Проблемы квалификации получения взятки

Законодательство Российской Федерации, как известно, не лишено определенных недостатков, а потому нуждается в продуманном и обоснованном реформировании [11, с. 112]. Вектор реформирования уголовного законодательства, по нашему мнению, должен быть направлен на приведение его в соответствие с целями назначения уголовного наказания, принципами законности и справедливости [3, c. 127]. Представляется, что процесс оптимизации уголовного законодательства должен преследовать цель тотального противодействия коррупции, уровень которой вызывает серьёзную обеспокоенность в обществе [4, с. 198-199]. В этой связи в данной статье мы рассмотрим проблемы, связанные со взяточничеством.

Преступления, понимаемые под словом «взяточничество», в уголовном законодательстве определяются как получение взятки, дача взятки и посредничество во взяточничестве. Нередко при квалификации данных преступлений возникают вопросы, требующие разъяснения в связи с изменениями, произошедшими в социальной и законодательной оценке взяточничества.

Под квалификацией преступления понимается сопоставление признаков совершенного деяния с признаками составов преступлений. Хочется отметить, что составы взяточничества рассматриваются через квалификацию в следственной и судебной практике.

Теоретики, рассматривая вопросы квалификации, затрагивают два компонента данного процесса:

— фактические признаки деяний;

— признаки составов преступлений.

При анализе уголовно наказуемых деяний их правильная квалификация невозможна без осуществления их отграничений:

— разграничения между собой;

— отграничения от иных смежных составов уголовно наказуемых деяний [1, с. 12].

На наш взгляд, наиболее актуальной проблемой квалификации взяточничества является разграничение получения взятки и мошенничества.

Такие авторы, как С.А. Бочкарева и О.В. Радченко являются сторонниками другой версии. Они утверждают, что в теории уголовного права существуют аргументы и контраргументы по способу разграничения защиты преступлений. На практике можно заметить, что отношение профессионалов к изменению обвинения со взяточничества на мошенничество остается абсолютно нейтральным [2, с. 35]. Проще говоря, возбуждение уголовного дела может состояться по статье 290 УК РФ, а предъявление обвинения уже совершается по статье 159 УК РФ. Российские суды также не выражает отрицательного мнения на данный счет, так как суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона.

Если рассматривать критерии для разграничения получения взятки и мошенничества [9], то получение должностным лицом ценностей за совершение действий или бездействие (используя при этом служебное положение), следует квалифицировать как получение взятки. А вот если указанное лицо получило ценности за совершение действий или бездействие, но при этом не используя возможности служебных полномочий, то такие действия квалифицируют как мошенничество, которое совершено лицом с использованием своего служебного положения [5, с. 225-226].

Мы считаем, что использование служебного положения и использование служебных полномочий различаются в двух видах:

1) Если должностное лицо, способствовало совершению законных действий другим лицам, то здесь имеет место быть использование служебного положения.

2) Если использование служебного положения противопоставляется совершению действий, когда служебное положение используется:

-для совершения незаконных действий по службе лично должностным лицом;

-и для способствования совершению незаконных действий другим должностным лицом.

Отсюда можно сделать вывод, что под понятием мошенничество можно понимать принятие должностным лицом ценностей, обладая полномочиями, использование которых способствовало для совершения действий и получения взятки за незаконные действия по службе.

Очень важно обратить свое внимание и на действия лица, которые передает ценности должностному лицу в качестве взятки, не являясь владельцем этих ценностей, где ответственность за покушение на дачу взятки несет именно владелец переданных ему ценностей [9].

Немало важную роль, связанную с квалификацией взяточничества, имеет разграничение единого умысла на совершение одного и нескольких эпизодов проявления преступного деяния.

В теории уголовного права мы можем заметить, что выражение содержания преступления выражается как единый и продолжаемый акт, где продолжаемое преступление состоит из нескольких деяний с единым умыслом и целью на участке небольшого промежутка времени. Продолжаемое преступление регламентируется Уголовным кодексом РФ как единое сложное преступление.

На практике часто встречаются случаи, когда лицом совершается несколько однородных преступлений, другими словами множественность преступлений, которые складываются в одно продолжаемое. В этом случае можно сослаться на теоретика М.А. Подгрушного, который утверждает, что такое соитие преступных деяний в единое, может привести к отрицательному состоянию положения виновного лица [8, с. 74]. Так, например, в комментариях УК РФ упоминается, что при получении нескольких взяток, данное преступление превращается в совокупность преступлений, где каждое квалифицируется само по себе.

Совокупность преступлений предполагает получение взяток от нескольких лиц, если в отношении каждого совершается отдельное действие [12, с. 71]. Отсюда мы можем выделить единое продолжаемое преступление, которое подразумевает систематическое получение материальных ценностей или выгод от одних и тех же лиц [10, с. 65-66].

На наш взгляд, данное утверждение можно считать противоречивым. Ведь главная суть заключается в количественном показателе, то есть числе дающих взятку. Другими словами можно назвать объективным критерием, который не всегда является основой разграничения совокупности и единого преступления.

Констатируя факт Высшей судебной инстанции, которая в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ [9] утверждает, что систематическое получение взяток от одного и того же лица, следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление. То же касается и случая, когда взятка получена/передана от нескольких лиц за совершение одного действия/бездействие [6, с. 515].

А к совокупности преступлений следует отнести взяточничество от нескольких лиц, когда в интересах каждого лица совершается отдельное действие/бездействие.

Общую сумму получения взятки можно подразделить на три составляющих размера:

— которая превышает 25 000 руб. является получением взятки в значительном размере.

— которая превышает 150 000 руб. является получением взятки в крупном размере.

— которая превышает 1миллион руб. является получением взятки в особо крупном размере.

Хочется согласиться с мнением М.А. Подгрушного, который утверждает, что при квалификации совокупности взяточничества необходимо руководствоваться не только разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, но и оценивать в каждый конкретный по особенному, учитывая направленность умысла на единое преступление.

Исходя из ФЗ от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции», К.В.Чашин отмечает, что эта уголовно-правовая норма порождает ряд проблем, которые требуют теоретического анализа.

Говоря о проблемах взяточничества, следует уделить внимание различию физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки. Современный УК РФ закрепляет основной состав посредничества и предусматривает две его формы:

На наш взгляд, проблема данного разграничения состоит в следующем:

— во-первых, физический посредник и взяткодатель принимают участие во вручении самой взятки должностному лицу. Разница состоит лишь в том, что взяткодатель дает, а посредник передает.

— во-вторых, взяткодатель может не преследовать собственной пользы от действий или бездействий от должностного лица, а служить обычным передатчиком в интересах третьего лица [7, с. 330].

1. Борков В. Новая редакция норм об ответственности за взяточничество: проблемы применения // Уголовное право. 2011. № 4.

2. Бочкарев С.А., Радченко О.В. И все-таки мошенничество или взяточничество? // Законность. 2013. № 1.

3. Грудинин Н.С. Амнистия и помилование как формы освобождения от уголовной ответственности: некоторые проблемные вопросы // Стратегии социального развития современного общества: российские и мировые тренды. Сборник материалов XIV Международного социального конгресса. – М., 2015. – С. 127-129.

4. Грудинин Н.С. Коррупция как угроза национальной безопасности России: постановка проблемы // Scientific resources management of countries and regions, 2014. – С. 198-200.

5. Кошаева Т.О. Судебная практика по уголовным делам о краже чужого имущества // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юрид. литература, 2012. Вып. 17.

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013.

7. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007.

8. Подгрушный М.А. Проблемы квалификации совокупности эпизодов взяточничества в теории и судебной практике // Вестник Чувашского университета. 2013. № 1.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Российская газета. Федеральный выпуск № 6130 (154).

10. Ткачев И. Проблемы реализации уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве // Уголовное право. 2012. № 2. – С. 65-66.

11. Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Институт задержания подозреваемого нуждается в совершенствовании // Альманах мировой науки. 2016. № 1-3 (4). – С. 108-112.

12. Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. 2013. № 1.

Основные вопросы квалификации по статье 290 УК РФ – получение взятки

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Как следует из статьи 290 УК РФ, ответственность за получение взятки установлена в следующих случаях: а) за совершение должностным лицом входящих в его служебные полномочия действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, б) за способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению указанных действий (бездействию), в) за общее покровительство или попустительство по службе, а также — г) за совершение должностным лицом незаконных действий (бездействие).

Читайте так же:  Госпошлина в суд размер беларусь

Под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица следственно-судебная практика понимает такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (например, сокращение установленных законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя, ускорение принятия должностным лицом соответствующего решения, выбор должностным лицом в пределах своей компетенции или установленного законом усмотрения наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им лиц решения).

Способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе. Такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к совершению соответствующих действий (бездействию) путем уговоров, обещаний, принуждения и др.

При этом, особо следует обратить внимание, что получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений не может квалифицироваться по статье 290 УК РФ. В этих случаях склонение должностного лица к совершению незаконных действий (бездействию) по службе может при наличии к тому оснований влечь уголовную ответственность за иные преступления (например, за подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями или превышению должностных полномочий).

Одновременно с этим, следует иметь в виду, что при получении взятки за общее покровительство или попустительство по службе конкретные действия (бездействие), за которые она получена, на момент ее принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем.

Общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам.

К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения.

Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции.

Под незаконными действиями (бездействием), за совершение которых должностное лицо получило взятку (часть 3 статьи 290 УК РФ), следует понимать действия (бездействие), которые: совершены должностным лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации; относятся к полномочиям другого должностного лица; совершаются должностным лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим должностным лицом или органом; состоят в неисполнении служебных обязанностей; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

К ним, в частности, относятся фальсификация доказательств по уголовному делу, неисполнение предусмотренной законом обязанности по составлению протокола об административном правонарушении, принятие незаконного решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности.

Получение должностным лицом взятки за использование должностного положения в целях способствования совершению другим должностным лицом незаконных действий (бездействию) по службе надлежит квалифицировать по части 3 статьи 290 УК РФ.

Следует особо обратить внимание, что не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т.п. за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям.

Ответственность за получение взятки наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки — до или после совершения им действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче за их совершение взятки.

Предметом взяточничества по статье 290 УК РФ, наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Под незаконным оказанием услуг имущественного характера следует понимать предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатные либо по заниженной стоимости предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, прощение долга или исполнение обязательств перед другими лицами).

Имущественные права включают в свой состав как право на имущество, в том числе право требования кредитора, так и иные права, имеющие денежное выражение, например исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225 ГК РФ). Получение взятки в виде незаконного предоставления должностному лицу имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и др.

Переданное в качестве взятки имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения эксперта.

Получение взятки в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получило ли указанное лицо реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными ему ценностями по своему усмотрению.

Если должностное лицо намеревалось получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченное получение взятки. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ.

В тех случаях, когда предметом получения взятки является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, сначала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости).

В случае, если должностное лицо отказалось принять взятку, действия лица, непосредственно направленные на их передачу, подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 или статьей 2911 УК РФ.

Если условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лица, действия которого были непосредственно направлены на их получение, содеянное следует квалифицировать как покушение на получение взятки.

Получение взятки, в том числе через посредника, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом.

Обещание или предложение принять незаконное вознаграждение за совершение действий (бездействие) по службе необходимо рассматривать как умышленное создание условий для совершения соответствующего коррупционного преступления в случае, когда высказанное лицом намерение получить взятку было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях получения от них ценностей.

Если при этом иные действия, направленные на реализацию обещания или предложения, лица не смогли совершить по независящим от них обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать как приготовление к получению взятки (часть 1 статьи 30 и соответственно части 2 — 6 статьи 290 УК РФ).

Взятку надлежит считать полученной группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц.

В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из входящих в преступную группу должностных лиц.

При квалификации действий указанных лиц не имеет значения, какая сумма получена каждым из членов преступной группы, а также то, сознавал ли взяткодатель, что в получении взятки участвует несколько должностных лиц.

Действия лиц, не обладающих признаками специального субъекта, предусмотренными статьей 290 УК РФ, участвующих в получении взятки группой лиц по предварительному сговору, квалифицируются соответственно как посредничество во взяточничестве (статья 291[1] УК РФ).

Исходя из положений статьи 35 УК РФ организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и (или) руководителя.

В организованную группу (пункт «а» части 5 статьи 290 УК РФ), помимо одного или нескольких должностных лиц могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта получения взятки.

Читайте так же:  Уголовные дела расследуемые следователями следственного комитета рф

В случае признания получения взятки организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении этих преступлений, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации по соответствующей части статьи 290 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ. Преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения любым членом организованной группы.

Решая вопрос о квалификации получения взятки в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы, следует исходить из общей стоимости ценностей (имущества, имущественных прав, услуг имущественного характера), предназначавшихся всем участникам преступной группы.

Под вымогательством взятки (пункт «б» части 5 статьи 290 УК РФ) следует понимать не только требование должностного лица дать взятку, сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов (например, умышленное нарушение установленных законом сроков рассмотрения обращений граждан).

Для квалификации содеянного по пункту «б» части 5 статьи 290 УК РФ не имеет значения, была ли у должностного лица реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего взятку, имелись основания опасаться осуществления этой угрозы (например, следователь, зная, что уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления, угрожает обвиняемому направить дело с обвинительным заключением прокурору, а, получив взятку, дело по предусмотренным законом основаниям прекращает).

Если в процессе вымогательства взятки должностное лицо совершило действия (бездействие), повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, содеянное при наличии к тому оснований должно быть дополнительно квалифицировано по статье 285, 286 УК РФ.

По пункту «б» части 5 статьи 290 УК РФ следует квалифицировать получение взятки и в том случае, когда вымогательство с согласия или по указанию должностного лица осуществлялось другим лицом, не являющимся получателем взятки. Действия последнего при наличии оснований должны оцениваться как посредничество во взяточничестве по соответствующим частям статьи 2911 УК РФ.

Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

От совокупности преступлений следует отличать продолжаемое получение в несколько приемов взятки. Как единое продолжаемое преступление следует, в частности, квалифицировать систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, если указанные действия были объединены единым умыслом.

Совокупность преступлений отсутствует и в случаях, когда взятка получена от нескольких лиц, но за совершение одного действия (акта бездействия) в общих интересах этих лиц.

Следует особо обратить внимание, что не может квалифицироваться как единое продолжаемое преступление одновременное получение, в том числе через посредника, взятки от нескольких лиц, если в интересах каждого из них должностным лицом совершается отдельное действие (акт бездействия). Содеянное при таких обстоятельствах образует совокупность преступлений.

Если общая стоимость полученных должностным лицом имущества, имущественных прав, услуг имущественного характера превышает двадцать пять тысяч рублей, сто пятьдесят тысяч рублей либо один миллион рублей, то содеянное может быть квалифицировано как получение взятки соответственно в значительном, крупном либо особо крупном размере лишь в том случае, когда принятие всех ценностей представляло собой эпизоды единого продолжаемого преступления.

Необходимо обратить внимание, что совершение должностным лицом за взятку действий (бездействие), образующих самостоятельный состав преступления, не охватывается объективной стороной преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ. В таких случаях содеянное взяткополучателем подлежит квалификации по совокупности преступлений как получение взятки за незаконные действия по службе и по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, служебный подлог, фальсификацию доказательств и т.п.

Если за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе имущество передается, имущественные права предоставляются, услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, и должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки (например, принятие руководителем государственного или муниципального учреждения спонсорской помощи для обеспечения деятельности данного учреждения за совершение им действий по службе в пользу лиц, оказавших такую помощь). При наличии к тому оснований действия должностного лица могут быть квалифицированы как злоупотребление должностными полномочиями либо как превышение должностных полномочий.

Получение должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, следует квалифицировать как получение взятки вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействие).

В том случае, если указанное лицо получило ценности за совершение действий (бездействие), которые в действительности оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, такие действия при наличии умысла на приобретение ценностей следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Как мошенничество следует квалифицировать действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу.

Если должностное лицо, выполняющее в государственном или муниципальном органе либо учреждении организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, заключило от имени соответствующего органа (учреждения) договор, на основании которого перечислило вверенные ему средства в размере, заведомо превышающем рыночную стоимость указанных в договоре товаров, работ или услуг, получив за это незаконное вознаграждение, то содеянное им следует квалифицировать по совокупности преступлений как растрату вверенного ему имущества (статья 160 УК РФ) и как получение взятки (статья 290 УК РФ).

Если же при указанных обстоятельствах стоимость товаров, работ или услуг завышена не была, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки.

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Проблемы квалификации получения взятки по моменту его окончания

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 18.06.2018 2018-06-18

Статья просмотрена: 80 раз

Библиографическое описание:

Гуляева Э. В. Проблемы квалификации получения взятки по моменту его окончания // Молодой ученый. — 2018. — №24. — С. 198-201. — URL https://moluch.ru/archive/210/51390/ (дата обращения: 23.12.2018).

Одним из наиболее актуальных вопросов квалификации преступлений, охватываемых понятием «взяточночетсво», является вопрос о моменте окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве. Оценка данного вопроса по-прежнему является неоднозначной как в теории, так и на практике, несмотря на принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 24), в котором даны новые разъяснения относительно момента окончания различных форм взяточничества.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума ВС РФ № 24 получение взятки считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей. При этом не имеет значения, получило ли указанное лицо реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Несмотря на то, что Пленумом Верховного суда обозначена правовая позиция относительно момента окончания преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, ряд авторов, в том числе, Ю. Пудовочкин, настаивают на том, чтобы признавать указанное преступление оконченным с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Основным аргументом рассматриваемого подхода является положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, следовательно, преступление не следует признавать оконченным, пока у лица не появится возможность реализовать корыстную цель [12, с. 97].

При таких обстоятельствах представляется обоснованной позиция, изложенная в Постановлении № 24, поскольку по конструкции рассматриваемый состав преступления сформулирован как формальный, основным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов государственной власти и реализацию интересов службы, а не отношения собственности.

Неоднозначно в теории и на практике решается вопрос об установлении момента окончания получения взятки в значительном, крупном, особо крупном размерах при получении лицом части ценностей, не составляющих значительного, крупного, особо крупного размера, хотя предполагалось получить их в соответствующем размере.

Так, Архангельским областным судом как оконченное преступление квалифицировано получение взятки оперативным уполномоченным отдела по борьбе с экономическими преступлениями на потребительском рынке, финансово-кредитной сфере и сфере оборота водных биологических, в крупном размере, когда за совершение незаконных действий по прекращению проверки в отношении предпринимателя В. он получил только часть оговоренной суммы взятки, после чего был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Такой подход соответствует положениям абзацу 2 пункта 10 Постановления № 24.

Однако, необходимо отметить, что существует 3 различных точки зрения по данному вопросу.

Читайте так же:  Заявление на эмансипацию образец

Во-первых, по мнению А.В. Грошева и многих других исследователей содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получение ценностей в соответствующем размере. Сторонники указанного подхода исходят из общего правила определения момента окончания преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ [7, с. 94].

Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, полагают, что содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление в значительном, крупном, особо крупном размере и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей. Данный вариант основан на том, что состав преступления является формальным, размер взятки является объективным признаком, для признания преступления оконченным требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном, особо крупном размере. В то же время, поскольку содеянное содержит признаки оконченного преступления, помимо покушения требуется еще квалификация преступления как оконченного в размере фактически полученных ценностей.

Согласно третьей точке зрения, как указывают А.О. Безверхов, Л. Боровых, В. Степанов, В. Шумихин, Н. Чудин, Н. Лопашенко, В.Н. Щепельков, М. Любавина, имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется. Третий вариант также аргументирован тем, что размер взятки — это объективный признак, следовательно, преступление не является оконченным до тех пор, пока должностное лицо не приняло ценности в соответствующем размере [19, с. 4].

В судебной практике на уровне решений Верховного Суда РФ встречались два первых варианта, в доктрине доминирующей является правовая позиция, соответствующая третьему варианту.

В этой связи представляет интерес еще один вопрос, связанный с особенностью такого предмета взяточничества, как оказание услуг имущественного характера. Это определение размера в случае, когда услуга до конца не выполнена. Несмотря на то, что Пленум прямого ответа на данный вопрос не дает, тем не менее, из подхода к установлению момента окончания преступления можно заключить, что размер взятки будет определяться стоимостью услуги в целом. Эта логика, по мнению В.Ф. Щепелькова и ряда других авторов, представляется неприемлемой для исчисления размера взятки и была неоднократно подвергнута критике.

В то же время, в соответствии с позицией ВС РФ в случае, когда должностному лицу предмет взятки передавался в виде фальшивых денежных средств, действия взяткополучателя подлежат квалификации как покушение на взятку в том размере, на который был направлен умысел виновного.

Как отмечает Л.И. Фарберова, поддельные банкноты не являются законным средством платежа, в связи с чем не могут находиться в денежном обращении, поскольку лишены экономических свойств, присущих действительным деньгам [15, с. 79]. Р. Шарапов поддерживает такую правовую позицию, усиливая ее тем, что поддельным денежным знакам в силу их ничтожности для финансового оборота не представляется возможным дать легальную денежную оценку, необходимую для рассмотрения дел о взяточничестве и обязательную для определения размера взятки, непосредственно влияющего на квалификацию [17, с. 37].

Впервые Пленумом ВС РФ дано разъяснение относительно момента окончания взяточничества, совершаемого под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Согласно пункту 13 Постановления получение или дача взятки, в том числе через посредника, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом. Однако данный подход нередко подвергается критике в литературе.

Так, по мнению Б.В. Волженкина, ввиду того, что в такой ситуации взятка как таковая субъекту не давалась, его действия необходимо квалифицировать лишь как покушение на получение взятки [5, с. 118]. Поскольку предмет рассматриваемого преступления является одним из объективных признаков состава, получение взятки надлежит считать оконченным посягательством только при условии, если должностное лицо приняло незаконное имущественное вознаграждение, переданное ему именно от взяткодателя, т. е. лица, в действиях которого имеются все признаки состава дачи взятки. Если должностное лицо принимает имущественное вознаграждение, которое оно считает взяткой, от субъекта, в действительности не являющегося взяткодателем, а только имитирующего дачу взятки и не имеющего умысла на подкуп чиновника в целях совершения последним действий (бездействия) по службе (таковым является лицо, участвующее в ОРМ), передаваемые ценности нельзя считать взяткой. Вместе с тем, позиция Верховного Суда по данному вопросу сформирована, хотя и не является бесспорной.

Как следует из судебной практики, гораздо сложнее дифференцировать изобличение взяткополучателя в ходе правомерных оперативно-розыскных мероприятий и провокационно-подстрекательских действий, организованных сотрудниками правоохранительных органов. Сотрудники, как правило, действуют с целью пресечения коррупционной деятельности лица, в отношении которого поступала информация о ранее полученных им взятках. Однако суды не признают ОРМ обоснованным и правомерным в случае, если с требованием о передаче взятки выступило само должностное лицо, но было установлено, что «благоприятная» для таких действий обстановка организована с участием оперативных работников. Такие действия признаются провокационно-подстрекательскими.

Помимо прочего, немало вопросов возникает при квалификации продолжаемого взяточничества, в частности, при следующих обстоятельствах: если должностное лицо, получив от взяткодателя незаконное вознаграждение в оговоренном размере за совершение определенного деяния, требует повысить размер взятки и взяткодатель, согласившись с предъявленным требованием, передал дополнительное вознаграждение.

Рассматриваемая ситуация порождает правоприменительную дилемму, требующую выбора между совокупной квалификацией и констатацией признаков продолжаемого преступления. П.С. Яни, Т.А. Николенко полагают, что в данной ситуации отсутствуют признаки продолжаемого преступления, а имеет место совокупность преступлений, поскольку состав преступления объективно и субъективно завершен с момента получения взятки, соответствующей первоначальной договоренности. Однако авторы не учитывают, что требование дополнительного незаконного вознаграждения может быть спланировано взяткополучателем изначально, и кроме того, желание взяткополучателя получить дополнительное вознаграждение нельзя расценивать как новый умысел на получение взятки. Указанные обстоятельства свидетельствуют об определенной динамике первоначального умысла, которая остается в его рамках [20, с. 25].

Иначе следует квалифицировать действия взяткополучателя, который после получения взятки в заранее определенном размере сообщает взяткодателю о том, что для совершения действия (бездействия), в котором заинтересован взяткодатель, необходимо дать взятку другому должностному лицу. В этом случае получение чиновником дополнительного незаконного вознаграждения для передачи другому должностному лицу является результатом формирования нового умысла, а значит, это деяние должно получить самостоятельную уголовно-правовую оценку:

1) как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), если должностное лицо, получившее вторую взятку, передало ее другому взяткополучателю;

2) как мошенничество (ст. 159 УК РФ), если информация о необходимости подкупить еще одно должностное лицо является ложной и сообщается с целью похитить дополнительное незаконное вознаграждение. В этом случае имеет место так называемое «мнимое посредничество» во взяточничестве; правила его квалификации изложены в пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда № 24

Таким образом, в статье рассмотрены проблемы квалификации преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 290 УК РФ по моменту его окончания. Подводя итог, необходимо отметить, что рассматриваемые преступления подлежат квалификации с учетом формальной конструкции состава, а также основного объекта, независимо от правил квалификации иных преступлений, в частности, различных форм хищения, незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Основные вопросы квалификации рассматриваемого деяния изложены высшей судебной инстанцией в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 г. № 24.

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: фед. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 20.12.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. № 25. Ст. 2954.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 г. № 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // БВС РФ. 2013. № 9.
  3. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005. 423 с.
  4. Грошев А.В. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа по УК РФ // Уголовная политика в сфере обеспечения безопасности здоровья населения, общественной нравственности и иных социально-значимых интересов: материалы II научно-практической конференции, 25 мая 2013. Ч. I. М, 2013. С. 92-95.
  5. Краюшкина Я.В. Момент окончания взяточничества / Я.В. Краюшкина // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2016. № 2. С. 62–64.
  6. Кулагин А.Н. Особенности квалификации продолжаемого взяточничества // Уголовная политика: теория и практика. 2016. № 2. C. 173-176.
  7. Пудовочкин Ю. Е. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право. 2013. № 5. С. 97-99.
  8. Скоморохов С. А. Момент окончания взятки и коммерческого подкупа и посредничества в них // Вестник ЮГУ. 2015. № 2 (38). С. 219-220.
  9. Фарберова Л.И. Получение взятки в виде денег: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации // Законодательство и экономика. 2014. № 5. 78 — 81.
  10. Шарапов Р.Д. Момент окончания взяточничества // Криминалистъ. 2016. № 1. C. 35-38.
  11. Щепельков В.Ф. Позиции пленума верховного суда российской федерации относительно момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, коммерческого подкупа // Криминалистъ. 2014. № 1(14). C. 3-9.
  12. Яни П.С. Новые вопросы квалификации взяточничества // Законность. 2014. № 9. С. 22 — 27.