого социального зла. Значит, в своей нечестности виноват не я, а время. ». Громов даёт этой позиции очень верную оценку: «это философия, самая подходящая для российского лежебока», «удобная философия: и делать нечего, и совесть чиста, и мудрецом себя чувствуешь. ». (Кстати, когда читаешь «лежебок», сразу вспоминаешь Обломова.) Против этой оценки нечего возразить, она разоблачает истинные мотивы поведения Рагина. В финале рассказа ему не удается спокойно и мудро отнестись ко злу, потому что это зло коснулось его самого. Он на практике проверил свою теорию.

— несостоятельность учения стоиков Громов доказал противоречивым поступком самого стоика, который пожертвовал собой ради спасения друга (продал себя в рабство). Живой человек не может не протестовать против зла, насилия, несправедливости, смерти! Это стоики и буддисты учат, что нужно научиться не страдать и не радоваться, а «Христос отвечал на действительность тем, что плакал, улыбался, печалился, гневался, даже тосковал; он не с улыбкой шел навстречу страданиям и не презирал смерти, а молился в саду Гефсиманском, чтобы его миновала чаша сия». Этот пример очень убедителен. Кстати сам Рагин тоже будет кричать от негодования на Михаила Аверьяныча и на Хоботова: «Оба вон! Тупые люди! Глупые люди! Не нужно мне ни дружбы, ни твоих лекарств, тупой человек! Пошлость! Гадость!» и на Никиту тоже, и это доказывает, что сам он в своей теории разуверился. И в финале свобода ему нужна будет не только внутренняя, но и внешняя. Теория не выдержала испытания жизнью, как и у Базарова.

У.: мы с вами не только нашли убедительные аргументы, мы поняли авторскую позицию по трём проблемам: 1)отношение к страданию и состраданию, 2)свобода истинная и мнимая, 3)отношение к добру и злу.

Непрояснённой осталась самая сложная из всех проблем: вера в Бога и бессмертие. Как относится к этому сам Чехов? Чтобы приблизиться к пониманию его взглядов, давайте вспомним, что Рагин несколько раз обращается к теме бессмертия в повести: Михаилу Аверьянычу и Громову говорит, что не верит в бессмертие, наедине с собой сожалеет, что бессмертия нет (речь, конечно, идёт о личном бессмертии – веру в биологическое он, как и Базаров, считает бессмысленной). Перед смертью он снова вспоминает о бессмертии: «А вдруг оно есть?». Если Чехов так часто возвращается к этой теме, значит, она для него важна.

Очень любопытны рассуждения Рагина о законах природы: «О, зачем человек не бессмертен? — думает он. — Зачем мозговые центры и извилины, зачем зрение, речь, самочувствие, гений, если всему этому суждено уйти в почву и, в конце концов, охладеть вместе с земною корой, а потом миллионы лет без смысла и без цели носиться с землей вокруг солнца? Для того, чтобы охладеть и потом носиться, совсем не нужно извлекать из небытия человека с его высоким, почти божеским умом, и потом, словно в насмешку, превращать его в глину». Не находите ли вы противоречий в этих рассуждениях?

— Рагин говорит о том, что бессмертия нет так, словно это неопровержимый факт, однако никто опытным путём не доказал ни того, ни другого: в бессмертие или в его отсутствие можно только верить. Зато Рагин верит в абсолютную силу человеческого ума, хотя это тоже спорный факт: есть много в жизни такого, перед чем бессилен даже совершенный человеческий ум.

— есть и еще противоречие в рассуждениях Рагина: он говорит: «совсем не нужно извлекать из небытия человека с его высоким, почти божеским умом, и потом, словно в насмешку, превращать его в глину». Вот эти два действия – извлекать и превращать – их кто совершает? Ведь если нет бессмертия, нет и Бога. Если Рагин в этом убеждён, он должен сказать: «сам человек превращается , а не кто-то его превращает».

— из рассуждений Рагина следует вывод, что сама жизнь бессмысленна, если не существует бессмертия. Это похоже на доказательство от противного.

У.: Есть еще один интересный факт: доктор Рагин не верит в бессмертие, но считает, что страдания полезны, они возвышают душу. Размышляя наедине с собой, он приходит к выводу: «страдания ведут человека к совершенству, почему же не поболеть какому-нибудь Андрею Ефимычу или Матрене Савишне, жизнь которых бессодержательна и была бы совершенно пуста и похожа на жизнь амёбы, если бы не страдания?». Не находите ли вы противоречий в этих рассуждениях?

— а зачем страдать ради совершенствования, если конец один как для «совершенных», так и для «несовершенных». Тем более надо облегчать страдания человеку: он и так настрадается, бедный, умирая. Совершенствование и страдание имеет смысл только тогда, когда есть бессмертие.

У.: как вы думаете, эти противоречия увидели только мы, потому что такие умные, или автору они тоже были очевидны?

— конечно, Антон Павлович понимал, что его герой запутался в лабиринтах своей теории (как и Раскольников), и, видимо, хотел, чтобы и читатели это заметили. Но своей позиции он, как и всегда, не высказал прямо.

Учитель обобщает итоги наблюдений:

У.: мне кажется, мы немного приблизимся к пониманию позиции Антона Павловича, если сопоставим то, что обнаружили сегодня в тексте повести, с тем, что записано в его личном дневнике: «Человек должен верить, или искать веры, иначе жизнь его пуста».

Мы собрали достаточно материала, чтобы перейти к следующему этапу урока.

У.: мы не раз говорили о том, что в русской литературе часто можно встретить переклички идей, образов, диалоги писателей. Говоря о чеховских героях, мы попутно вспоминали и героев Тургенева, Гончарова, Достоевского…. Попробуйте написать небольшое рассуждение на тему: «С кем из героев русской литературы XIX века можно сопоставить доктора Рагина и почему?» . Объем работы -5-10 предложений. Её цель – обобщить информацию, полученную в ходе аналитической деятельности. Учитель напоминает о композиционных особенностях жанра (тезис, доказательство, вывод).

Учащиеся записывают ответ в тетради. (Два – три варианта ответа зачитываются вслух). Учащиеся слушают, рецензируют, оценивают.

V. Подведение итогов

У. : нам удалось войти в пространство мыслей и переживаний чеховских героев, понять причины их заблуждений, разделить горечь разочарований, обид и горьких прозрений, понять авторскую позицию, чтобы определить свою собственную. Домашнее задание поможет вам понять, какой жизненный и читательский опыт вы приобрели при знакомстве с повестью «Палата № 6».

Д/З : Сочинение «Как соотносятся между собой повесть А.П.Чехова «Палата № 6» и стихотворение Ф.И.Тютчева «Наш век»?»