Оглавление:

Правовой журнал «Legal Insight»

Дело «Пробизнесбанка»: закон vs 57 млрд рублей

Павел Хлюстов, партнер коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и партнеры» «Не давай взаймы человеку, который сильнее тебя; а если дашь, то считай себя потерявшим» Ветхий Завет, «Книга Премудрости Иисуса сына …

Значимые судебные дела по экономическим спорам 2017 г.

Максим Бобров, управляющий партнер «Бобров, Толстов и партнеры» 2017-й год был богат на значимые для бизнеса судебные споры в сфере экономики. Это были как битвы «титанов» («Роснефть» против АФК «Системы», …

Дело «Транснефти» против Сбербанка

23 июня Арбитражный суд Москвы опубликовал мотивировочную часть решения в пользу«Транснефти», подавшей иск о взыскании со Сбербанка убытков по деривативам почти на 67 млрд руб. (более 1 млрд долларов), признав …

Финансирование судебных споров: опыт Великобритании

Наталья Чумак, партнер Signature Litigation Ник Сторрс, старший юрист Signuture Litigation В последние несколько лет внешнее финансирование судебных споров стало популярным в Великобритании. Наталья Чумак и Ник Сторрс рассказывают о том, …

Размер убытков от наложенного судом обеспечения

По сообщению газеты «Ведомости», арбитражный суд Москвы отказал АСВ в наложении ареста на имущество Марии Росляк, президента банка «Огни Москвы», посчитав, что АСВ не представило необходимых доказательств. Проблема отказа судов …

Бизнес-завтрак «Генеральный директор: грани дозволенного»

Журнал Legal Insight и юридическая фирма TILLING PETERS приглашают юристов инхаус на бизнес-завтрак «Генеральный директор: грани дозволенного или когда предпринимательский риск становится личным риском генерального директора», который состоится в Москве …

Линия права защитила РОСНАНО в споре с конкурсным управляющим ОАО «Смоленский Банк» о законности приобретения имущества на 700 млн.руб.

Адвокатское бюро «Линия права» завершило сопровождение судебного спора по иску конкурсного управляющего ОАО «Смоленский Банк» к АО «РОСНАНО» о признании недействительными (притворными) ряда сделок с имуществом стоимостью около 700 млн.руб. Интересы АО …

КС РФ отказался рассматривать запрос о сносе павильонов в Москве

По сообщению газеты РБК, Конституционный суд принял решение отказать в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Госдумы от КПРФ о законности нормы, позволившей московским властям произвести массовый снос торговых павильонов, которые они называют самостроем. В …

«Право на забвение»: так ли просто стать забытым?

1 января 2016 г. вступили в силу поправки, внесенные в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Теперь граждане наделены так называемым правом на забвение, которое позволяет …

Контроль бенефициаров должника над процедурой банкротства: основные схемы и методы противодействия

Банкротство – это законная процедура, в ходе которой вы перекладываете деньги в брючный карман и отдаете пиджак кредиторам. Тристан Бернар Трудно выразить суть российского механизма банкротства лучше, чем это сделал …

Судебная практика новый город

Обзор судебной практики об оспаривании правовых актов

Московской городской Думы (2012 год)

В 2012 году в суды предъявлено 8 заявлений об оспаривании правовых актов Московской городской Думы.

Законы города Москвы, нормы которых оспаривались в 2012 году, приняты по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъекта Российской Федерации (статьи 72, 76 Конституции Российской Федерации).

12 марта 2012 года Московским городским судом рассмотрено дело по заявлению о признании недействующим полностью Закона города Москвы от 9 марта 2011 года № 8 «Об универсальной электронной карте» (далее — Закон города Москвы № 8) с момента его принятия.

Исходя из предъявленных требований, заявители полагали, что оспариваемый Закон города Москвы № 8 противоречит Конституции РФ, федеральному законодательству, а также нарушает права заявителей.

Московский городской суд при рассмотрении заявления установил, что оспариваемый заявителями Закон города Москвы содержит нормы, регулирующие общественные отношения, складывающиеся в процессе организации деятельности исполнительной власти города Москвы по выпуску, выдаче и обслуживанию универсальных электронных карт в городе, а, следовательно, относится к административному законодательству, таким образом, указанный Закон не может противоречить Гражданскому кодексу Российской Федерации и Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей»; Закон принят в рамках предоставленных Московской городской Думе полномочий и не ущемляет прав заявителей.

Решением Московского городского суда от 12 марта 2012 года в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Заявителями была подана апелляционная жалоба на решение Московского городского суда. Определением Верховного Суда РФ от 04 июля 2012 года решение Московского городского суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

В мае 2012 года к Московской городской Думе предъявлено заявление об оспаривании пп. «в» п. 1 ч. 3 ст. 4 Закона города Москвы от 26 декабря 2007 г. № 53 «Об имущественной казне города Москвы» (далее — Закон города Москвы № 53) в части включения объектов жилищного фонда в состав имущественной казны города Москвы.

Заявители полагали, что Московская городская Дума при принятии оспариваемой нормы Закона города Москвы № 53 вышла за пределы своей компетенции, установленной федеральным законом.

Решением Московского городского суда от 30 мая 2012 года в удовлетворении заявленных требований отказано на основании выводов суда о том, что региональный законодатель, включая в состав имущественной казны объекты жилищного фонда, действовал правомерно, жилищных прав заявителей, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, не нарушил.

Заявителями была подана апелляционная жалоба на решение Московского городского суда.

Определением Верховного Суда РФ от 05 сентября 2012 года решение Московского городского суда от 30 мая 2012 года отменено, производство по делу прекращено, поскольку Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда Российской Федерации было установлено, что оспариваемые акты не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителей и суду первой инстанции надлежало отказать заявителям в принятии заявления.

20 июня 2012 года Арбитражным судом города Москвы вынесено решение о пересмотре по новым обстоятельствам решения Арбитражного суда города Москвы от 27 января 2011 г., которым было отказано в удовлетворении требований ООО «Русская Надежда» о признании недействующим пункта 1 части 7 статьи 11 Закона города Москвы от 20 декабря 2006 г. № 64 «О лицензировании и декларировании розничной продажи алкогольной продукции» (далее — Закон города Москвы № 64).

Вместе с тем, Закон города Москвы № 64 был признан утратившим силу с 24 декабря 2011 г. в связи с принятием Закона города Москвы от 23.11.2011 г. № 55 «О признании утратившими силу отдельных законов города Москвы в области лицензирования и декларирования розничной продажи алкогольной продукции и внесении изменений в Закон города Москвы от 21 ноября 2007 года № 45 «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях».

23 августа 2012 года Арбитражный суд города Москвы установил, что требования о признании недействующим со дня принятия Закона города Москвы № 64 в части пункта 1 части 7 статьи 11 заявлены необоснованно и не подлежат удовлетворению на основании того, что оспариваемая норма полностью соответствует требованиям федерального законодательства. Кроме того, суд не усмотрел из заявления возможность восстановления прав заявителя в случае признания оспариваемой нормы недействительной.

Судебная практика новый город

Вернуться к публикации : увольнение в случае представления
работником работодателю подложных документов при
заключении трудового договора (п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ)

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики :

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 августа 2010 г. по делу N 33-26975

Судья: Полосина Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Базьковой Е.М.,
судей Шерстняковой Л.Б. и Малыхиной Н.В.
при секретаре Б.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Шерстняковой Л.Б. дело по кассационной жалобе представителя истца С.Е. по доверенности У.
на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 г.
которым постановлено:
«В удовлетворении исковых требований С.Е. к ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город» о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании задолженности по заработной плате, денежной компенсации за больничные листы, неиспользованный отпуск, компенсацию за задержку выплат, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда — отказать. Взыскать с С.Е. в пользу ФГУ «Инновационный общеобразовательный центр «Новый город» компенсацию за фактическую потерю времени в сумме 5 000 рублей, за проведение экспертизы 6 500 рублей, а всего 11 500 рублей.

С.Е. обратилась в суд с иском к ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город» (ИОЦ «Новый город») о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, обосновывая свои требования тем, что . г. она была принята на работу в ФГУ «ИОЦ «НОВЫЙ город» на должность исполняющего обязанности главного бухгалтера, при трудоустройстве она представила работодателю свою трудовую книжку, с ней был заключен трудовой договор, при этом работодатель не выдал ей ее экземпляр трудового договора. В начале . г. работодатель ознакомил ее с приказом о ее увольнении по п. 11 ст. 81 ТК РФ (предоставление работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора. Считает свое увольнение незаконным, поскольку как при трудоустройстве, так и в процессе трудовых отношений с работодателем никаких нарушений трудового законодательства она не допускала и подложные документы работодателю не предоставляла. Все ее попытки получить от работодателя расчет, трудовую книжку, либо другие документы, связанные с работой и увольнением с работы, остались безрезультатными. В ходе судебного заседания 24.02.2010 истцом исковые требования были уточнены, и истец просила признать увольнение незаконным, изменить формулировку увольнения, взыскать с ответчика задолженность по неоплаченным больничным листам, компенсацию за неиспользованный отпуск, компенсацию за задержку выплат, за время вынужденного прогула, моральный вред. В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал в полном объеме, просил иск удовлетворить. Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признала, просила в иске отказать, указывала на то, что С.Е. была принята на должность исполняющего обязанности главного бухгалтера . г., в дальнейшем переведена на должность главного бухгалтера . В . после выявления отсутствия трудовой книжки С.Е. ею представлена в отдел кадров трудовая книжка . В указанной трудовой книжке уже содержалась запись о приеме С.Е. на работу в ФГУ ИОЦ «Новый город» с . что не соответствовало приказу о приеме на работу N . от . кроме того отсутствуют подписи и печати, а штамп ФГУ «ИОЦ «Новый город» является наборным и не соответствует ни одной имеющейся в ФГУ печатной форме . г. была создана комиссия в целях установления подлинности представленных документов, по результатам которой установлено, что предъявленная С.Е. трудовая книжка является поддельным документом, внесенные в нее записи не соответствуют фактическим периодам работы, основаниям увольнения. В ответ на запрос из ФГУ «. » получена справка, согласно которой С.Е. работала в институте только в . г., подпись ректора является поддельной, не заверена печатью, Таким образом, подтвержденный стаж работы в должности главного бухгалтера составляет не более одного года. На титульном листе представленной трудовой книжки отсутствует печать организации ответственной за выдачу трудовой книжки, печатный оттиск Всесоюзного научно-исследовательского института автоматики по всем признакам является наборным и не может рассматриваться как официальный, т.к. в печати отсутствует указание на организационно-правовую форму указанного юридического лица. Запись N . о работе в АО «. » вызывает сомнение. Из телефонного разговора с РИА . установлено, что в . г. РИА . имел наименование «. «, отсутствует печать указанной организации в записи N . отсутствует подпись записи N . Указанная информация подтверждается справкой РИА . согласно которой в указанной трудовой книжке неправильно внесено наименование должности С.Е., не соответствует дата приказа о приеме на работу, сведений о работе С.Е. в период с . г. по . в архиве РИА . не имеется. Ими была проведена почерковедческая экспертиза, по заключению которой рукописный текст в записях трудовой книжки под номерами . выполнены С.Е. Приказом N . от . г. С.Е. уволена из ФГУ «ИОЦ «Новый город» . г. за предоставление подложных документов при заключении трудового договора. Кроме того, выявленный трудовой стаж не предоставлял ей право занимать должность бухгалтера в данной организации, так как отсутствовал стаж бухгалтерско-финансовой работы, в том числе и на руководящих должностях не менее 5 лет. Трудовая книжка, предъявленная С.Е. ответчику не является официальным документом, предъявляемым работником в соответствии со ст. 65 ТК РФ при трудоустройстве, от получения надлежаще оформленной трудовой книжки С.Е. отказалась, т.к. официальные записи не будут скрывать причин ее увольнений. В настоящее время истица действительно лишена возможности извлекать доходы на основании поддельного документа, но данное обстоятельство не может расцениваться как вынужденный прогул и давать основания для возмещения морального вреда. Больничные листы были оформлены в нарушение порядка выдачи медицинскими организациями листков нетрудоспособности Листки нетрудоспособности были возвращены С.Е. для внесения исправлений и проставления печати, однако до настоящего времени ответчику они не сданы. Ответчик не располагает информацией о наличии неиспользованных отпусков. Кроме того, С.Е. незаконно рассчитан в свою пользу отпуск с . г. по . г. из расчета 42 календарных дня вместо 28 календарных дней в сумме 84 892 руб. 31 коп., тогда как подлежало оплате 56 594 руб. 87 коп., таким образом излишне выплаченная сумма составляет 28 297 руб. 44 коп. При увольнении С.Е. начислено 25 497 руб. 27 коп. На основании ст. 137 ТК РФ принято решение об удержании суммы, полученной за неотработанные дни отпуска в размере 28 297 руб. 44 коп. Истицей неосновательно получено в мае 2008 г. пособие по временной нетрудоспособности из расчета 15 календарных дней в размере 23 973 руб. 43 коп., которые не были возвращены. Материальные требования умышленно предъявлены по истечению трехмесячного срока, в связи с чем, просила о применении срока исковой давности.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит представитель истца по доверенности У. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, считает, что решение суда подлежит отмене в части взыскания с С.Е. в пользу ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город» компенсации за потерю времени и проведение экспертизы в общей сумме 11500 рублей в остальной части решение суда постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона, оснований для его отмены не усмотрено.

Материалами дела установлено, что приказом N . от . г. С.Е. была принята в ФГУ «ИОЦ «Новый город» на должность исполняющего обязанности главного бухгалтера с испытательным сроком два месяца. Трудовой договор заключен с С.Е. . г. При заключении трудового договора был установлен испытательный срок продолжительностью 2 календарных месяца с . г. по . г. Приказом N . от . г. С.Е. переведена на должность главного бухгалтера.

Из дела следует, что в соответствии с письмом Управления учреждений образования и реализации приоритетного национального проекта «Образование» Федерального агентстве по образованию от . г. N . «О проверке отдельных вопросов деятельности ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город», была проведена проверка, в ходе которой было установлено, что личные дела хранятся в неустановленном порядке, находятся в беспорядочном состоянии. В личном деле С.Е. — главный бухгалтер, отсутствует копия диплома, копия диплома об ученой степени к.т.н., личный листок по учету кадров не заполнен. Главный бухгалтер С.Е. грубо нарушает ведение кассовых операций, осуществляет нецелевое использование наличных денежных средств. Из расчетно-платежной ведомости за . г. видно, что одновременно не работали главный бухгалтер С.Е., по причине ухода за ребенком (внук) и начальник информационно-аналитического обеспечения системы профессионального образования Ч. — дочь главного бухгалтера, по причине ухода за ребенком (сын). За время отсутствия этим сотрудникам выплачены следующие суммы пособий по временной нетрудоспособности: С.Е. за 15 календарных дней 23 973 руб. 43 коп., Ч. за 27 календарных дней 30605 руб. 45 коп. Из одного из двух представленных больничных листов на С.Е. следует, что С.Е. отсутствовала по уходу за ребенком (внук) с . по . г. из второго больничного листа — с . по . Больничный лист на отсутствие С.Е. с . по . г. не оформлен в медицинском учреждении: отсутствуют необходимые печати лечебного учреждения. Указано, что этот факт не позволяет учреждению принимать такой больничный лист к оплате. Следовательно, заработная плата С.Е. за . г. по больничным листам выплачена необоснованно. Анализ представленных документов был сделан вывод, что в учреждении ведется «двойная бухгалтерия». Грубым нарушением является предоставление отпусков в количестве . календарных дней по всем административным должностям. Это ведет к нецелевому и незаконному использованию бюджетных средств. При просмотре выписок банка обнаружено, что оплата счетов производится без визы руководителя «оплатить», сами счета отсутствуют. Главный бухгалтер С.Е. без разрешения руководителя учреждения расходовала как бюджетные, так и внебюджетные средства. Суд установил, что . г. приказом генерального директора ФГУ «ИОЦ «Новый город» создана комиссия по служебному расследованию в целях установления подлинности представленных работниками С.Е. и Ч. . документов при приеме на работу и в последующее время. Из дела видно, что по результатам проверки был составлен акт, из которого следует, что трудовая книжка . сдана С.Е. в отдел кадров в . г. В указанной трудовой книжке уже содержалась запись о приеме С.Е. на работу в ФГУ «ИОЦ «Новый город» с 01.06.2005 . г. Данная запись не соответствует приказу о приеме на работу N . от . Кроме того, отсутствуют подписи, печати, а штамп ФГУ «ИОЦ «Новый город» является наборным и не соответствует ни одной имеющейся в ФГУ печатной форме.

Из дела установлено, что в ответ на запрос ответчика из ФГУ «. » получена справка от . г., согласно которой С.Е. работала в институте только в . г., подпись ректора является поддельной, не заверенная печатью. В акте отмечено, что подтвержденный стаж работы в должности главного бухгалтера составляет не более одного года. На титульном листе трудовой книжки отсутствует печать организации ответственной за выдачу трудовой книжки, печатный оттиск Всесоюзного научно-исследовательского института автоматики по всем признакам является наборным и не может рассматриваться как официальный, т.к. в печати отсутствует указание на организационно-правовую форму указанного юридического лица. Запись о работе в АО Информационно-коммерческой компании «. » вызывает сомнение. Из телефонного разговора с РИА . установлено, что в . г. РИА Новости имел наименование «. «. Отсутствует печать указанной организации в записи N . отсутствует подпись в записи N .

Суд установил, что Приказом N . от . г. С.Е. уволена в связи с предоставлением подложных документов при заключении трудового договора по п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ . От ознакомления с приказом С.Е. отказалась, о чем был составлен акт (л.д. 56). Из дела видно, что в обоснование своих возражений ответчиком представлены подлинник трудовой книжки . на имя С.Е., . г.р., дата заполнения . г., который был исследован судом. Суд отметил, что отсутствуют сведения об организации выдавшей трудовую книжку. Согласно имеющимся записям до поступления на работу трудового стажа не имела. Суд исследовал имеющиеся в трудовой книжки истицы записи о приеме и увольнении и установленное по записям в трудовой книжке отразил в решении суда. Кроме того, из дела установлено, что согласно сообщения ФГУ «. » С.Е., . г.р., действительно работала в ФГУ . » (. ) в должности главного бухгалтера в течение . г. В качестве подтверждения работы С.Е. главным бухгалтером ФГУ . является составленный ею бухгалтерский баланс за . г. После увольнения С.Е. была обнаружена пропажа ее личного дела, включающего в себя приказы о приеме и увольнении и действительная трудовая книжка, оформленная в отделе кадров в ФГУ .

Суд установил, что в трудовой книжке . на имя С.Е. в записях N . сведения о датах приема и увольнения на работу в ФГУ «. «, а также об основаниях внесения записей (приказ N . от . приказ N . от . г.) не соответствуют действительности. Подпись ректора ФГУ «. » в трудовой книжке серии . не заверена печатью ФГУ «. «. Таким образом, суд обоснованно указал, что записи в трудовой книжке . на имя С.Е. за N не соответствуют действительности, поскольку С.Е. работала в данной организации в . г., а не с . по . год, как указано в трудовой книжке.

Из справки «. » С.Е., . г.р. работала в агентстве в следующий период с . (приказ N . от . ) по . г. (приказ N . от . г.) в должности главного инженера Аналитического отдела дирекции РИА — «. «, освобождена от занимаемой должности согласно п. 1 ст. 33 КЗоТ РСФСР. Агентство печати Новости Указом Президента СССР N 397 от 27.07.1990 г. было ликвидировано и на его базе создано . Постановлением Совета Министров РСФСР от 04.09.1991 г. N 461 Информационное агентство Новости было преобразовано в Российское информационное агентство «. «. Таким образом, как правильно отметил суд, запись в трудовой книжке серии . на имя С.Е. за N . не в полной мере соответствует действительности, поскольку С.Е. была назначена не начальником аналитического отдела дирекции РИА — «. «, а главным инженером Аналитического отдела дирекции РИА — «. «, дата приказа также не соответствует действительности. Из дела следует, что ответчиком представлена в дело копия трудовой книжки . на имя С.Е., . года рождения, выданной г., представленная С.Е. при трудоустройстве в «. «, которая была исследована судом и установлены записи о приеме и увольнении и приведены в решении суда. Суд сопоставил записи по приведенным трудовым книжкам. Кроме того суд исследовал в совокупности с указанными доказательствами представленное ответчиком заключение специалиста, согласно выводам которого рукописный текст в трудовой книжке на имя С.Е. под номером . выполнены самой С.Е. Остальные записи выполнены не С.Е., не С.О., а другим лицом». Таким образом, правомерным является вывод суда о том, что С.Е. работодателю была представлена трудовая книжка с внесенными записями, которые не соответствовали действительности, то есть являлись подложными. В связи с чем, обоснованным является вывод суда о наличии у ответчика оснований для увольнения истицы, исходя из положений ст. 81 ТК РФ. При изложенных установленных по делу обстоятельствах суд правильно посчитал, что у С.Е. отсутствовал стаж бухгалтерско-финансовой работы, в том числе на руководящих должностях, не менее пяти лет, предусмотренный Квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и других служащих, для занятия должности главного бухгалтера. При изложенных установленных судом обстоятельствах, суд правомерно посчитал, что увольнение С.Е. в соответствии со ст. 81 ч. 1 п. 11 ТК РФ является законным и обоснованным и не имеется оснований для изменения формулировки увольнения. Из дела видно, что в ходе судебного разбирательства 24.02.2010 г. истцом исковые требования были уточнены и заявлены требования о взыскании задолженности по заработной плате, за неиспользованный отпуск, оплате больничных листов, за время вынужденного прогула, компенсацию за задержку выплат. Разрешая заявленные требования, суд исходил из следующего. В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Из дела видно, что ответчиком заявлено о применении сроков исковой давности к указанным требованиям. Из дела установлено, что первоначальный иск был подан 01.12.2009 г. (согласно почтового штемпеля) и в нем содержались только требования о признании увольнения незаконным. Требования о взыскании задолженности по заработной плате, за неиспользованный отпуск, оплате больничных листов, за время вынужденного прогула, компенсацию за задержку выплат, заявлены по истечении трехмесячного срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ.

Поэтому суд правомерно отказал в удовлетворении указанных требований в связи с пропуском срока для обращения за защитой своего нарушенного права. Поскольку в удовлетворении заявленных исковых требованиях истцу отказано, суд обоснованно не нашел оснований для взыскания компенсации морального вреда.

В то же время, судебная коллегия находит, что в нарушение положений ст. 393 ТК РФ суд удовлетворил требования ответчика о взыскании с С.Е. в его пользу компенсации за фактическую потерю времени и взыскании понесенных расходов, связанных с проведением экспертизы в общей сумме 11500 рублей. В связи с чем, судебная коллегия находит, что решение суда в указанной части подлежит отмене. Поскольку выяснение дополнительных данных по указанным требованиям не требуется, исходя из ч. 2 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия находит возможным вынести по данным требованиям новое решение об отказе ответчику в иске.

В остальной части судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 196 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362 ГПК РФ,

Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года в части взыскания с С.Е. в пользу ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город» компенсации за потерю времени и проведение экспертизы в общей сумме 11500 рублей отменить, в удовлетворении требований ФГУ «Инновационный образовательный центр «Новый город» о взыскании с С.Е. компенсации за фактическую потерю времени, за проведение экспертизы — отказать. В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Читайте так же:  Подать заявление в арбитражный суд по вновь открывшимся обстоятельствам

Новый обзор судебной практики Верховного Суда РФ (2 квартал 2018 г.)

Опубликован второй Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2018 год. Ниже изложены некоторые правовые позиции судебных коллегий Верховного Суда РФ по различным делам, а также разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике.

Правовые позиции Судебной коллегии ВС РФ по гражданским делам:

1. Требование о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим может быть удовлетворено, если оно заявлено владеющим собственником в отношении не владеющего имуществом лица, право которого на это имущество было зарегистрировано незаконно, и данная регистрация нарушает право собственника, которое не может быть защищено предъявлением иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
(Определение № 33-КГ17-10)

2. Покупатель, который лишился приобретенной им вещи на основании решения суда, вынесенного по иску третьего лица, вправе требовать от продавца возмещения убытков исходя из реально уплаченной им за товар денежной суммы.
Исковая давность по требованию покупателя исчисляется с момента вступления в силу решения суда об истребовании вещи.
(Определение № 18-КГ17-121)

3. В удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано на основании того, что невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.
Сам факт причинения таких повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда.
Привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является при этом обязательным условием для удовлетворения такого иска.
(Определение № 78-КГ17-30)

4. Ответственность за повреждение транспортного средства в результате его наезда на выбоину в дорожном покрытии лежит на организации, ответственной за содержание автомобильной дороги.
При определении размера вреда наличие умысла или грубой неосторожности в действиях потерпевшего доказывает лицо, причинившее вред.
(Определение № 18-КГ17-166)

5. Региональный оператор, как заказчик работ на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, несет перед собственниками помещений в таком доме ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств привлеченными им подрядными организациями в соответствии с принципом полного возмещения убытков.
Ответственность регионального оператора за причинение собственнику помещения в многоквартирном доме убытков в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязательств не ограничивается размером взносов на капитальный ремонт, внесенных этим собственником.
(Определение № 6-КГ17-4)

6. Земельный участок, предоставленный бесплатно одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления, подлежит включению в состав общего имущества, подлежащего разделу между супругами.
(Определение № 64-КГ17-10)

7. Имущество супругов может входить в наследственную массу после смерти одного из них лишь в случае, если переживший супруг заявил об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака.
(Определение № 5-КГ17-175)

8. В отличие от процентов за просрочку исполнения денежного обязательства проценты за пользование суммой займа подлежат уплате наследниками заемщика с момента открытия наследства.
(Определение № 5-КГ17-79)

Правовые позиции Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам:

1. Возврат приобретшего корпоративную природу капиталозамещающего финансирования не за счет чистой прибыли, а за счет текущей выручки должника необходимо рассматривать как злоупотребление правом со стороны мажоритарного участника (акционера). Соответствующие действия, оформленные в качестве возврата займов, подлежат признанию недействительными по правилам ст. 10, 168 ГК РФ как совершенные со злоупотреблением правом.
(Определение № 305-ЭС15-5734 (4,5))

2. Требование участника о возврате вклада в уставной капитал общества в связи с недействительностью решения об увеличении уставного капитала является корпоративным и не подлежит включению в реестр требований кредиторов.
(Определение № 305-ЭС17-17208)

3. Если залоговый кредитор получает удовлетворение не в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 134, 138 и 142 Закона о банкротстве, а в индивидуальном порядке (в том числе в периоды, указанные пп. 2 и 3 ст. 613 данного Закона), он в любом случае не может считаться получившим предпочтение в размере, равном части ценности заложенного имущества, на получение которой он имел приоритет перед другими кредиторами.
(Определение № 305-ЭС17-3098 (2))

4. Срок исковой давности по требованию о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности по долгам должника-банкрота, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.
Учитывая объективную сложность получения арбитражным управляющим, кредиторами отсутствующих у них прямых доказательств того, что лицо давало указания должнику-банкроту и его контролирующим лицам, судами должна приниматься во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств, сформированная на основании анализа поведения упомянутых субъектов.
(Определение № 302-ЭС14-1472 (4,5,7))

5. Законодательство связывает возникновение и прекращение обязанности по сохранению объекта культурного наследия (охранное обязательство) с наличием у субъекта этой обязанности соответствующего вещного или обязательственного права на данный объект.
(Определение № 305-ЭС17-17543)

6. Покупатель не вправе полностью отказаться от оплаты товара, поставленного без необходимой документации, если он не заявил об отказе от такого товара по правилам ст. 464 ГК РФ.
(Определение № 305-ЭС17-16171)

7. Отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений о части передаваемого в аренду объекта недвижимости не является препятствием для осуществления государственной регистрации договора аренды части вещи, если имеется подписанный сторонами документ, содержащий графическое и/или текстуальное описание той части, пользование которой будет осуществляться арендатором (в том числе с учетом данных, содержащихся в кадастровом паспорте соответствующей недвижимости), и из этого описания следует, что предмет договора аренды согласован сторонами.
(Определение № 307-КГ17-18061)

8. В случае нецелевого использования бюджетной субсидии получатель субсидии обязан возвратить указанную сумму как неосновательное обогащение и уплатить на нее проценты в порядке, предусмотренном ст. 395 и 1107 ГК РФ.
(Определение № 308-ЭС17-9296)

Правовые позиции Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам:

1. Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, считается оконченным с момента прекращения возможности использования подложного документа.
(Определение № 13-УД17-8)

2. Принятие судьей решения о возвращении уголовного дела прокурору на основании п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ исключает его участие в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции.
(Определение № 19-АПУ18-5)

Правовые позиции Судебной коллегии ВС РФ по административным делам:

1. Решение, являющееся основанием для ограничения доступа к сайту в сети «Интернет», содержащему информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, принимается судом общей юрисдикции в порядке административного судопроизводства.
При этом администратор (владелец) доменного имени, а также владелец сайта, заявляющий о нарушении своих прав, признается лицом, чьи права, свободы и законные интересы затрагиваются указанным решением суда.
(Определение № 78-КГ17-101)

Судебная практика новый город

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 11 марта 2010 года дело по кассационной жалобе К. и Г., поданной через представителя по доверенности С. на решение Центрального районного суда г. Твери от 20 января 2010 года, которым постановлено:

« Исковые требования ЗАО «Г.» к Обществу с ограниченной ответственностью «ТД «Р.», Г., К. о взыскании задолженности по кредитному договору, возмещении судебных расходов удовлетворить.

Взыскать солидарно с Общества с ограниченной ответственностью «ТД «Р.»,Г. и К., в пользу Закрытого акционерного общества «Г.» сумму задолженности по Кредитному договору № К6-0891/8 от 28 августа 2008 года в размере 975 317 руб. 37 коп. (девятьсот семьдесят пять тысяч триста семнадцать руб. 37 коп.), из них 878 472 руб. 01 коп. — задолженность по основному долгу, 96 845 руб. 36 коп. — проценты за пользование расчетным кредитом (овердрафтом).

Взыскать солидарно с Общества с ограниченной ответственностью «ТД«Р.»,Г. и К., в пользу Закрытого акционерного общества «Г.» расходы по уплате государственной пошлины в размере 8 976 руб. 59 коп. (восемь тысяч девятьсот семьдесят шесть руб. 59 коп.)»

Закрытое акционерное общество «Г.» обратилось в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «ТД «Р.», Г., К. о взыскании задолженности по кредитному договору № — от 28 августа 2008 года и возмещении судебных расходов.

Требования мотивированы тем, что 28 августа 2008 года между Закрытым акционерным обществом «Г.» (ЗАО «Г.») в лице Филиала — ФЗАО «Г.» в г. Твери (далее — Банк) и Обществом с ограниченной ответственностью «ТД «Р.» (далее — Заемщик или Ответчик) был заключен кредитный договор №- от 28 августа 2008 года (далее — Кредитный договор).

Банк предоставил Заемщику, на пополнение оборотных средств, кредит (овердрафт), с максимальным лимитом предоставления, в размере 1000 000 (один миллион) рублей с начислением 16 % годовых за пользование кредитом. Датой выдачи расчётного кредита считается дата отражения задолженности на ссудном счёте Заёмщика и осуществления Банком платежей по расчётному (текущему) счёту Заёмщика при временном отсутствии или недостаточности на нём денежных средств в пределах установленного лимита. Лимит задолженности по расчётному кредиту устанавливается на срок 12 месяцев с 28 августа 2008 года до 27 августа 2009 года.

С 28 августа 2008 года Банк начал предоставление расчётного кредита (овердрафта) Заёмщику с отражением на ссудном счёте № — в филиале ЗАО «Г.» в г. Твери, согласно п.п. 1.1, 2.4 Кредитного договора.

29 сентября 2008 года, 24 февраля 2009 года между Банком и Заёмщиком были заключены Дополнительные соглашения к Кредитному договору № — от 28 августа 2008 года, где стороны договорились о частичном изменении условий договора, в части увеличении процентной ставки по кредиту.

Согласно положениям п.п. 2.6, 2.7, 2.9 Кредитного договора (с учетом дополнительных соглашений) у Заёмщика перед Банком возникли обязательства: произвести погашение расчётного кредита (овердрафта) в установленный срок и производить перечисление процентов за пользование кредитом. Погашение процентов за пользование кредитом осуществляется Банком ежемесячно, путём ежемесячного безакцептного списания сумм начисленных процентов не позднее десятого числа месяца, следующего за месяцем, за который начисляются проценты.

Кредитный договор вступил в силу (п. 9.3) с даты его подписания -28 августа 2008 года и действует до полного выполнения Заёмщиком своих обязательств до даты, указанной в п. 2.5 Кредитного договор, или даты расторжения Договора, в случаях, предусмотренных Кредитным договором.

В соответствии с условиями, установленными Кредитным договором, Заёмщик, при наступлении срока лимита задолженности по расчётному кредиту — 27 августа 2009 года, полученный кредит (овердрафт)

По состоянию на 19 ноября 2009 года остаток ссудной задолженности Заёмщика по расчётному кредиту (овердрафту), полученному согласно Кредитному договору, составил 978 482 (девятьсот семьдесят восемь тысяч четыреста восемьдесят два) рубля 01 копейка.

В связи с тем, что с 01 августа 2009 года проценты за пользование кредитом Заёмщик в полном объёме не уплачивал, сумма его задолженности перед Банком на 19 ноября 2009 года составила 1 031 316 (один миллион тридцать одна тысяча триста шестнадцать) рублей 47 копеек, в том числе: по оплате основного долга в размере 978 482 (девятьсот семьдесят восемь тысяч четыреста восемьдесят два) рубля 01 копейка и процентов за пользование расчётным кредитом (овердрафтом) по сроку с 01 августа по 18 ноября 2009 года в размере 52 844 (пятьдесят две тысячи восемьсот сорок четыре) рубля 46 копеек, из расчёта годовой процентной ставки в размере 21 % (двадцать один процент) годовых.

Исполнение обязательств Заемщика перед Банком по Кредитному договору было обеспечено:

— договором Залога движимого имущества № — от 28 августа
2008 г., заключенным в г. Твери между Заемщиком и Банком;

— личным поручительством Г., в соответствии с Договором личного поручительства № — от 28 августа 2008 года, заключенным в городе Твери между Банком, Заемщиком и Поручителем, с учетом дополнительных соглашений;

— личным поручительством К., в соответствии с Договором личного поручительства № — от 28 августа 2008 года, заключенным в городе Твери между Банком, Заемщиком и Поручителем, с учетом дополнительных соглашений.

В адрес поручителей 03 ноября 2009 г. Банком направлялись требования о погашении просроченной задолженности по Кредитному договору, однако в установленный срок требования поручителями исполнены не были.

В ходе рассмотрения дела представитель истца по доверенности Х. уточнил исковые требования в сторону уменьшения в связи с тем, что ответчиком 31 декабря 2009 года частично, в размере 120 000 руб., задолженность погашена. Судом приняты данные уточнения.

В судебном заседании представитель истца полностью поддержал уточненные требования, просил о солидарном взыскании с заемщика и поручителя истребуемой суммы и судебных расходов.

Представитель Г. и К. по доверенности С. уточнённые исковые требования признала в полном объёме.

Ответчики Г. и К., представитель ООО «ТД «Р.» в судебное заседание не явились. Сведения о надлежащем извещении в материалах дела имеются.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе представителем Г. и К. по доверенности С. ставится вопрос об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение.

При этом указывается, что, в нарушение положений ст. 149 ГПК РФ истцом не были предоставлены ответчику копии доказательств, обосновывающих фактические основания иска. Кроме того, ответчик погасил часть кредита и проценты по нему 05.11.2009 года в сумме 20 000 рублей и 31.12.2009 года в сумме 100 000 рублей, однако при расчёте процентов по кредитному договору данные суммы не нашли своего отражения в представленном истцом расчёте. В связи с чем ответчик полагает, что истец не доказал размер задолженности, взыскиваемой с ответчиков.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя ЗАО «Г.» Х., судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного по делу решения.

Удовлетворяя исковые требования ЗАО «Г.» о взыскании денежных средств суд признал установленным, что 28 августа 2008 года между Закрытым акционерным обществом «Г.» (ЗАО «Г.») в лице филиала — ФЗАО «Г.» в г. Твери и Обществом с ограниченной ответственностью «ТД «Р.» был заключен кредитный договор № — был заключен кредитный договор, согласно которому заёмщику был предоставлен кредит (овердрафт) с максимальным лимитом предоставление в размере 1 000 000 (один миллион) рублей, с начислением окончательно в соответствии с дополнительным соглашением 21 % годовых за пользование кредитом.

В соответствии с Кредитным договором Заёмщик при наступлении срока лимита задолженности по расчётному кредиту — 27 августа 2009 года полученный расчётный кредит (овердрафт) не погасил.

Сумма задолженности Заёмщика перед Банком на день вынесения
решения судом первой инстанции, с учётом заявленного ходатайства истцом
об уменьшении исковых требований, составила 975 317 рублей 37 копеек, из
них 878 472 рубля 01 копейка — задолженность по основному долгу, 96 845
рублей 36 копеек — проценты.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Истец представил уточненные исковые требования и мотивированный расчет.

В судебном заседании суда первой инстанции, расчёт и уточнённые исковые требования представитель ответчиков Г. и К. признал в полном объёме.

Таким образом, с учетом имеющихся в материалах дела ходатайства об уменьшении размера исковых требований, приложенного расчёта, а также с того, что представитель ответчиков с ним согласился, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскиваемой с Г. и К. задолженности в сумме 975 317 рублей 37 копеек, из них 878 472 рубля 01 копейка — задолженности по основному долгу, 96 845 рублей 36 копеек — процентов.

Из материалов дела следует, что копии документов, на которые ссылался истец в обоснование заявляемых требований, были представлены в распоряжение ответчиков и при этом судом, с учетом переноса судебных заседаний, был определен срок, достаточный для изучения и оценки соответствующей документации.

Взыскиваемая сумма заложенности, ввиду ее частичного погашения платежами от 05.11.2009 года и 31.12.2009 года, была истцом определена в судебном заседании, в день вынесения решения, с представлением заявления об уменьшении исковых требований, с которым представитель ответчиков согласился.

С учетом приведенных обстоятельств, доводы кассационной жалобы о том, что несвоевременное предоставление ответчику копий доказательств, обосновывающих фактические основания иска, повлекло нарушение его прав и не позволило избрать способ защиты против заявленного иска и проверки правильности предоставленного истцом расчёта, не могут быть признаны состоятельными.

В ходе рассмотрения дела судом были верно определены юридически значимые обстоятельства, оценка доказательств произведена в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, положения материального права применены и истолкованы судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебного акта, не установлено.

С учетом приведенного доводы кассационной жалобы не могут послужить поводом к отмене постановленного решения.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

О п р е д е л и л а:

Решение Центрального районного суда город Твери от 20 января 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.. и Г., поданную через представителя по доверенности С.- без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 18 марта 2010 года дело по кассационной жалобе Г. на решение Центрального районного суда г. Твери от 01 февраля 2009 года, которым постановлено:

«Г. в признании незаконным и отмене решения призывной комиссии Тверской области от 26 ноября 2009 года и заключения военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области от 20 ноября 2009 года — отказать».

Г. обратился в суд с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ об оспаривании решения призывной комиссии Тверской области и заключения военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области.

В обоснование заявленных требований указал на то, что 31 октября 2009 года по результатам освидетельствования призывной комиссией г. Твери ему была присвоена категория годности «В» («ограниченно годен к военной службе»). 20 ноября 2009 года ВВК Военного комиссариата Тверской области провела ему контрольное медицинское освидетельствование, после чего призывная комиссия Тверской области отменила решение призывной комиссии г. Твери и установила ему 26 ноября 2009 года категорию годности «Б» («годен к военной службе с незначительными ограничениями»). Обжалуемые заключение и решение считает незаконными. Он имеет заболевания (болезни позвоночника с незначительным нарушением функции и гипертоническую болезнь 1 стадии), которые были подтверждены документально и давали основания для признания его ограниченно годным к военной службе. Однако врач-хирург и врач-терапевт не проанализировали должным образом его амбулаторную карту, результаты рентгенологического обследования, данные суточного мониторирования, не направили его на обследование, а, основываясь на своем субъективном мнении, вынесли решение о его годности к военной службе.

У него имеются также сомнения относительно того, что врачи, проводившие контрольное медицинское освидетельствование, имели сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской деятельности.

Заявитель Г., надлежащим образом извещенный о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просил суд о рассмотрении дела в его отсутствие. Судом определено о рассмотрении дела в отсутствие не явившегося в судебное заседание заявителя.

Представитель заявителя по доверенности С. заявление Г. поддержал в полном объеме.

Представители призывной комиссии Тверской области по доверенности В. и П. заявление не признали. Возражая против заявления, просили суд учесть, что призывная комиссия Тверской области, отменяя решение призывной комиссии г. Твери, действовала в пределах своих полномочий и эти полномочия не превышала. Представленные медицинские документы, в том числе данные суточного мониторирования и рентгенологические снимки, были тщательно изучены, учтено, что ранее выставленный Г. диагноз объективно ничем не подтверждался. В связи с этим изменена категория годности призывника к военной службе.

Представитель Военного комиссариата Тверской области по доверенности П. заявление не признала, имела по делу позицию, аналогичную позиции представителей призывной комиссии Тверской области.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе Г. просит отменить постановленное по делу судебное решение и принять новое об удовлетворении заявленных требований. В обоснование жалобы указывает на незаконность и необоснованность постановленного решения, существенное нарушение судом норм материального и процессуального права. Со ссылкой на ст. 17 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и ст. 54 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, считает, что военно-врачебная экспертиза подлежит лицензированию. Требование суда заинтересованному лицу о необходимости представитель лицензию на проведение военно-врачебной экспертизы, сертификаты специалистов-экспертов, изложенное в определении о подготовке дела к судебному разбирательству, заинтересованным лицом исполнено не было; доводы, обосновывающие отсутствие необходимости представления таких документов, не представлено. Из изложенного следует, что суд при отсутствии соответствующей лицензии не мог установить, имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие оспариваемого решения. Таким образом, судом оставлены не исследованными факты, свидетельствующие о наличии у врачей-специалистов, проводивших контрольное медицинское освидетельствование при призывной комиссии соответствующих сертификатов и лицензии. Указывает также на необоснованность вывода суда о возможности выставления нового диагноза членами призывной комиссии Тверской области. Выставление диагноза призывной комиссией считает незаконным, поскольку призывная комиссия обязана проводить медицинское освидетельствование, что включает в себя лишь определение категории годности к военной службе в соответствии с постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 года № 123. Вынесение диагноза в полномочия врача-специалиста, являющегося членом комиссии, не входит. Врач-специалист и врач, руководящий работой по медицинскому освидетельствованию граждан, подлежащих призыву на военную службу, были юридически связаны диагнозом заболевания, представленным им (Г.) на медицинское освидетельствование. Установление диагноза возможно только в результате оказания комплексной медицинской услуги. В ходе контрольного освидетельствования врачом-терапевтом, врачом-хирургом, являющимися членами призывной комиссии субъекта РФ, диагноз изменен. Лист медицинского освидетельствования, составленный врачом-хирургом призывной комиссии Тверской области, членом ВВК М. при осуществлении контрольного медицинского освидетельствования, оформлен ненадлежащим образом. Формулировка диагноза противоречит регламенту ст.66 Постановления Правительства РФ № 123. Также отсутствует запись о наличии или отсутствии степени нарушения функции, что является существенным, так как при определении годности к военной службе данная запись в соответствии со ст. 66 графы 1 указанного постановления Правительства РФ имеет решающее значение. С учетом изложенного считает, что данный документ не может иметь юридической силы и должен быть признан ничтожным, а принятые на его основании решения должны быть отменены. Указывает также, что врач-хирург, осуществлявший контрольное медицинское освидетельствование, должен был при принятии решения руководствоваться результатами дополнительного исследования, проведенного врачом-ортопедом, отраженным в акте исследования состояния здоровья.

Заявитель Г., представители заинтересованных лиц Призывной комиссии Тверской области, Военного комиссариата Тверской области, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явились, о причинах неявки суд не уведомили, в связи с чем судебная коллегия в соответствии с требованиями ч.2 ст.354 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся в судебное заседание лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителей заявителя Г.- Б. и С., действующих на основании доверенностей и поддержавших доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного по делу решения.

Согласно п. 7 ст. 28 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» решение призывной комиссии может быть обжаловано гражданином в установленный законодательством Российской Федерации срок со дня получения гражданином копии указанного решения в призывную комиссию соответствующего субъекта Российской Федерации или в суд.

Нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, регулирующие вопросы проведения медицинского освидетельствования при призыве на военную службу, также не ограничиваю права гражданина на обращение в суд с требованиями об оспаривании решений комиссий установлением досудебного порядка разрешения требований.

В п.9 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» гражданин может обжаловать вынесенное военно-врачебной комиссией (врачебно-летной комиссией) в отношении его заключение в вышестоящую военно-врачебную комиссию (врачебно-летную комиссию) или в суд. По решению вышестоящей военно-врачебной комиссии (врачебно-летной комиссии) гражданин может быть направлен на контрольное обследование и повторное медицинское освидетельствование.

В соответствии с главой 25 ГПК РФ граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

Как указано в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», в порядке предусмотренном главой 25 ГПК РФ, рассматриваются и разрешаются также иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральными законами к компетенции судов общей юрисдикции, в частности, об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, которые не являются органами государственной власти и органами местного самоуправления, но наделены властными полномочиями в области государственного управления или распорядительными полномочиями в сфере местного самоуправления и принимают решения, носящие обязательный характер для лиц, в отношении которых они вынесены, например, решений призывных комиссий (пункт 7 ст.28 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

Как установлено судом, в отношении Г. в целях призыва его на военную службу проводилось медицинское освидетельствование. По результатам контрольного медицинского освидетельствования, проведенного военно-врачебной комиссией Военного комиссариата Тверской области 20 ноября 2009 года, призывной комиссией Тверской области принято решение от 26 ноября 2009 года, которым Горюнову СО. установлена категория годности к военной службе «Б» («годен к военной службе с незначительными ограничениями»).

Отказывая в удовлетворении заявления Г. о признании незаконными и отмене решения призывной комиссии Тверской области от 26 ноября 2009 года и заключения военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области от 20 ноября 2009 года, суд пришел к выводу об отсутствии оснований, которые свидетельствовали бы о незаконности принятых в отношении Г. решений.

Читайте так же:  Как удерживается подоходный налог с заработной платы

Согласно ст.5.1 Федерального Закона от 28 марта 1998 года «О воинской обязанности и военной службе» граждане при призыве проходят медицинское освидетельствование врачами-специалистами. Порядок организации и проведения медицинского освидетельствования таких граждан определяется Положением о военно-врачебной экспертизе, утверждаемым уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

На момент медицинского освидетельствования призывника Г. действовало Положение о военно-врачебной экспертизе, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 года № 123 (с последующими изменениями и дополнениями).

Согласно п.22 указанного Положения о военно-врачебной экспертизе, действующего на момент медицинского освидетельствования призывника Г. контрольное медицинское освидетельствование граждан, получивших отсрочку или освобождение от призыва на военную службу по состоянию здоровья, возложено на призывную комиссию субъекта РФ. По решению призывной комиссии субъекта РФ контрольное медицинское освидетельствование граждан, получивших отсрочку или освобождение от призыва на военную службу по состоянию здоровья, может проводиться заочно путем изучения их личных дел и медицинских документов, представленных в призывную комиссию субъекта РФ. При необходимости проводится очное контрольное медицинское освидетельствование указанных граждан. Медицинский осмотр и контрольное медицинское освидетельствование осуществляются врачами — членами призывной комиссии субъекта РФ: хирургом, терапевтом, невропатологом, психиатром, окулистом, оториноларингологом, стоматологом, дерамтовенерологом, а в случае необходимости — врачами других специальностей.

Пунктом 22 Положения о военно-врачебной экспертизе предусмотрено, что порядок организации и проведения контрольного медицинского освидетельствования определяется Министерством обороны РФ.

Приказом Министра обороны РФ № 240 и Министерства здравоохранения РФ № 168 от 23 мая 2001 г. «Об организации медицинского обеспечения подготовки граждан Российской Федерации к военной службе» утверждена Инструкция о порядке проведения медицинского освидетельствования, обследования (лечения) граждан Российской Федерации при призыве на военную службу и лечебно-оздоровительных мероприятий среди граждан Российской Федерации, получивших отсрочки от призыва на военную службу по состоянию здоровья (Приложение № 3 к Приказу).

Согласно п.22 Инструкции о порядке проведения медицинского освидетельствования, обследования (лечения) граждан Российской Федерации при призыве на военную службу и лечебно-оздоровительных мероприятий среди граждан Российской Федерации, получивших отсрочки от призыва на военную службу по состоянию здоровья, утвержденной приказом Министра обороны РФ № 240 и Министерства здравоохранения РФ № 168 от 23 мая 2001 г. «Об организации медицинского обеспечения подготовки граждан Российской Федерации к военной службе», обоснованность освобождения призывников или предоставления им отсрочек от призыва на военную службу по состоянию здоровья проверяется путем изучения врачами-членами призывной комиссии субъекта Российской Федерации (из числа врачей военно-врачебной комиссии военного комиссариата субъекта Российской Федерации) всех личных дел призывников и медицинских документов, подтверждающих установленный диагноз и вынесенное заключение.

Пунктами 23 и 24 той же Инструкции регламентирован порядок
оформления результатов изучения представленных документов врачами-
членами призывной комиссии субъекта РФ по своему профилю как в случае
согласия с диагнозом и заключением, так и в случае несогласия с
заключением врача-специалиста, проводившего медицинское освидетельствование призывника.

Пунктом 31 Инструкции определен порядок принятия решения призывной комиссии субъекта РФ об отмене решения призывной комиссии, если в результате контрольного медицинского освидетельствования ранее установленный диагноз и вынесенное заключение не подтверждаются.

Как установлено судом, в составе призывной комиссии Тверской области, созданной Распоряжением Губернатора Тверской области от 22 сентября 2009 года № 722-рг, в частности, утверждены: врач-терапевт военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области К., врач-хирург государственного учреждения здравоохранения «Областная клиническая больница» М.

Из листов медицинского освидетельствования Г., оформленных данными врачами-специалистами, усматривается, что по медицинским показаниям Г. годен к военной службе с незначительными ограничениями.

Окончательный диагноз, выставленный членами призывной комиссии Тверской области К. и М. (нейроциркуляторная астения гипертензивного типа; начальные проявления остеохондроза шейного и грудного отдела позвоночника 1 ст.), не совпадает с диагнозом кардиолога «Городской клинической больницы скорой медицинской помощи» Р. и ортопеда Городской больницы № 1 Л. (гипертоническая болезнь 11 стадии, артериальная гипертония 1 степени; сколиоз грудного отдела 1 степени; остеохондроз шейного и грудного отдела позвоночника с незначительным нарушением функции).

Довод жалобы о том, что врачи-специалисты призывной комиссии субъекта РФ не могли устанавливать новый диагноз, что данные врачи юридически связаны диагнозом заболевания, представленным заявителем на медицинское освидетельствование, являлся предметом рассмотрения суда первой инстанции. Указанному доводу, с учетом приведенных выше положений нормативных правовых актов, судом дана правильная оценка как не основанному на действующем законодательстве.

Как правильно указано в решении суда, роль призывной комиссии субъекта РФ при контрольном медицинском освидетельствовании призывников не должна быть сведена к формальному подтверждению ранее выставленного диагноза и подтверждению решения нижестоящей призывной комиссии.

Доводы жалобы, направленные на критику постановленного членами военно-врачебной комиссии диагноза в отношении Г., не могут быть приняты во внимание, поскольку у судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в статусе врачей-специалистов и их квалификации.

Соблюдение призывной комиссией Тверской области установленной процедуры отмены решения призывной комиссии г. Твери не вызвало у суда сомнений.

Личные дела призывников и медицинские документы были изучены надлежащим образом, что подтверждается показаниями допрошенного в ходе судебного заседания в качестве специалиста Каширина М.И., пояснившего суду, какие именно документы рассматривались и почему они получили соответствующую оценку.

Довод жалобы об отсутствии у военно-врачебной комиссии лицензии на осуществлении военно-врачебной экспертизы также являлся предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.

Согласно п.96 ст. 17 Федерального Закона от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» медицинская деятельность включена в перечень видов деятельности, на осуществление которой требуется лицензия.

В соответствии с указанным Федеральным Законом Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. № 30 утверждено Положение о лицензировании медицинской деятельности.

Пунктом 4 названного Положения дано понятие медицинской деятельности, под которой понимается выполнение работ (услуг) по оказанию доврачебной, амбулаторно-поликлинической, стационарной, высокотехнологичной, скорой и санаторно-курортной медицинской помощи в соответствии с перечнем работ (услуг). В перечне работ (услуг) указана военно-врачебная экспертиза.

Пунктом 1 Положения о лицензировании медицинской деятельности определен порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории РФ юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Штатные военно-врачебные комиссии, созданные при военных комиссариатах области, не являются ни юридическими лицами, ни индивидуальными предпринимателями, соответственно на них, как правильно указано в обжалуемом решении, действие законодательных актов о лицензировании распространяться не должно.

Из содержания приведенных выше норм следует, что требование о необходимости иметь лицензию по осуществлению медицинской деятельности распространяется только на те юридические лица, для которых такая деятельность является основной. Военный комиссариат Тверской области не является юридическим лицом, для которого военно-врачебная экспертиза является основным видом деятельности.

При таких обстоятельствах деятельность военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области лицензированию не подлежит.

Кроме того, военно-врачебной комиссией Военного комиссариата Тверской области не проводилась военно-врачебная экспертиза состояния здоровья призывника, а проводились контроль за проведением медицинского освидетельствования призывника и медицинское обследование призывника, что возложено на такие комиссии Положением о военно-врачебной экспертизе наряду с проведением военно-врачебной экспертизы.

Таким образом, при рассмотрении дела, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, произведя их надлежащую правовую оценку, и пришел к выводу о том, что оспариваемые заключение и решение являются законными, вынесенными в пределах предоставленных военно-врачебной комиссии Военного комиссариата Тверской области и призывной комиссии Тверской области прав, в связи с чем оставил без удовлетворения заявленные Г. требования. Оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Центрального районного суда г. Твери от 01 февраля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Г. — без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 01 апреля 2010 года дело по кассационной жалобе Администрации Центрального района г.Твери на решение Центрального районного суда г. Твери от 02 марта 2010 года, которым постановлено:

« Иск Ч. к Администрации Центрального района г.Твери о признании права собственности в порядке приватизации на комнату площадью 9,7 кв.м в квартире — дома — по ул.Е. в г.Твери удовлетворить, признав за Ч. право собственности в порядке приватизации на комнату площадью 9,7 кв.м в квартире — дома — по ул.Е. в г.Твери.

Встречный иск Администрации Центрального района г.Твери к Ч. и Муниципальному унитарному предприятию «Тверская Дирекция Единого Заказчика» о признании договора социального найма № — жилого помещения комнаты площадью 9,7 кв.м в квартире — дома — по ул.Е. в г.Твери, заключенного 14 августа 2008 года между Муниципальным унитарным предприятием «Тверская Дирекция Единого Заказчика» и Ч., недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки (выселении без предоставления иного жилого помещения) — оставить без удовлетворения.»

Ч. обратилась в суд с иском к Муниципальному образованию «Город Тверь» в лице администрации города Твери о признании права социального найма на жилое помещение — комнату площадью 9,7 кв.м в квартире №- дома №- по ул.Е. г.Твери.

Требования мотивированы тем, что 20 мая 2005 года между ней и ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза» был заключен договор коммерческого найма жилого помещения — комнаты площадью 9,7 кв.м. в квартире №- дома №- по ул.Е. г.Твери. 17 августа 2006 года решением Московского районного суда г.Твери на указанное жилое помещение было признано право муниципальной собственности. 14 августа 2008 года МУП «ТДЕЗ» заключило с ней договор социального найма на указанное жилое помещение, которым она пользуется, оплачивает жилищно-коммунальные услуги, другого жилья не имеет. Однако администрация Центрального района г.Твери, не признавая за ней права социального найма данного жилого помещения, отказала и в его приватизации. Указанные действия должностных лиц администрации нарушают принадлежащее ей право пользования жилым помещением по договору социального найма, а также право на приватизацию жилого помещения.

Определением суда от 11 февраля 2009 года произведена замена ответчика: к участию в деле в качестве ответчика привлечена Администрация Центрального района г.Твери, 3-м лицом Администрация города Твери.

12 мая 2009 года судом в порядке ст.39 ч.1 ГПК РФ принято заявление Ч. об изменении предмета иска. Ч. обратилась к Администрации Центрального района г. Твери с требованием о признании за ней права на приватизацию жилого помещения — комнаты 9,7 кв.м в квартире №- дома №- по ул.Е. в г.Твери и возложении на Администрацию Центрального района г.Твери обязанности по заключению договора о передаче вышеуказанного жилого помещения в собственность.

Требования мотивировала тем, что имея право пользования спорным жилым помещением. Администрация Центрального района г.Твери не признает за ней такого права и отказывается от заключения с ней договора о передаче ей в собственность данного помещения.

Определением суда от 26 августа 2009 года к рассмотрению принято встречное исковое заявление Администрации Центрального района г.Твери к Ч. о признании сделки недействительной в соответствии со ст. 168 ГК РФ, применении последствий недействительности ничтожной сделки, обязав Ч. вернуть в муниципальную собственность полученное по договору социального найма жилое помещение в виде комнаты площадью 9,7 кв.м в квартире № — дома №- по улице Е. в г.Твери, выселить Ч. из вышеуказанного помещения, сняв ее с регистрационного учета по данному адресу.

Требования мотивированы тем, что спорное жилое помещение находится в муниципальной собственности. В соответствии с п.2 ст.40, п.1 ст.44, п.1 ст.48 Устава города Твери (в редакции от 03.12.2008) через Федеральный закон от 06.10.2003 №131-Ф3 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (п.3, п.6 ст. 16), а также ст. 14 ч.1 ЖК РФ право распоряжения муниципальным имуществом возложено на администрацию города Твери. В соответствии со ст.52 п.1 ЖК РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленным настоящим кодексом случаев. Договор социального найма заключен с Ч. без ссылки на такого рода случай, обозначенный в Жилищном кодексе, на основании которого у истца могло возникнуть право на предоставление помещения по договору социального найма, то есть в отсутствие предусмотренных законом оснований. Предоставление жилых помещений по договорам социального найма осуществляется на основании решений органа местного самоуправления. Функции наймодателя жилых помещений в муниципальном жилом фонде установлены за МУП «ТДЕЗ» Постановлением Главы администрации города Твери №1807 от 15.07.2004. Договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования. Наймодатель — МУП «ТДЕЗ» подписал договор социального найма жилого помещения с Ч. без учета мнения собственника, то есть в отсутствие решения органа местного самоуправления о предоставлении спорного жилого помещения Ч. В связи с нарушением порядка, установленного Жилищным Кодексом РФ при заключении договора жилищного найма Ч. Данная сделка не соответствует требованиям, установленным ЖК РФ и, в соответствии со ст. 168 ГК РФ, является ничтожной. Кроме этого, при заселении Ч. ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза» 20 июня 2005 года заключило с ней договор коммерческого найма на спорное жилое помещение, однако в данном помещении по сведениям поквартирной карточки до 14 февраля 2006 года был зарегистрирован В., Ч. зарегистрировалась в спорном помещении 27 марта 2006 года. На момент возникновения договорных отношений с Ч., право пользования данным помещением имел В. При передаче данного помещения в муниципальную собственность, заключенный договор коммерческого найма был с Ч. расторгнут.

18 сентября 2009 года судом принято уточнение исковых требований Администрации Центрального района г.Твери в порядке ст.39 ГПК РФ, к участию в деле в качестве ответчика привлечено МУП «ТДЕЗ».

25 сентября 2009 года Ч. в порядке ст.39 ГПК РФ изменила предмет иска, сформулировав предъявленные требования к Администрации города Твери как признание за ней права собственности в порядке приватизации на комнату 9,7 кв.м, расположенную в квартире № — дома № -по ул.Е. в г.Твери.

Ч. в судебном заседании полностью поддержала заявленные требования.

Представитель Ч. по доверенности адвокат Т. уточненные исковые требования поддержал в полном объеме. Возражал против удовлетворения встречного иска Администрации Центрального района г.Твери. Заявил о пропуске срока исковой давности по требованиям как о применении последствий недействительности сделки, так и по требованиям о выселении.

Представитель Администрации Центрального района г.Твери по доверенности Г., действующая также и от имени Администрации города Твери, исковые требования Ч. не признала, заявленные требования поддержала в полном объеме. Полагала, что пропуск срока в данном случае не имеет места, более того, ссылалась на защиту нарушенного права собственника, на которое не распространяется срок давности. Также указала, что у администрации никаких отношений с истцом не возникло, соответственно, у нее нет обязанности и по распределению истцу много жилого помещения при выселении.

Представитель МУП «ТДЕЗ» по доверенности Р. предъявленный иск не признала в полном объеме, указав, что оснований для заключения договора социального найма с Ч., не имелось. Поддержала исковые требования о выселении при признании недействительным договора, заключенного с Ч.

Представитель ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза» в судебное заседание не явился, о слушании дела извещен надлежащим образом, согласно представленному отзыву, заявленные Ч. требования поддержали и считали их законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе представителя администрации Центрального района в г.Твери ставится вопрос об отмене решения суда и принятии нового решения.

В жалобе указывается, суд неправильно истолковал закон. В соответствии со ст.63 ЖК РФ договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения. Сам по себе договор социального найма не является решением о предоставлении жилого помещения, решение не может быть вынесено в устной форме. Вопреки установленным обстоятельствам об отсутствии согласования с администрацией района, суд пришел к выводу, что при заключении договора социального найма нарушения со стороны наймодателя отсутствовали. Администрация не пропустила срок исковой давности, поскольку он исчисляется с момента заключения договора социального найма, то есть с 14 августа 2008 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя администрации Центрального района г.Твери Г., поддержавшей доводы жалобы, представителя Ч. по доверенности Т., возражавшего против удовлетворения жалобы, заключение прокурора А., полагавшей необходимым оставить решение суда без изменения, судебная коллегия находит решение суда подлежащим частичному изменению.

Как установлено судом первой инстанции, 20 июня 2005 года ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза» заключило с Ч. договор коммерческого найма на жилое помещение комнату площадью 9,7 кв.м в квартире №- дома №- по ул.Е. в г.Твери, находящуюся в собственности ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза».

Решением Московского районного суда г.Твери от 17 августа 2006 года было признано право муниципальной собственности на жилой фонд как совокупность жилых помещений, в том числе и квартиру №- в доме №- по ул.Е. в г.Твери. По акту приема-передачи от 26 марта 2007 года квартира №- в целом была передана Департаменту по управлению имуществом и земельными ресурсами администрации г.Твери.

20 августа 2006 года между Ч. и ООО «Домоуправление Тверского Облпотребсоюза» было заключено соглашение о расторжении договора коммерческого найма от 20 июня 2005 года, Ч. предложено решить вопрос с Муниципальным образованием «Город Тверь» о заключении договора социального найма на занимаемое жилое помещение.

15 января 2008 года было зарегистрировано право муниципальной собственности на спорную комнату, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 15 января 2008 года.

5 июня 2008 года Ч. обратилась в администрацию Центрального района г.Твери с заявлением на приватизацию занимаемой комнаты. Официального ответа на указанное заявление получено не было.

14 августа 2008 года МУП «Тверская Дирекция Единого Заказчика» заключило с Ч. типовой договор социального найма жилого помещения №647/087 и по акту приема-передачи Ч. была передана в бессрочное владение и пользование комната площадью 9,7 кв.м. в квартире №- дома №- по ул.Е. г.Твери.

Доводы кассационной жалобы о том, что договор социального найма ничтожен, не могут быть приняты во внимание, поскольку опровергаются материалами дела. Данные доводы были предметом исследования в судебном заседании, в решении им дана надлежащая правовая оценка.

Так, судом установлено, что договор был подписан уполномоченным собственником имущества лицом.

В силу ст.14 ч. 1 п.5 ЖК РФ, п.п.3,6 ст. 16 ФЗ от 06.10.2003 ФЗ-13 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к ведению администрации города Твери отнесено право распоряжения муниципальным имуществом.

Постановлением Главы администрации города Твери от 15 июля 2004 года № 1807 МУП «ТДЕЗ» наделено полномочиями наймодателя жилых помещений в муниципальном жилищном фонде города Твери и муниципальной службы заказчика.

Требования о согласовании заключаемых договоров социального найма с администрацией района или администрацией города не могут быть признаны обоснованными, поскольку Распоряжением от 03.12.2007 №606 администрация города Твери обязывает согласовывать указанные договоры в случае, если ранее жилые помещения использовались в качестве общежитий, либо при первичном предоставлении жилья. В данном случае основания для согласования договора отсутствовали.

С учетом приведенного суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что отсутствие решения органа местного самоуправления о предоставлении истцу спорного жилого помещения не является однозначным и безусловным препятствует к осуществлению гражданином прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма.

Кроме того, судом правомерно было принято во внимание, что возражения против согласования договора социального найма, имели место уже после его заключения и вопрос о расторжении договора администрацией не ставился.

На основе совокупности представленных доказательств суд установил, что жилая комната была предоставлена истцу в законном порядке уполномоченным собственником лицом, Ч. зарегистрирована в спорной комнате, фактически проживала и проживает в ней, оплачивает коммунальные услуги.

В этой связи, отсутствуют основания для вывода о наличии заключенной с нарушением закона, т.е. ничтожной, сделки и применении последствий недействительности такой сделки, связанных с выселением Ч.

Судебная коллегия также полагает, что выводы суда о пропуске срока исковой давности по требованиям, касающимся ничтожной сделки, имеют под собой основания.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что ввиду законодательного установления возникновения права собственности граждан при приватизации жилого помещения на основании заключаемого в установленном порядке договора, при разрешении заявленных требований имелись лишь основания, для признания в судебном порядке ее права на приватизацию занимаемого ею жилого помещения.

Поскольку наличие между Ч. и наймодателем правоотношений по договору социального найма судом было установлено, то правомерным будет являться и признание за ней права на получение спорного жилья в собственность на основании договора приватизации.

Необходимость заключения такого рода договора не должна подменяться судебным решением о признании права собственности заинтересованного лица на жилое помещение.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда г.Твери от 02 марта 2010 года частично изменить.

Изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:

Исковые требования Администрации Центрального района г.Твери к

Ч. и Муниципальному унитарному предприятию «Тверская Дирекция Единого Заказчика» о признании договора социального найма №647/08 жилого помещения комнаты площадью 9,7 кв.м в квартире №- дома №- по ул.Е. в г.Твери, заключенного 14 августа 2008 года между Муниципальным унитарным предприятием «Тверская Дирекция Единого Заказчика» и Ч. недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки (выселении без предоставления иного жилого помещения) — оставить без удовлетворения.

Признать за Ч. право на приватизацию комнаты площадью 9,7 кв.м в квартире № — дома №- по ул.Е. в г.Твери.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 01 апреля 2010 года дело по кассационной жалобе А. на решение Центрального районного суда г. Твери от 04 марта 2010 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований А. к ОАО «Балтийский банк» — отказать».

А. обратилась в суд с иском к ОАО «Балтийский банк» о возложении на ответчика обязанности снизить процентную ставку по предоставленному кредиту, произвести перерасчет с момента незаконного увеличения процента по кредиту, выплатить пени в размере 214 782 руб. 63 коп., компенсировать моральный ущерб в размере 30 000 рублей. В обоснование иска указала о том, что она, А., 24 сентября 2007 г. заключила с ОАО «Балтийский банк» в г. Твери кредитный договор для приобретения автомобиля на сумму 450 000 рублей под 13% годовых, сроком до 10 сентября 2012 г.

6 мая 2009 г. она получила уведомление ОАО «Балтийский банк» об изменении процентной ставки по кредиту, в срок до 21 июля 2009 г. ей было предложено подписать дополнительное соглашение к договору в двух экземплярах. Она, А., не согласилась с повышением процентной ставки по кредиту, о чем направила ответчику письменное уведомление от 21 мая 2009 г. Ответчик, однако, в нарушение п. 1 ст. 450 ГК РФ в одностороннем порядке изменил условия кредитного договора, повысив процентную ставку. При таких обстоятельствах она, А., вынуждена обратиться в суд с настоящим иском.

В судебном заседании А. иск поддержала, от требований в части компенсации морального вреда отказалась. Пояснила, что ответчик не учитывал снижение процентной ставки ЦБ, в связи с чем отсутствовали основания для увеличения ставки по договору. Кроме того, полагала недействительным условие договора, предусматривающее возможность в одностороннем порядке повысить ставку по договору, а также условие о возможности обращаться в суд лишь по месту нахождения филиала банка.

Представитель ОАО «Балтийский банк» С.иск не признал. Пояснил, что возможность изменения процентной ставки в одностороннем порядке предусмотрена п.5.4.4. кредитного договора, условия которого не противоречат действующему законодательству. Тот факт, что А. отказалась подписать дополнительное соглашение, в данном случае не имеет значения, поскольку изменения в договор не вносились. Действующим законодательством не установлен срок, в течение которого банк должен отреагировать на снижение процентной ставки ЦБ РФ, поэтому доводы А. в этой части также полагал необоснованными.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе А. предлагается решение суда отменить по следующим основаниям. Суд, по мнению кассатора, не принял во внимание, что п. 5.4.4 кредитного договора, предусматривающий возможность изменения процентной ставки в одностороннем порядке, противоречит п. 1 ст. 450 ГК РФ, в соответствии с которым изменение условий договора возможно по соглашению сторон. Кроме того, согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ, ст. 820 ПК РФ соглашение об изменении договора должно совершаться в той же форме, что и договор. В данном случае предусмотренный законом порядок соблюден не был, письменное соглашение об изменении условий договора не заключалось.

На момент заключения кредитного договора ставка рефинансирования ЦБ РФ составляла 10%, а процент по кредиту был установлен в размере 13%. 10 июля 2009 г. ставка рефинансирования ЦБ РФ была снижена до 11,5 %, а процент по кредиту, напротив, увеличился до 16%. С 10 марта 2010 г. ставка рефинансирования ЦБ РФ составляет 8,5%, в то время как процент по кредиту по-прежнему составляет 16%. Суд указанные обстоятельства не учел, поэтому обжалуемое решение, по мнению кассатора, нельзя признать законным и обоснованным.

Изучив материалы дела, заслушав представителя ОАО «Балтийский банк» С., судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судом решения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что ст.29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996г. № 17-ФЗ не запрещала Банку включать в кредитный договор условие об одностороннем увеличении процентной ставки по кредитным договорам. Такой запрет был установлен только Федеральным законом от 15 февраля 2010 г. № 11-ФЗ, вступившим в законную силу 17.03.2010г. В соответствии с ч. 4 ст. 29 настоящего федерального закона по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. При этом в законе определенно указано о том, что положения ч. 4 ст. 29 Федерального закона (в редакции Федерального закона

Читайте так же:  Независимая экспертиза оценка ущерба

от 15 февраля 2010 г. N 11-ФЗ) применяются к правоотношениям, возникшим из договоров, заключенных после дня вступления в силу названного Федерального закона.

Таким образом, суд при вынесении решения руководствовался действующей редакцией ст.29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» и потому не нарушил нормы материального права.

Следует отметить, что в суд кассационной инстанции ОАО «Балтийский банк» представило документы, из которых следует, что на заседании Кредитного Комитета ОАО «Балтийский банк» 23 марта 2010г. было принято решение о возвращении к первоначальным условиям кредитования по кредитному договору с истицей, сумма переплаты, связанная с временным увеличением процентной ставки, ей возвращена. С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда г. Твери от 04 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу А. без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 01 апреля 2010 года дело по кассационной жалобе А. на решение Центрального районного суда г. Твери от 28 января 2010 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Ц. к Индивидуальному предпринимателю К. о взыскании ущерба — отказать».

Ц. обратилась в суд с иском к ИП К. о взыскании в счёт компенсации материального ущерба 178 939рублей и в счёт компенсации морального вреда 100000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что 23.12.2005 года ею в магазине ответчика — «Э.» был приобретен бытовой холодильник с морозильным отделением марки Stinol , модель RF 345, стоимостью 11 607 рублей с гарантийным сроком 3 года.

26.01.2007года в её комнате в общежитии произошел пожар, в результате которого были испорчены вещи, бытовые приборы и иное имущество, продуктами горения закопчены стены и потолок по всей площади комнаты и закопчена находившаяся в комнате мебель. Данные повреждения описаны в Протоколе осмотра места происшествия и постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Причиной возгорания явилась неисправность холодильника, что подтверждается актом о пожаре. Она была вынуждена приобретать вещи взамен сгоревших, делать ремонт за счет собственных средств. Ею 02.02.2007г. была предъявлена претензия, на которую 12.02.2007г. был дан ответ о необходимости направлять её к заводу-изготовителю, а 14.07.2007 г. К. был представлен новый холодильник взамен сгоревшего, 23.10.2008г. и 31.08.2009года ею повторно направлялись претензии, ответа на которые не получено. Ею были понесены расходы за оказание юридических услуг. Другой холодильник взамен сгоревшего предоставлен спустя 64 дня, в связи с чем, ею рассчитана сумма неустойки, кроме того, из-за неисправности холодильника она потеряла ребенка, была лишена своего имущества и права проживать в нормальных условиях, покупка холодильника нанесла вред здоровью и причинила нравственные и физические страдания.

В судебном заседании истец и её представитель Ф. требования иска поддержали, пояснив, что после произошедшего пожара пожарно-техническая экспертиза не проводилась, Актом о пожаре и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела был установлен факт неисправности холодильника, факт того, что сгорел корпус от мотора. Заявление о том, что претензий к продавцу она не имеет, написано в связи с тем, что её ввели в заблуждение, она находилась в ненормальном, стрессовом состоянии. Когда привезли новый холодильник, то старый она попросила убрать, так как самостоятельно сделать это не могла, и ей в этом была оказана помощь. Ранее она обращалась к продавцу по поводу того, что в холодильнике лопнули контейнера, холодильник работал с перебоями, но мастера она вызвать не успела. Ответчик намеренно уничтожил холодильник и не провел экспертизу его качества и не подтвердил, что возгорание произошло по другим причинам, а согласился с тем, что его вине произошло возгорание в связи с чем, предоставил холодильник взамен сгоревшего. Истец испытывает материальные затруднения в связи с необходимостью отдавать долги.

Ответчик К. требования иска не признал, представив возражения и пояснив, что более года приобретенный истцом холодильник работал и претензий по его качеству не было. Согласно представленных акта о пожаре и протокола осмотра места происшествия в очаге пожара обнаружены электропровода питания холодильника и удлинителя, что указывает на то, что истцом не соблюдались правила безопасности и требования руководства по эксплуатации холодильника, согласно которым запрещается использование удлинителей для подключения холодильника. Дознаватель не мог дать заключение о причинах пожара. Проведенное исследование завода-изготовителя подтвердило факт нарушение потребителем правил эксплуатации товара. Компрессор и двигатель в холодильнике не могли загореться, а оплавление лакокрасочного покрытия мотора произошло под воздействием высоких температур в очаге пожара. Когда истец узнала о результатах исследования, то согласилась с предложением изготовителя и получила новый холодильник, отказавшись от своих претензий. Дальнейшие действия истца необходимо расценивать как злоупотребление правом. Имущественные затраты на ремонт не подтверждены надлежащими доказательствами, доказательств невозможности эксплуатации предметов интерьера и техники не предоставлено.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда. При этом указывается, что в протоколе осмотра места происшествия зафиксирован факт отсутствия следов короткого замыкания в месте соединения электропровода питания холодильника и электропровода удлинителя. Неисправность холодильника ответчик не оспаривал, заменил ей холодильник, взамен сгоревших передал ей чайник и утюг, тем самым признав, что пожар возник в виду неисправности холодильника. Суд сослался на исследование завода-изготовителя от 17.02.2007 года, составленного на основании якобы фотографий и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, однако суду не известно какие фотографии представлены на исследование, и почему не исследовали холодильник. Данный документ не может рассматриваться как доказательство, поскольку не предусмотрен законом и составлен заинтересованным лицом без её участия.

Суд неправильно оценил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. 17.04.2007 года ответчик забрал у неё холодильник и как утверждает, утилизировал его. Однако суд ставит ей в вину, что в настоящий момент нет возможности провести экспертизу, поскольку холодильник уничтожен. Право проводить экспертизу в случае несогласия с недостатками проданного товара принадлежит продавцу, а не покупателю, тем более, что продавец заменил неисправный товар на другой.

Вывод суда о том, что причиной возгорания холодильника не явилась его неисправность и в связи с этим, нет оснований для привлечения его к ответственности из-за возникших у истца в результате пожара убытков, не соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения К., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы.

Статьёй 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В соответствии с п.5 ст. 14 Закона РФ « О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 23 декабря 2005 года истцом в магазине бытовой техники «Э.», принадлежащем ответчику. Был приобретен холодильник-морозильник Stinol RF 345. По условиям гарантии, указанным в сервисном сертификате, с которыми истец была ознакомлена под роспись, изготовитель не несёт какой-либо ответственности за любой ущерб, нанесенный имуществу граждан вследствие установки и подключения, которые не соответствуют требованиям, указанным в Руководстве по эксплуатации.

В руководстве по эксплуатации приобретенного Ц. холодильника указано на то, что запрещается использовать удлинители и переходники для подключения холодильника к электросети.

Протоколом осмотра места происшествия от 26.01.2007 года зафиксирован факт обнаружения в комнате истца после пожара, имевшего место 26 января 2007 года, электропровода питания холодильника и электроудлинителя, а также оплавления корпуса розетки электроудлинителя. По результатам исследования сотрудниками завода-изготовителя от 17.02.2007г. представленных по просьбе завода фотографий и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 6 февраля 2007года сотрудники завода пришли к выводу о том, что причиной пожара могло быть тепловое проявление электротока при аварийном режиме в электророзетке удлинителя, через который был запитан холодильник-морозильник, аварийный режим мог быть связан с высоким переходным сопротивлением шнура питания холодильника с платинами контактных гнезд розеточной части удлинителя. То есть, при подключении холодильника потребитель нарушил требование руководства по эксплуатации на приобретенный товар.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание исходя из следующего.

В материалах дела имеется копия претензии Ц. к директору ООО «Э.» от 2 февраля 2007 года, в которой содержалось предложение о расторжении договора купли-продажи товара ненадлежащего качества на основании ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», о возврате стоимости товара в сумме 11607 руб. и возмещении материального ущерба на сумму 58700 руб., а также заявление Ц. в магазин бытовой техники «Э.» от 17.04.2007 года в котором она указывает о согласии с предложением о предоставлении ей взамен сгоревшего другого холодильника и том, что претензий к магазину « Э.» она не имеет.

В судебном заседании суда кассационной инстанции К. пояснил, что после проведенного исследования завод направил Ц. в начале апреля 2007 года копию заключения и предложил два варианта: обратиться в суд с иском и в ходе рассмотрения дела завод будет выполнять все необходимые действия; завод предоставит Ц. новый холодильник и она снимает свои претензии. После того как Ц. согласилась взять новый холодильник и сняла претензии он холодильник забрал. Этот холодильник находился в магазине до распоряжения завода и был впоследствии утилизирован, поскольку возможность получения нового холодильника с завода для Ц. связана с необходимостью предоставления на завод справки об утилизации старого холодильника.

После обращения Ц. в апреле 2007 года к продавцу с заявлением об отказе от претензий и получением нового холодильника взамен старого, спор фактически был разрешён во внесудебном порядке по взаимному желанию и старый холодильник утилизирован.

В суд с исковыми требованиями о возмещении ущерба причинённого потребителю некачественного товара Ц. обратилась 17 ноября 2009 года.

В такой ситуации судебная коллегия находит не состоятельной ссылку в доводах кассационной жалобы на положения пункта 5 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей».

Вопреки утверждениями, содержащимся в доводах кассационной жалобы обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела установлены, представленным по делу доказательствам дана оценка в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.67 ГПК РФ и нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения, нарушений норм материального или процессуального права, которые бы привели к неправильному разрешению дела судом не допущено.

Учитывая, что доводы кассационной жалобы, по существу направленные на иную оценку представленных по делу доказательств не могут служить основанием для отмены состоявшегося по делу решения и, руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

О п р е д е л и л а:

Решение Центрального районного суда г.Твери от 28 января 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Ц. — без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери 01 апреля 2010 года дело по кассационной жалобе А. на решение Центрального районного суда г. Твери от 15 февраля 2010 года, которым постановлено:

«Исковые требования Шк-ой Т. А. удовлетворить частично.

Произвести выдел принадлежащей Шк-ой Т. А. 34/100 доли в праве на земельный участок №- по ул.Т. в гор.Твери, общей площадью 1384,4 м2 (кадастровый №-) в размере 468,4 м2 по третьему варианту раздела участка (приложение № 4 к заключению экспертизы), являющемуся неотъемлемой частью настоящего решения, с проведением кадастрового учета образованного земельного участка и прекращением права общей долевой собственности Шк-ой Т. А.

Земельный участок мерою в 909,2 м2 по адресу ул.Т., д. №- гор.Тверь оставить в общей долевой собственности Ши-ых: И. А. и Н. Г. и Д. И. Е. (соответственно 43/100 доли или 592,4 м2 и 23/100 доли или 316,8 м2), определив порядок пользования земельным участком в соответствии с третьим вариантом раздела участка (приложение №4 к заключению экспертизы), являющемуся неотъемлемой частью настоящего решения.

В иске Шк-ой Т. А. к Ши-ым И. А. и Н. Г. о сносе самовольно возведенных строений: кирпичной постройки, площадью 25 м2, крыльца и выгребной ямы- отказать»

До-ва (ныне Ши-ва) И.А., Ши-ев Н.Г. обратились с иском к Шк-ну А.Г., До-вой И.А. об определении порядка пользования земельным участком №- по ул.Т. в г.Твери.

Шк-ин А.Г. обратился со встречным иском о прекращении долевой собственности на земельный участок и реальном разделе земельного участка. Впоследствии неоднократно уточнял заявленные требования, определив их как иск о реальном разделе земельного участка, сносе самовольно

возведенного одноэтажного кирпичного строения площадью 25 м 2 , крыльца и выгребной ямы..

В связи со смертью истца по встречным требованиям, вступившая в качестве истца Шк-на Т.А., заявила требования о реальном разделе домовладения, выделе земельного участка в соответствии с долей домовладения, исходя из сложившегося порядка пользования земельным участком, о сносе самовольно возведенных строений: одноэтажного кирпичного строения, крыльца и выгребной ямы.

08 сентября 2009 года настоящее гражданское дело было оставлено без рассмотрения ввиду вторичной неявки истцов и их представителя, ответчика (истца по встречным требованиям) и его представителя.

19 октября 2009 года производство по иску Шк-ой Т.А. о реальном разделе домовладения, выделе земельного участка в соответствии с долей домовладения, исходя из сложившегося порядка пользования земельным участком, о сносе самовольно возведенных строений: одноэтажного кирпичного строения, крыльца и выгребной ямы было возобновлено.

18 ноября 2009 года представитель истца по доверенности Б-ва О.Г. отказалась от заявленных требований о реальном разделе домовладения в связи с тем, что домовладение Шк-ой Т.А. — это отдельно стоящее строение и ответчики не претендуют на какую-либо долю в указанном строении.

С указанного времени в производстве суда находилось дело по иску Шк-ой Т.А. к Ши-ым И.А. и Н. Г., До-ой И. Е. о реальном разделе земельного участка, определении порядка пользования земельным участком, о сносе самовольно возведенной постройки и выгребной ямы.

Исковые требования основаны на том, что порядок пользования земельным участком №- по ул.Т. в г.Твери сложился с 1964 года, однако, когда в 2004 году часть домовладения была приобретена До-ой И.А. и Ши-ым Н.Г., у сособственников начались споры относительно порядка пользования земельным участком. До настоящего времени порядок пользования не определен, что создает для истца сложности в пользовании. Кроме того, ответчики фактически ограничивают ее в правах, вырубая насаждения, улучшая условия своего проживания (возведение самовольных построек) за счет земельного участка. Ши-ми возведена выгребная яма, без согласований, и соблюдения санитарных правил и норм, что также ущемляет ее права как собственника земельного участка.

В судебном заседании представитель истца по доверенности Бо-ва О.Г. полностью поддержала заявленные требования, пояснив, что необходимо определить порядок пользования земельным участком, выделив истцу принадлежащую ей долю реально с учетом сложившегося порядка пользования, кроме того, обязать ответчиков снести самовольно возведенные ими строения (пристройку, крыльцо), а также выгребную яму, которая

расположена в более высокой части участка и может создать ситуацию, когда сточные канализационные воды затопят участок ее доверительницы.

Ответчики До-ева И.Е., Ши-ев Н.Г., представитель Ши-ых по доверенности Ш. возражали против удовлетворения требований в части сноса самовольно возведенных строений, поскольку постройки проходят согласование, и будут вводиться в эксплуатацию. Наличие выгребной ямы никаких прав истца не нарушает. С разделом земельного участка согласны.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Шк-на Т.А. просит отменить решение суда.

При этом указывает, что вывод суда об отсутствии сложившегося порядка пользования земельным участком, не соответствует нормам материального права, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Наличие у ответчиков зарегистрированного права не может служить доказательством возникновения права собственности у сторон и не может иметь правообразующего значения для определения судом фактически сложившегося порядка пользования земельным участком. Сложившейся порядок пользования у прежних сособственников жилого дома, в силу п.1 ст.35 ЗК РФ, должен быть принят во внимание при разрешении данного спора. Спорным участком их семья пользуется с 1964 года, порядок пользования никогда не менялся, их участок огорожен забором, на участке расположены многолетние насаждения. Данный факт она могла подтвердить только свидетельскими показаниями, однако суд отказал ей в вызове свидетелей, также суд не принял во внимание фотографии и не дал им надлежащей оценки. Сложившемуся порядку пользования отвечают 1-й и 2-й варианты раздела, предложенные экспертом. Перераспределение земель по третьему варианту существенно ухудшает ее права и интересы как собственника. В третьем варианте предлагается организовать проход для Ши-ых с занятием земельного участка, на котором находятся ее зеленые насаждения — плодовые деревья и вишни. Самовольно возведенная Ши-ми пристройка нарушает ее права. Выгребная яма не приспособлена под централизованную воду и канализацию, так как не соответствует необходимому объему по числу постоянно проживающих в семье, не герметична и расположена на возвышенной части участка по отношению к ее дому. Суд необоснованно отклонил ее ходатайство о проведении экспертизы на предмет соответствия возведенных строений санитарным и строительным нормам. В результате имело место нарушение принципа состязательности сторон в процессе и создание благоприятных условий для одной сторон и нарушение процессуальных прав другой, которая была лишена возможности доказать нарушение без проведения экспертизы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения Шк-ой Т.А. и ее представителя Б., поддержавших доводы жалобы, Ши-ой И.А., и представителя Ши-ых И.А. и Н.Г. по доверенности Ш., возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного по делу решения.

Судом установлено, что Шк-на Т.А. является собственником 34/100 долях домовладения №- по ул.Т. в г.Твери, полученных в порядке наследования после смерти отца Шк-на А.Г.

Ши-ва И.А. и Ши-ев Н.Г. являются собственниками домовладения соответственно 20/100 и 23/100 долей на основании договора дарения от 26 марта 2004 года.

До-ой И.Е. принадлежат 23/100 долей домовладения на основании договора дарения от 18 февраля 1997 года.

В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 35 ЗК РФ в случае перехода права собственности на здание, строение, сооружение к нескольким собственникам порядок пользования земельным участком определяется с учетом долей в праве собственности на здание, строение, сооружение или сложившегося порядка пользования земельным участком.

Как следует из материалов дела, в пользовании сособственников находится земельный участок площадью 1377,6 кв.м, фактическая площадь земельного участка 1384,4 кв.м, общие границы которого никем не оспариваются.

Шк-ой Т.А. принадлежит 34/100 долей в праве общей долевой собственности на земельный участок на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию от 15.12.2008. Право общей долевой собственности зарегистрировано в ЕГРП 11 января 2009 года.

Ши-вой И.А. — 20/100 долей на основании договора дарения от 26.03.2004. Право собственности зарегистрировано в ЕГРП 05 апреля 2004 года.

Ши-еву Н.Г. — 23/100 на основании договора дарения от 26.03.2004. Право собственности зарегистрировано в ЕГРП 05 апреля 2004 года.

До-ева И.Е. первоначально арендовала 23/100 долей земельного участка, однако по состоянию на 1 января 2009 года является собственником указанной части земельного участка.

Судом установлено, что Шк-на Т.А. использует 411,3 кв.м и часть общего участка, всего 415,6 кв.м, Ши-вы используют площадь 557,8 кв.м, что не соответствует долям в праве собственности на домовладение.

В соответствии со ст. 11.4 ЗК РФ при разделе земельного участка образуются несколько земельных участков, а земельный участок, из которого при разделе образуются земельные участки, прекращает свое существование.

В силу ст. 11.5 ЗК РФ выдел земельного участка осуществляется в случае выдела доли или долей из земельного участка, находящегося в долевой собственности. При выделе земельного участка образуются один или несколько земельных участков. При этом земельный участок, из которого осуществлен выдел, сохраняется в измененных границах (измененный земельный участок). При выделе земельного участка у участника долевой собственности, по заявлению которого осуществляется выдел земельного участка, возникает право собственности на образуемый земельный участок и указанный участник долевой собственности утрачивает право долевой собственности на измененный земельный участок. Другие участники долевой собственности сохраняют право долевой собственности на измененный земельный участок с учетом изменившегося размера их долей в праве долевой собственности.

С учетом имеющихся в деле материалов об объеме прав каждого из сособственников на землю, размерах земельных участков, данных землеустроительной экспертизы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в рассматриваемой ситуации, исходя из заявленных по делу исковых требований, возможно произведение лишь выдела из общей собственности земельного участка Шк-ой Т.А.

При разрешении данного вопроса судом была произведена детальная оценка заключения землеустроительной экспертизы от 17 декабря 2009 года и представленных экспертом вариантов раздела.

При этом суд первой инстанции с приведением доводов в обоснование своей позиции посчитал, что третий из предложенных экспертом вариантов раздела в большей степени отвечает интересам всех собственников.

Данный вариант в большой степени учитывает сложившийся порядок пользования землей, исключает оставление земель участка в общем пользовании, предусматривает определенное перераспределение земель, используемых Шк-ой Т.А. и Ши-ми, осуществляемое в целях обеспечения необходимого прохода и обслуживания части дома с левой стороны Ширяевым и обеспечения обслуживания северной части дома Шк-ой Т.А. Кроме того, по указанному варианту устанавливается на въезде со стороны улицы у Шк-ой Т.А. — ширина границы 4,61 метра, у Ши-ых — 2,48 м. Указанные размеры обеспечивают возможность прохода и проезда на территорию каждого собственника транспорта, необходимость которых определена СНиП 2.07.01.89, в том числе и транспортных средств, связанных с обеспечением вопросов безопасности.

Учитывалось при этом и реальное расположение принадлежащих сторонам частей домовладения и других построек.

Судебная коллегия находит выводы суда по рассматриваемому вопросу правильными, основанными на нормах материального права и установленных обстоятельствах дела.

Доводы кассационной жалобы, связанные с несогласием с названным вариантом раздела земли не могут свидетельствовать о необоснованности принятого решения.

Ссылки на то, что не был учтен сложившийся порядок пользования землей, не в полной мере соответствуют выводам эксперта и установленным обстоятельствам.

Передача части земельного участка с фасада от Шк-ой Т.А. Ши-ым имеет место в связи с необходимостью обеспечения надлежащего проезда в условиях принятия решения о реальном разделе земли и не может

свидетельствовать о нарушении баланса интересов сторон с учетом характера разрешаемых требований.

Также не подлежат удовлетворению и требования Шк-ой Т.А. о сносе самовольно возведенных Ши-ми строений: одноэтажного кирпичного строения, крыльца и выгребной ямы.

В соответствии со ст.222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимого разрешения или с существенным нарушением градостроительный и строительных норм и правил. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за лицами, ее осуществившими, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В соответствии со ст. 263 ГК РФ собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (пункт 2 статьи 260). Если иное не предусмотрено законом или договором, собственник земельного участка приобретает право собственности на здание, сооружение и иное недвижимое имущество, возведенное или созданное им для себя на принадлежащем ему участке.

Как видно из материалов дела, постройки возведены Ши-ми на земельном участке, принадлежащем им на праве общей долевой собственности и предоставленном для обслуживания и эксплуатации жилого дома. Постройки возведены практически в границах ранее существовавшего жилого строения.

Градостроительным кодексом РФ установлен перечень объектов, для которых не требуется разрешение на строительство (реконструкцию) (п. 17 ст.51). К таким объектам отнесены гаражи, дачные постройки, строения и сооружения вспомогательного назначения. Кроме того, не требуется разрешения для изменения объектов капитального строительства и (или) их частей, если такие изменения не затрагивают конструктивные и другие характеристики их надежности и безопасности, не нарушают права третьих лиц и не превышают предельные размеры разрешенного строительства, реконструкции, установленные градостроительным регламентом.

Спорная пристройка площадью 25 кв.м не превышает предельные размеры разрешенного строительства, крыльцо и выгребная яма относятся к объектам вспомогательного назначения, на которые, в силу приведенной нормы закона, разрешение не требуется.

Ссылки в исковом заявлении на нарушение прав истца в связи с наличием на участке ответчиков выгребной ямы носят предположительный, вероятностный характер.

В этой связи судом первой инстанции на момент рассмотрения данного спора было обоснованно отказано в удовлетворении и названной части требований истца.

Суд первой инстанции не допустил нарушений процессуальных прав истца при отклонении ходатайства о назначении экспертизы на предмет соответствия возведенных строений санитарным и строительным нормам, поскольку доводы истца, изложенные в обоснование ходатайства, носят предположительный характер о возможных для нее в будущем негативных последствий.

При таких обстоятельствах решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности, в связи с чем оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда г.Твери от 15 февраля 2010 оставить без изменения, кассационную жалобу Шк-ой Т.А. — без удовлетворения.