Риски альтернативной ликвидации

Недавно Уголовный кодекс РФ пополнился новой статьей.:

1. Образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;
б) группой лиц по предварительному сговору, —
наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Под подставными лицами в настоящей статье понимаются лица, являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо.

Но наши бизнесмены с богатым опытом «открытия и закрытия фирм» сейчас этого или не знают или не осознают новую опасность, которая таится за простой сменой на номинала — физическое лицо и действуют по накатанной «слил и забыл».

Раньше все было просто — принесли фирму на ликвидацию, сменили учредителя и директора на бомжа-номинала-инвестора и все, ответственности никакой, так как за все «отвечает» новый директор. Все «прокатывало», значит все и теперь будет так же. По деньгам недорого, по срокам быстро, директора одни и те же.

Сейчас, с появлением статей 173.1, 173.2 ситуация изменилась. Уже сейчас есть практика и обвинительные приговоры. Но самое интересное будет дальше, когда директор номинал превысит критическую массу своего участия в фирмах. Рано или поздно, появиться очень экономичный заказчик, который решит ликвидировать свою фирму самым дешевым способом, при этом умолчав о проблемах в фирме.

Далее все просто, вызывают нового директора номинала по фирме, где проблемы, на котором, как оказывается еще сто фирм, который конечно же «ничего не знает, деятельности вести не собирался и был нагло введен в заблуждение раз так сто или двести«. А в заблуждение он был введен бывшими учредителями и директорами фирмы , вместе с юристами — т.е. группой лиц по предварительному сговору. До пяти лет лишения свободы. И показания от бывших учредителей, дескать «мы просто продали фирму», звучат тут очень не убедительно и главное — не уместно.

То есть, только на показаниях одного нового директора номинала возможно возбуждение по ст. 173.1 УК РФ. Наивно полагать, что новый директор номинал окажется личностью принципиальной и возьмет все на себя, так как в противном случае он пойдет по 173.2 за предоставление документов, где тоже вполне возможен реальный срок лишения свободы. Так что он напишет все, что нужно.

Далее, карточный домик начинает рушится. Ведь если новый директор номинал дал показания, что он был введен в заблуждение по фирме ООО «Василек», то соответственно и по ООО «Снежинка» и по всем другим сотням фирм он тоже был введен в заблуждение. Что подразумевает под собой успешную и плодотворную работу правоохранительных органов с бывшими учредителями и директорами этих фирм, которые воспользовались альтернативной ликвидацией на номинала. Особо отчаянные бизнесмены, которые ухитрились таким образом ликвидировать фирмы с долгами, переписав все на подставное лицо, рискуют при этом к 173.1 УК РФ прицепить еще парочку статей из уголовного кодекса.

Поэтому, по нашему мнению использовать альтернативную ликвидацию на номиналов не только не законно, но и экономически не целесообразно.

Единственным законным способом альтернативной ликвидации видится смена собственников и директора на Управляющую компанию, юридическое лицо, которое не является подставным лицом и которое не возможно ввести в заблуждение, так как это юридическое лицо, а не физическое. Легитимность сделки другая — Управляющей компании для этого потребуется предоставить все свои учредительные документы. Так же, с течением времени эта Управляющая компания, как и любое ООО может быть ликвидировано, т.е. прекратить свое существование. То есть получается пародоксальная ситуация, фирма есть, а директор и учредитель ликвидирован. Вместо Управляющей компании, можно найти другого инвестора и сделать ликвидацию на оффшорную компанию, которая станет и единственным учредителем и управляющей компанией.

Более надежным вариантом альтернативной ликвидации будет смена учредителя и руководителя на оффшорную компанию.

Наша компания способна дать подробную информацию и проконсультировать Вас в вопросе ликвидации предприятия. Для этого лишь нужно иметь соответствующие учредительные документы с печатью предприятия. Остальные шаги сделаем уже мы.

Риски альтернативной ликвидации

Согласно статистике Росстата, в 2016 году 711 тысяч юридических лиц прекратили своё существование. Это говорит об актуальности вопроса ликвидации компаний, в том числе — альтернативной ликвидации.

Напомним, что ни один нормативно-правовой акт не содержит этого термина. В рамках данной публикации мы будем подразумевать под альтернативной ликвидацией следующие действия:

  • смену директора и участников компании;
  • реорганизацию при помощи слияния фирм;
  • реорганизацию через присоединение.

Хотя существуют и другие варианты.

Более 75% компаний вынуждены прибегать к альтернативной ликвидации вместо официальной. Мы считаем, что одной из главных причин такого высокого процента является риск выездной налоговой проверки.

На практике срок официальной ликвидации компании редко бывает менее четырех месяцев. Например, целых два месяца требуется ждать реакции кредиторов на публикацию в «Вестнике государственной регистрации», только после этого можно уведомлять налоговую о завершении ликвидации (п. 2 ст. 22 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 N 129-ФЗ). Если, конечно, нет непогашенных требований кредиторов. Если же началась выездная налоговая проверка — то это ещё больше увеличивает срок ликвидации ООО (да и во многих случаях цель этой ликвидации — оказывается не достигнута).

Список документов, которые нужно составлять и подавать при официальной ликвидации ООО, также впечатляет. Например, для той же публикации в «Вестнике» нужны:

  • бланк-заявка на публикацию;
  • сопроводительное письмо;
  • решение о ликвидации, назначении ликвидатора или ликвидационной комиссии;
  • документ, подтверждающий оплату (квитанция, к примеру).

При этом альтернативная ликвидация далеко не всегда может решить проблемы руководства компании. Возьмём пример: если у компании имеется просуженный долг перед кредитором более 300 тыс. рублей, то кредитор может инициировать процедуру банкротства и настаивать на субсидиарной ответственности должника и именно за тот период, в который образовались долги. И неважно, что директор и участники на данный момент уже другие.

Излишне говорить, что юридические конторы, предлагающие «ликвидацию ООО за одну неделю и без хлопот», «забудут» об этом упомянуть.

Разберёмся в основных «подводных камнях» альтернативной ликвидации ООО.

Риск № 1: новый директор окажется массовым

Есть Письмо ФНС РФ от 03.08.2016 №ГД-4-14/[email protected], где сказано, что если лицо, имеющее право без доверенности действовать в интересах юрлица выступает в этом качестве более, чем в 5-ти юрлицах, то ИФНС должны затребовать объяснения по этому факту, изучить документы, пояснения от заявителя, объяснения от других лиц, которым могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для проверки, а также провести осмотр объектов недвижимости.

Если после этих действий ИФНС решит, что сведения в ЕГРЮЛ о директоре недостоверны, то налоговая потребует представить достоверную информацию. Если не сделать этого в течение 30-ти дней, ИФНС внесёт в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений о юрлице, а это автоматический отказ в регистрационных действиях по смене директора (пп. «ф» п.1 ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

В такой ситуации юрист, который сопровождал дело, скорее всего, разведёт руками и возвращать деньги за услугу откажется.

Как устранить риск: проверить потенциального покупателя на наличие соответствующей дисквалификации (ст. 3.11 КоАП РФ), но не только её. Нужно также проверить, не был ли замешан потенциальный новый директор или учредитель в деятельности юрлиц, ранее нарушавших законодательство (п. 3 Письма ФНС России от 27 марта 2015 года № СА-4-14/[email protected]).

Согласно этому письму, запрещено регситрироваться в качестве директора или участника (учредителя) для лиц, которые уже были директорами или участниками (учредителями), в компаниях, которые:

  • были исключены из реестра как недействующие с долгом перед бюджетом;
  • о которых в ЕГРЮЛ есть запись о недостоверности сведений;
  • должны были быть ликвидированы по решению суда, но ликвидированы не были.

Риск № 2: на компанию наложен запрет на регистрационные действия

Такие запреты накладывают судебные приставы-исполнители, опираясь на пп. 17 п. 1 ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», который даёт приставам право «совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов».

Читайте так же:  Договор купли-продажи окон пвх образец

Запрет пристава на внесение изменений в ЕГРЮЛ — это обеспечительная мера, которую часто используют при корпоративных спорах и при взыскании задолженности с компании.

Как устранить риск: проверить наличие запрета на регистрацию изменений в ЕГРЮЛ на сайте судебных приставов.

Риск № 3: допросы как средство налогового контроля

Руководителя компании или любое другое лицо, которому могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для налогового контроля (ст. 90 НК РФ) могут вызвать в налоговую или правоохранительные органы (на практике в СКР «приглашают» уже после вызова в налоговую, если есть признаки состава преступления по ст. 199 УК РФ или по ст. 173.1 УК РФ), для дачи показаний по обстоятельствам продажи доли, для установления истинного намерения нового участника вести хозяйственную деятельность, если этот участник вызывает подозрения. Это право дано налоговым органам пп. 12 п. 1 ст. 31 НК РФ, а также п. 1 ст. 90 НК РФ.

ФНС может пойти на хитрость: перед вызовом для дачи показаний взять показания с нового участника, где он признаётся, что не собирается вести хозяйственную деятельность.

Однако если продавать фирму покупателю из другого региона, то для дачи показаний его не вызовут. Таким образом, нежелательной процедуры можно избежать.

Как устранить риск:

  1. Желательно, чтобы покупатель компании был из другого региона;
  2. Необходимо давать объявление о продаже компании.

Риск № 4: новый владелец компании будет использовать её для ухода от налогов

ФНС относительно успешно борется с практикой ухода от налогов (например, с помощью системы СУР АСК НДС-2, которая позволят отследить «судьбу» НДС по всей цепочке контрагентов). Самые распространённые формы налоговых нарушений:

  • использование компаний-однодневок без фактической хозяйственной деятельности. Практика говорит, что около 90% доначислений налогов и вообще претензий ФНС возникают именно из-за связи с компаниями-однодневками;
  • завышение стоимости товаров и услуг с целью уменьшения налога на прибыль;
  • незаконное возмещение НДС из госбюджета, которое квалифицируется по ст. 199 УК РФ.

Возможно, что новый владелец компании, аффилированный с другими лицами или фирмами, будет использовать покупаемую компанию для подобных незаконных схем. Ничем хорошим для прежнего руководства фирмы это не обернётся: например, ФНС может обвинить старого и нового владельцев в сговоре, доначислить налоги, пени и штрафы, выиграть спор в суде. Каждый случай индивидуален, но субсидиарная ответственность аффилированных с компанией физических лиц в России широко распространена.

Например, в деле о банкротстве «Птицефабрики Мурманская» арбитражные суды привлекли её бывшего руководителя Мазура В.А. к субсидиарной ответственности на сумму 5 000 000 рублей по заявлению арбитражного управляющего. Мазур В.А., ещё будучи руководителем, безвозмездно передал имущество компании другой организации, и это привело к банкротству. Суды согласились с позицией арбитражного управляющего, Мазура В.А. привлекли к субсидиарной ответственности (Постановление АС Северо-Западного округа от 14 июля 2016 года, дело № А56-4970/2013).

Другой пример, не связанный с налогами, но связанный с субсидиарной ответственностью руководителя: ООО «Этимарк» и ООО «Дом-Строй» заключили инвестиционный договор, по которому «Этимарк» передала «Дом-Строю» более 800 млн рублей на строительство многоквартирного дома. По условиям договора «Дом-Строй» не имела права заключать какие-либо сделки относительно строящихся квартир, поскольку после завершения строительства и сдачи дома в эксплуатацию квартиры переходили к ООО «Этимарк». При нарушении договора «Дом-Строй» выплачивает неустойку.

Директор «Дом-Строя» нарушил договор и заключил договоры долевого участия в строительстве относительно 87 квартир. То есть возникла «двойная продажа». Условия инвестиционного договора были нарушены, и «Дом-Строй» должен был выплатить неустойку в размере 223 467 595 рублей, что он и сделал.

После этого «Дом-Строй» обратился с иском против своего директора с требованием взыскать с последнего 223 467 595 рублей.

Арбитражные суды удовлетворили эти требования (Постановление 10 арбитражного апелляционного суда от 11 декабря 2013 года, дело № А41-2271/13, оставленное без изменений ФАС Московского округа от 19 марта 2014 года).

Как устранить риск: требовать от покупателей компании какие-либо гарантии, а правильнее всего обращаться к уже проверенным исполнителям, за которыми не наблюдалось подобных грехов. По большому счету, тут нет никаких гарантий.

Сами по себе процедуры, используемые для альтернативной ликвидации, при правильном проведении и оправданности не являются противозаконными. Однако то, как, и для чего их применяют — служит для изобретения ФНС РФ новых способов противодействия.

Каждый случай ликвидации компании нужно рассматривать индивидуально. Изучая деятельность фирмы, можно найти варианты, как ликвидировать её таким образом, чтобы исключить возможные претензии ФНС и правоохранительных органов.

Альтернативная ликвидация фирмы и ее риски

Легитимный способ прекращения деятельности юридического лица — его ликвидация. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

Официальная ликвидация фирм в Санкт-Петербурге, как и на территории всей России, осуществляется на основании решения участников общества и подразумевает полное завершение расчетов с контрагентами и налоговыми органами, распределение имущества и прибыли между участниками общества. Однако официальная ликвидация не только подразумевает относительно длительную по времени процедуру (от 3 месяцев), необходимость публикаций, но и содержит риск проведения выездной налоговой проверки. Выездная проверка при ликвидации (реорганизации) проводится независимо от того, сколько выездных проверок в отношении налогоплательщика было проведено в текущем календарном году.

На такие проверки не распространяются ограничения о недопустимости проведения более двух выездных проверок в течение календарного года.

Выездная налоговая проверка при ликвидации проводится по всем налогам. Проверке подлежит исчисление налогов за три календарных года, предшествующих году ликвидации (реорганизации). В том числе повторно задействуется период, который уже был проверен ранее в ходе другой выездной проверки. Эта особенность установлена п. 11 ст. 89 НК РФ.

Данный риск часто рассматривается как критический. В ряде случаев именно из-за риска выездной налоговой проверки прибегают к инструментам альтернативной ликвидации. Кроме того, напоминаем, традиционная ликвидация подразумевает необходимость завершить расчеты с контрагентами и бюджетом. Если денег не хватает, то руководство организации, с точки зрения закона, должно принять решение о ликвидации компании через процедуру банкротства.

Ликвидация через банкротство

Банкротство — это еще более длительная процедура. Сроки ликвидации через банкротство – от 6 месяцев (при так называемой «короткой» процедуре из ликвидации). На практике же корректно называть сроки от 9 месяцев. Процедура банкротства занимает много времени и дорогостояща, так как подразумевает необходимость оплатить вознаграждение арбитражного управляющего (от 30 тыс. р. в месяц) и покрыть иные необходимые в рамках банкротства расходы (публикации, оценку и т. д.). Желательно, чтобы процедуру сопровождал юрист, специализирующийся на банкротствах, так как интересы арбитражного управляющего и руководства фирмы, исходя из положений законодательства о банкротстве, могут не совпадать. Арбитражный управляющий в силу закона обязан принять меры, чтобы погасить задолженность перед кредиторами. Короткая процедура для него менее предпочтительна, так как в этом случае он теряет ежемесячный доход и несет риски неполного исполнения требований законодательства по формированию конкурсной массы. Отсутствие юриста на стадии оценки и выполнения банкротных процедур существенно увеличивает риски привлечения к субсидиарной ответственности по долгам фирмы. Более подробно о роли юриста на стадии сопровождения банкротства читайте в статьях «Взыскание долгов через процедуру банкротства» и «Сопровождение банкротства».

Альтернативная ликвидация через смену собственников и реорганизацию

Желание избежать проверки, огласки или желание быстро избавиться от бизнеса после избрания на должность, не совместимую с бизнесом, или ухода на госслужбу повлекло за собой то, что руководители бизнеса также прибегают к альтернативной ликвидации и ее вариациям:

  1. Смена генерального директора и смена собственника. Срок такого расставания с бизнесом исчисляется от 15 дней. В данном случае организация продолжает функционировать, но в ней меняется генеральный директор, учредитель. Смена собственника происходит в лучшем случае через продажу. Прибегая к этому способу, руководитель бизнеса рассчитывает, что ответственность переходит к другим лицам. Вопреки заблуждению, что такой способ дает возможность избежать широкой огласки вследствие отсутствия необходимости публикации, отметим, что обязанность публикации есть. Она установлена п. 4 ст. 6 Закона об ООО. Систематическое невыполнение требования — следствие отсутствия законодательно установленной санкции. Если в результате такой «продажи» организация прекращает деятельность, то она впоследствии исключается из ЕГРЮЛ по инициативе налогового органа, и это удачный вариант завершения судьбы организации.
  2. Реорганизацияпутем присоединения. Срок такого завершения существования фирмы — от 6 месяцев. В этом случае организация исключается из ЕГРЮЛ, но у нее возникает правопреемник. Прибегая к этому способу, руководство бизнесом рассчитывает, что ответственность также переходит к другим лицам. Этот способ не гарантирует того, что проверки удастся избежать (см. п. 10 ст. 89 НК РФ).

Спрос рождает предложение. Поскольку спрос есть, рынок отвечает обилием предложений по альтернативной ликвидации. Продавцы подобных услуг не дают каких-либо гарантий, не сильно задумываются о документальном оформлении и в ряде случаев откровенно недоговаривают, консультируя по преимуществам альтернативной ликвидации. В результате обращения к таким дельцам долги и проблемы первых лиц не исчезают, а для кредиторов удорожается и растягивается во времени процедура привлечения к ответственности. Удорожание процедуры взыскания, действительно, отсеивает часть кредиторов. Если кредитор принципиален или если сумма долга велика, то от ответственности не уйти.

Читайте так же:  Приказ на создание комиссии для списания основных средств образец

Законны ли альтернативные способы ликвидации

Распространено мнение бизнесменов о том, что альтернативная ликвидация освободит руководство от ответственности и рисков, в отличие от традиционной. Прибегая к альтернативной ликвидации, бизнесмены рассчитывают исключить риск выездных налоговых проверок, сократить срок процедуры, объем бумажной волокиты, значительно уменьшить затраты на ликвидацию. Популярность процедуры обуславливается неверным пониманием закона и юридических последствий таких действий. Как уже отмечалось ранее, уйти от проверки позволяет смена первых лиц компании, реорганизация уже лишена данного преимущества. Альтернативная ликвидация — это не настоящая ликвидация в понимании закона, она действительно предоставляет возможность уйти от ответственности, но лишь при тщательном подборе соответствующих «исходных данных» и лишь в отсутствие сильных кредиторов. Главный плюс ликвидации организаций в установленном законом порядке, при строгом соблюдении всех процедурных требований, в том, что ее невозможно отменить. Из-за чрезмерной нагрузки по налоговому администрированию далеко не все предприятия, особенно в крупных городах, подпадают под проверку даже при официальной ликвидации.

Смена первых лиц (смена директора + продажа) — самый дешевый и быстрый вариант, предлагаемый на рынке юридических услуг. Тем не менее все «преимущества» оформления на номинального владельца и собственника при неблагоприятном развитии событий и активных кредиторах теряют актуальность и становятся головной болью реальных директоров и собственников.

Законодательная база

Ожидания, что фирма в конце концов «умрет» по решению регистрирующего органа как не действующая на основании п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», не всегда оправданы. Отметим, что налоговые органы вправе, но не обязаны исключать из ЕГРЮЛ прекратившие деятельность компании, п. 4 указанной статьи и вовсе запрещает исключение «недействующей компании» из реестра при получении налоговыми органами от кредиторов заявлений о том, что предстоящим исключением нарушены их интересы. Следует помнить, что псевдопокупатели бизнеса не планируют заниматься предпринимательской деятельностью. А значит, они не будут предоставлять в налоговые органы и внебюджетные фонды отчетность, установленную действующим законодательством. Это в соответствии с п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ влечет наложение на юридическое лицо штрафа в размере от 5 % до 30 % от неуплаченной суммы налогов (но не менее 1000 рублей). В результате «брошенная компания» приобретает статус должника перед бюджетом и создает себе еще одного кредитора. Последствием недоимки перед бюджетом становится невозможность исключения недействующего юридического лица из реестра из-за опасности причинения ущерба бюджету (кредитору).

Анализ судебной практики

Подписываемый сторонами договор купли-продажи долей в уставном капитале (или акций), в действительности не направленный на возникновение у «покупателя» прав на участие в управлении компанией и получения прибыли от ее деятельности, — это фиктивная сделка, совершенная с целью вывода из состава участников лиц, реально владеющих компанией. Согласно ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная «для вида», без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимая сделка), ничтожна, к ней применены последствия ее недействительности в виде возврата сторонами всего полученного по сделке (ст. 167 ГК РФ). В результате «продавцы» вновь становятся полноправными участниками компании со всеми вытекающими последствиями и имеющимися проблемами (долгами, неуплатами и т. д.), для избавления от которых выбиралась альтернативная ликвидация.

В рамках дел о банкротстве, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности реальных, а не номинальных директоров, даже не прибегают к оспариванию сделки и доказывают номинальность вновь назначенных лиц. Так, рассматривая требования о привлечении к субсидиарной ответственности, суд оценивает доводы руководителя номинальными и при подтверждении такого довода привлекает не того директора, который числился таковым на дату введения соответствующей процедуры, а предшествующего. Данный подход нашел свое отражение в постановлениях 9ААС от 05.10.2016 по делу № А40-99980/2010, 13 ААС от 28.09.2016 по делу № А56-1928/2015, 17 ААС от 14.09.2016 по делу № А60-50119/2013, 17 ААС от 06.09.2016 по делу № А60-62089/2015, от 15.07.2016 по делу № А40-177759/2014, определениях Арбитражного суда Республики Башкортостан от 29.10.2016 по делу № А40-11401/2014, Арбитражного суда Пермской области от 27.09.2016 по делу № А50-11083/2015, Арбитражного суда Пермской области А50-8803/2015, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.12.2015 по делу № А56-71401/2014.

Предварительное оспаривание сделок по смене первых лиц влечет размытие ответственности, см. Определение Арбитражного суда Челябинской области от 06.09.2016 по делу № А76-42471/2009.

Анализ судебной практики свидетельствует, что компании, предлагающие альтернативную ликвидацию и формальный подход к совершению сделок, упрощает привлечение к ответственности, см. Постановление 7ААС от 03.10.2016 по делу № А27-5608/2015, Постановления 9ААС от 05.10.2016 по делу № А40-99980/2010. Тем не менее во всех случаях мало заявить о номинальности, данное обстоятельство следует доказать, см. Постановление 9ААС от 08.09.2016 по делу № А40-7293/2015.

Вопреки существующему заблуждению о невозможности доказать приведенные выше обстоятельства при рассмотрении такого рода судебных дел, доказательная база собирается и принимается судами довольно легко. На практике для признания мнимой сделки недействительной достаточно разыскать «покупателя» фирмы (при наличии паспортных данных этим занимаются охранные структуры), опросить и предоставить суду полученные свидетельства. Помимо привлечения к субсидиарной ответственности по долгам фирмы, для горе-продавцов есть риск преследования по ст. 173.1 УК РФ.

Напомним, указанная норма предусматривает ответственность за образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц, а также предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекших внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах.

Нельзя исключать и ответственность по ст. 159, а в ряде случаев и по ст. 199 УК РФ. Риск привлечения к субсидиарной ответственности по долгам «проданной» организации в полной мере касается не только действующих руководителей и учредителей компаний, но и их бывших владельцев и генеральных директоров, в том числе и номинальных.

Схожие последствия наступают и при реорганизации:

  • сделка по реорганизации признается недействительной как мнимая или притворная с соответствующими последствиями в виде двусторонней реституции — возврата в ЕГРЮЛ компаний, участвовавших в данной реорганизации;
  • при возбуждении в отношении правопреемника процедуры банкротства лица, контролировавшие реорганизованную компанию, привлекаются к субсидиарной ответственности по обязательствам должника;
  • возбуждение уголовного дела по признакам выделенного в самостоятельный состав преступления, предусмотренного статьей 173.1 УК РФ.

Надеемся, что эта статья позволит критически оценить перспективы альтернативной ликвидации и предпринять правильные шаги. Открывать, вести и закрывать бизнес следует, осознавая последствия предпринятых действий. Наша задача — снизить риск потерь на каждом этапе развития компании, помочь найти необходимые ответы. Если вы стали заложником альтернативной ликвидации, мы поможем найти выход из сложившейся ситуации, для остальных снизим вероятность его наступления.

Альтернативная ликвидация фирмы и ее риски

Легитимный способ прекращения деятельности юридического лица — его ликвидация. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

Официальная ликвидация фирм в Санкт-Петербурге, как и на территории всей России, осуществляется на основании решения участников общества и подразумевает полное завершение расчетов с контрагентами и налоговыми органами, распределение имущества и прибыли между участниками общества. Однако официальная ликвидация не только подразумевает относительно длительную по времени процедуру (от 3 месяцев), необходимость публикаций, но и содержит риск проведения выездной налоговой проверки. Выездная проверка при ликвидации (реорганизации) проводится независимо от того, сколько выездных проверок в отношении налогоплательщика было проведено в текущем календарном году.

На такие проверки не распространяются ограничения о недопустимости проведения более двух выездных проверок в течение календарного года.

Выездная налоговая проверка при ликвидации проводится по всем налогам. Проверке подлежит исчисление налогов за три календарных года, предшествующих году ликвидации (реорганизации). В том числе повторно задействуется период, который уже был проверен ранее в ходе другой выездной проверки. Эта особенность установлена п. 11 ст. 89 НК РФ.

Данный риск часто рассматривается как критический. В ряде случаев именно из-за риска выездной налоговой проверки прибегают к инструментам альтернативной ликвидации. Кроме того, напоминаем, традиционная ликвидация подразумевает необходимость завершить расчеты с контрагентами и бюджетом. Если денег не хватает, то руководство организации, с точки зрения закона, должно принять решение о ликвидации компании через процедуру банкротства.

Ликвидация через банкротство

Банкротство — это еще более длительная процедура. Сроки ликвидации через банкротство – от 6 месяцев (при так называемой «короткой» процедуре из ликвидации). На практике же корректно называть сроки от 9 месяцев. Процедура банкротства занимает много времени и дорогостояща, так как подразумевает необходимость оплатить вознаграждение арбитражного управляющего (от 30 тыс. р. в месяц) и покрыть иные необходимые в рамках банкротства расходы (публикации, оценку и т. д.). Желательно, чтобы процедуру сопровождал юрист, специализирующийся на банкротствах, так как интересы арбитражного управляющего и руководства фирмы, исходя из положений законодательства о банкротстве, могут не совпадать. Арбитражный управляющий в силу закона обязан принять меры, чтобы погасить задолженность перед кредиторами. Короткая процедура для него менее предпочтительна, так как в этом случае он теряет ежемесячный доход и несет риски неполного исполнения требований законодательства по формированию конкурсной массы. Отсутствие юриста на стадии оценки и выполнения банкротных процедур существенно увеличивает риски привлечения к субсидиарной ответственности по долгам фирмы. Более подробно о роли юриста на стадии сопровождения банкротства читайте в статьях «Взыскание долгов через процедуру банкротства» и «Сопровождение банкротства».

Читайте так же:  Пенсия ребенку инвалиду 3 группы

Альтернативная ликвидация через смену собственников и реорганизацию

Желание избежать проверки, огласки или желание быстро избавиться от бизнеса после избрания на должность, не совместимую с бизнесом, или ухода на госслужбу повлекло за собой то, что руководители бизнеса также прибегают к альтернативной ликвидации и ее вариациям:

  1. Смена генерального директора и смена собственника. Срок такого расставания с бизнесом исчисляется от 15 дней. В данном случае организация продолжает функционировать, но в ней меняется генеральный директор, учредитель. Смена собственника происходит в лучшем случае через продажу. Прибегая к этому способу, руководитель бизнеса рассчитывает, что ответственность переходит к другим лицам. Вопреки заблуждению, что такой способ дает возможность избежать широкой огласки вследствие отсутствия необходимости публикации, отметим, что обязанность публикации есть. Она установлена п. 4 ст. 6 Закона об ООО. Систематическое невыполнение требования — следствие отсутствия законодательно установленной санкции. Если в результате такой «продажи» организация прекращает деятельность, то она впоследствии исключается из ЕГРЮЛ по инициативе налогового органа, и это удачный вариант завершения судьбы организации.
  2. Реорганизацияпутем присоединения. Срок такого завершения существования фирмы — от 6 месяцев. В этом случае организация исключается из ЕГРЮЛ, но у нее возникает правопреемник. Прибегая к этому способу, руководство бизнесом рассчитывает, что ответственность также переходит к другим лицам. Этот способ не гарантирует того, что проверки удастся избежать (см. п. 10 ст. 89 НК РФ).

Спрос рождает предложение. Поскольку спрос есть, рынок отвечает обилием предложений по альтернативной ликвидации. Продавцы подобных услуг не дают каких-либо гарантий, не сильно задумываются о документальном оформлении и в ряде случаев откровенно недоговаривают, консультируя по преимуществам альтернативной ликвидации. В результате обращения к таким дельцам долги и проблемы первых лиц не исчезают, а для кредиторов удорожается и растягивается во времени процедура привлечения к ответственности. Удорожание процедуры взыскания, действительно, отсеивает часть кредиторов. Если кредитор принципиален или если сумма долга велика, то от ответственности не уйти.

Законны ли альтернативные способы ликвидации

Распространено мнение бизнесменов о том, что альтернативная ликвидация освободит руководство от ответственности и рисков, в отличие от традиционной. Прибегая к альтернативной ликвидации, бизнесмены рассчитывают исключить риск выездных налоговых проверок, сократить срок процедуры, объем бумажной волокиты, значительно уменьшить затраты на ликвидацию. Популярность процедуры обуславливается неверным пониманием закона и юридических последствий таких действий. Как уже отмечалось ранее, уйти от проверки позволяет смена первых лиц компании, реорганизация уже лишена данного преимущества. Альтернативная ликвидация — это не настоящая ликвидация в понимании закона, она действительно предоставляет возможность уйти от ответственности, но лишь при тщательном подборе соответствующих «исходных данных» и лишь в отсутствие сильных кредиторов. Главный плюс ликвидации организаций в установленном законом порядке, при строгом соблюдении всех процедурных требований, в том, что ее невозможно отменить. Из-за чрезмерной нагрузки по налоговому администрированию далеко не все предприятия, особенно в крупных городах, подпадают под проверку даже при официальной ликвидации.

Смена первых лиц (смена директора + продажа) — самый дешевый и быстрый вариант, предлагаемый на рынке юридических услуг. Тем не менее все «преимущества» оформления на номинального владельца и собственника при неблагоприятном развитии событий и активных кредиторах теряют актуальность и становятся головной болью реальных директоров и собственников.

Законодательная база

Ожидания, что фирма в конце концов «умрет» по решению регистрирующего органа как не действующая на основании п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», не всегда оправданы. Отметим, что налоговые органы вправе, но не обязаны исключать из ЕГРЮЛ прекратившие деятельность компании, п. 4 указанной статьи и вовсе запрещает исключение «недействующей компании» из реестра при получении налоговыми органами от кредиторов заявлений о том, что предстоящим исключением нарушены их интересы. Следует помнить, что псевдопокупатели бизнеса не планируют заниматься предпринимательской деятельностью. А значит, они не будут предоставлять в налоговые органы и внебюджетные фонды отчетность, установленную действующим законодательством. Это в соответствии с п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ влечет наложение на юридическое лицо штрафа в размере от 5 % до 30 % от неуплаченной суммы налогов (но не менее 1000 рублей). В результате «брошенная компания» приобретает статус должника перед бюджетом и создает себе еще одного кредитора. Последствием недоимки перед бюджетом становится невозможность исключения недействующего юридического лица из реестра из-за опасности причинения ущерба бюджету (кредитору).

Анализ судебной практики

Подписываемый сторонами договор купли-продажи долей в уставном капитале (или акций), в действительности не направленный на возникновение у «покупателя» прав на участие в управлении компанией и получения прибыли от ее деятельности, — это фиктивная сделка, совершенная с целью вывода из состава участников лиц, реально владеющих компанией. Согласно ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная «для вида», без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимая сделка), ничтожна, к ней применены последствия ее недействительности в виде возврата сторонами всего полученного по сделке (ст. 167 ГК РФ). В результате «продавцы» вновь становятся полноправными участниками компании со всеми вытекающими последствиями и имеющимися проблемами (долгами, неуплатами и т. д.), для избавления от которых выбиралась альтернативная ликвидация.

В рамках дел о банкротстве, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности реальных, а не номинальных директоров, даже не прибегают к оспариванию сделки и доказывают номинальность вновь назначенных лиц. Так, рассматривая требования о привлечении к субсидиарной ответственности, суд оценивает доводы руководителя номинальными и при подтверждении такого довода привлекает не того директора, который числился таковым на дату введения соответствующей процедуры, а предшествующего. Данный подход нашел свое отражение в постановлениях 9ААС от 05.10.2016 по делу № А40-99980/2010, 13 ААС от 28.09.2016 по делу № А56-1928/2015, 17 ААС от 14.09.2016 по делу № А60-50119/2013, 17 ААС от 06.09.2016 по делу № А60-62089/2015, от 15.07.2016 по делу № А40-177759/2014, определениях Арбитражного суда Республики Башкортостан от 29.10.2016 по делу № А40-11401/2014, Арбитражного суда Пермской области от 27.09.2016 по делу № А50-11083/2015, Арбитражного суда Пермской области А50-8803/2015, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.12.2015 по делу № А56-71401/2014.

Предварительное оспаривание сделок по смене первых лиц влечет размытие ответственности, см. Определение Арбитражного суда Челябинской области от 06.09.2016 по делу № А76-42471/2009.

Анализ судебной практики свидетельствует, что компании, предлагающие альтернативную ликвидацию и формальный подход к совершению сделок, упрощает привлечение к ответственности, см. Постановление 7ААС от 03.10.2016 по делу № А27-5608/2015, Постановления 9ААС от 05.10.2016 по делу № А40-99980/2010. Тем не менее во всех случаях мало заявить о номинальности, данное обстоятельство следует доказать, см. Постановление 9ААС от 08.09.2016 по делу № А40-7293/2015.

Вопреки существующему заблуждению о невозможности доказать приведенные выше обстоятельства при рассмотрении такого рода судебных дел, доказательная база собирается и принимается судами довольно легко. На практике для признания мнимой сделки недействительной достаточно разыскать «покупателя» фирмы (при наличии паспортных данных этим занимаются охранные структуры), опросить и предоставить суду полученные свидетельства. Помимо привлечения к субсидиарной ответственности по долгам фирмы, для горе-продавцов есть риск преследования по ст. 173.1 УК РФ.

Напомним, указанная норма предусматривает ответственность за образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц, а также предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекших внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах.

Нельзя исключать и ответственность по ст. 159, а в ряде случаев и по ст. 199 УК РФ. Риск привлечения к субсидиарной ответственности по долгам «проданной» организации в полной мере касается не только действующих руководителей и учредителей компаний, но и их бывших владельцев и генеральных директоров, в том числе и номинальных.

Схожие последствия наступают и при реорганизации:

  • сделка по реорганизации признается недействительной как мнимая или притворная с соответствующими последствиями в виде двусторонней реституции — возврата в ЕГРЮЛ компаний, участвовавших в данной реорганизации;
  • при возбуждении в отношении правопреемника процедуры банкротства лица, контролировавшие реорганизованную компанию, привлекаются к субсидиарной ответственности по обязательствам должника;
  • возбуждение уголовного дела по признакам выделенного в самостоятельный состав преступления, предусмотренного статьей 173.1 УК РФ.

Надеемся, что эта статья позволит критически оценить перспективы альтернативной ликвидации и предпринять правильные шаги. Открывать, вести и закрывать бизнес следует, осознавая последствия предпринятых действий. Наша задача — снизить риск потерь на каждом этапе развития компании, помочь найти необходимые ответы. Если вы стали заложником альтернативной ликвидации, мы поможем найти выход из сложившейся ситуации, для остальных снизим вероятность его наступления.