Развод по-президентски

Мир знает много примеров того, как политика укрепляет брак, но что развод укрепляет политический статус — это что-то новое. Все дело в том, что согласно Конституции, ближайшие родственники действующего президента не могут выдвигать свои кандидатуры на эту должность.

Своим разводом президент Альваро де Колом и первая леди Сандра Торрес де Колом надеются обойти формальность. Оппозиция, в свою очередь, обрушилась на супругов с критикой. Они усмотрели в разводе признаки «нечестной игры». На что чета ответила, мол, не нужно посторонним лезть в интимную жизнь. Однако главный кандидат от оппозиционных сил Отто Перес Молина стесняться не стал и охарактеризовал этот развод как «аферу». Другой оппозиционер, лидер партии «Компромисс, Обновление и Порядок» Эдуардо Сухер сравнил происходящее с «дешевой мыльной оперой», явно неуместной, когда речь идет о будущем страны. Интересно, что против президента и его супруги выступила церковь — весьма влиятельная в гватемальской политике. Она назвала развод супругов де Колом аморальным.

И это неудивительно. Их не раз видели целующимися на публике. И признаков разлада в отношениях они никогда не подавали. Хотя, с другой стороны, непонятно, почему церковь стала упрекать их в аморальности только сейчас. Ведь для Альваро этот брак третий, а для Сандры — второй. У обоих есть дети от предыдущих браков.

Президентские выборы в Гватемале намечены на сентябрь нынешнего года. Фаворитом гонки, согласно опросам, Сандра не является. А нынешнего президента и его правительство оппоненты и вовсе называют самым бездарным за всю историю Гватемалы. Косвенно это подтвердила и его супруга. Открывая избирательную кампанию, она заявила, что хочет построить Гватемалу «с социальным миром и надеждой». Как будто сейчас у Гватемалы нет ни того, ни другого.

Преемственность супругов в политике — вещь не слишком распространенная, зато яркая и запоминающаяся.

Хилари Клинтон в трудные времена известного всем скандала поддержала своего мужа, президента США Билла Клинтона и не подала на развод. Теперь она — госсекретарь в администрации действующего президента. А Кристина Элизабет Фернандес де Киршнер, нынешний президент Аргентины, три года назад сменила на этом посту своего супруга Нестора Киршнера.

Хотите держать руку на пульсе Серебряного Дождя? Подпишитесь на нашу рассылку, и раз в неделю вы будете получать на ваш электронный адрес топ самых важных новостей, событий, свежих эфиров и далеко идущих планов нашей радиостанции! Добро пожаловать в клуб избранных слушателей Серебряного Дождя!

Что такое «Клуб Серебряного Дождя»?

Это виртуальное сообщество друзей, поклонников, преданных слушателей радиостанции, которые хотят быть всегда на связи с нами. Быть в курсе основных событий, не пропускать интересные эфиры и мероприятия Серебряного Дождя.

Какие привилегии получают члены клуба?

После того, как вы заполните анкету и укажете сферу своих интересов, вы сможете:

  • получать оперативную информацию обо всех эфирных новостях – гостях, темах программ, интервью;
  • получать напоминания о начале любимых программ по смс;
  • получать приглашения на студийные концерты и мероприятия в уютном дворике радиостанции;
Как стать членом «Клуба Серебряного Дождя»?

Чтобы стать членом клуба – заполните пожалуйста анкету. Это займет несколько минут, зато позволит нам понять – кто вы и что вам интересно.

Пасторская мудрость: почему РПЦ не комментирует развод Путиных

Это удивительно, но при том, что о разводе главной пары страны пишут и говорят сегодня во всех российских СМИ, в интернете мне удалось найти только один комментарий на эту тему от официального представителя РПЦ. «Это личное. Это его решение – решение его и его супруги. Тем более, они заявили, что это было решение, принятое ими обоими. Это не был развод по каким-то там определенным причинам, а именно решение двух людей. Так что я считаю, что православные, те, кто обвенчались в церкви, – у них есть своя позиция. А гражданский брак подвержен в общем-то разным коллизиям, одной из таких коллизий был подвержен брак того же самого Владимира Владимировича», – заявил председатель Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин порталу PublicPost. А известный православный эксперт и активист Кирилл Фролов объяснил молчание церкви по этому поводу пастырской мудростью.

Кирилл Фролов, глава Ассоциации православных экспертов: Церковь проявляет пасторскую мудрость. И лично я всем людям, начиная от президента и кончая обычным рабочим и крестьянином, в таких ситуациях советую обратиться к спасительному таинству покаяния – к исповеди, но об этом не кричат, не рвут тельняшки и публично афишируют.

А дальше тишина. Обычно очень общительный протодьякон Андрей Кураев сбрасывает телефон. Председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда за границей и, как объяснили в его приемной, недоступен даже по телефону. В неформальном общении один из журналистов портала «Православие и мир» признался, что они тоже очень хотят какой-то официальный комментарий от РПЦ о разводе Путина, но даже им получить его сейчас не представляется возможным. И даже политики, которые известны своей борьбой против разводов, абортов и геев, молчат, ссылаясь на свое нежелание лезть в личную жизнь.

— Вы можете прокомментировать развод Владимира и Людмилы Путиных с точки зрения традиционных ценностей?

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга: Я не комментирую ничего.

Интересно, что буквально накануне рабочая группа Координационного совета при президенте под руководством депутата Елены Мизулиной презентовала «Концепцию государственной семейной политики на период до 2025 года». В ней разводы решительно осуждаются, и даже предлагается штрафовать тех, кто решил расторгнуть брак. До вчерашнего дня такие мысли абсолютно соответствовали духу власти и курсу на возрождение института семьи, но тут Людмила и Владимир Путины сделали свое неожиданное признание.

Месть за медвежонка, развод в семье Путина и разгром штабов Навального

— «Как во время войны показать фильм Геббельса»: родственники Сталина и Хрущева по-разному оценили фильм про смерть вождя

— «С нами непросто, как и с вами»: Михаил Лермонтов о запрете фильма про Сталина и цензуре в России

— То ли замазали, то ли нет: означает ли отсутствие российских звезд на Олимпиаде их злоупотребление допингом

— Личная жизнь кремлевских звезд: подробности развода «дочки Путина» и сына друга Путина

— На пару деньков в Москву: удивительные приключения Керимова между Францией и Россией

— Сделай это по-тихому: как власть пытается предотвратить акции Навального 28 января

Об этих новостях — итоговый выпуск «И так далее» с Михаилом Фишманом

Светлана Бондарчук откровенно о причинах развода и отношениях с Паулиной Андреевой: «Совместных застолий, видимо, не будет»

Фото из Instagram Светланы Бондарчук

Развод Федора и Светланы Бондарчук, который случился два года назад, стал одним из самых громких событий того времени. Бывшая супруга режиссера тяжело переживала расставание с мужем, и многие ее поклонники обвиняли в этом новую пассию Федора, молодую актрису Паулину Андрееву. На днях в откровенном интервью с Натальей Синдеевой для канала «Дождь» Светлана рассказала о настоящей причине развода и отношениях с той, кого все считают разлучницей.

Сейчас свое расставание с мужем женщина считает закономерным: в паре давно зрел кризис, но оба они не спешили его замечать и что-то предпринимать для его преодоления. «Я не знаю, как думал и чувствовал Федор, но я понимала: мы прошли такой большой путь и что бы дальше с нами ни происходило, если мы проклянем друг друга, то мы проклянем ту жизнь, которая самая яркая, юная, фантастическая. Нам было важно сохранить дружеские, теплые отношения — наверное, и какая-то форма любви остается», — призналась Светлана.

Несмотря на это, нынешняя невеста Бондарчука избегает общения с его бывшей женой. «Совместных застолий, видимо, не будет. Не потому, что я этого не хочу. это другие люди не хотят. Я открыта и Федору сказала об этом сразу», — подчеркнула Бондарчук.

Снова замуж она не спешит, хотя несколько предложений уже получила.

Телеканал «Дождь». Неудачный развод

Мы неоднократно говорили о том, как манипулируют общественным мнением. Идеологическую нишу либералов – традиционно занимает телеканал «Дождь», патриотический сектор пытаются приватизировать патриоты-майданщики. Более радикальных из них мы условно называем – патриоты -1 (Стрелков, Федоров), есть и боле адекватные – патриоты -2 ,однако и те и другие объединены общей целью и разделение в некоторой степени условно.

При этом либералы и патриоты-1 уверенно пиарят друг друга. Либералы разоблачают неприглядные вещи в среде «патриотов», а «патриоты», на чем свет стоит, ругают либералов. Обычный человек в этой дискуссии вынужден выбирать свое место, и выбор, надо прямо сказать, непростой. Ведь с одной стороны попадаешь к сторонникам либерального майдана, а с другой, к сторонникам майдана патриотического. Мы же, не хотим быть заложниками такой системы координат, поэтому с единомышленниками, объясняем происходящее, избегая идеологических шаблонов, которые нам упорно пытаются навязать. Мы поддерживаем Президента Путина, поддерживаем созданный им ОНФ, считаем необходимым и далее укреплять суверенитет России, поддерживать традиционные ценности. При этом, нам очевиден провал либерального майдана и подготовка майдана патриотического. Поэтому и сливают либеральный сегмент в накачку таких «патриотов», как Стрелков и депутат ГД Евгений Федоров. И в рамках этой работы телеканал «Дождь» готовит серию «разоблачающих» передач про «патриотические» движения России. Цель понятна – монополизировать критику патриотов-1. Ведь после того, как их раскритикует «Дождь» у обычного человека не должно остаться сомнений в том, что эти господа истинные патриоты, а все кто их критикует – враги. Поскольку наша идеологическая позиция эксклюзивна и не соответствует придуманным для нас госдепартаментом США шаблонам, телеканал «Дождь» получил задачу дискредитировать нашу платформу. Как это сделать? Очень просто. Достаточно в сюжеты, «разоблачающие» НОД включить наши материалы, и тогда у адептов Федорова не останется сомнений в том, что критика депутата организована лично послом США и поэтому не содержит в себе истины. Но ведь ситуация обстоит иначе: критику Федорова сегодня действительно хотят перехватить либералы, но не для того, чтобы ослабить НОД, а для того, чтобы лидеры радикал — патриотов стали неуязвимыми для информации, проливающей свет на их деятельность. Это нужно им для сохранения НОДовского электората, который всё отчетливее понимает, что за фрукт депутат Федоров и активно покидает НОД.

Читайте так же:  Замена судьи заявление

В рамках этой истории, я получил письмо от продюсера телеканала «Дождь» Дарьи Жук с предложением рассказать о том, что такое НОД на самом деле.

Таким репортажем журналисты Дождя хотят дискредитировать информацию, которую дают блогеры — патриоты, действующие действительно самостоятельно, без диктата со стороны американских пропагандистских подразделений и поэтому мешающие расписанной по нотам работе либералов и псевдопатриотов. Однако дорогие журналисты «Дождя» интервью Вам давать не будем, потому что с врагами России дело не имеем. Позор выступать на телеканале, поливающем грязью Россию и говорящем ложь про национального лидера. Да и ваши уловки шиты белыми нитками, поэтому всего хорошего, обмануть нас не выйдет.

Рецензии на книгу « Дождь в Париже »

Роман Сенчин — прозаик, автор романов «Елтышевы», «Зона затопления», сборников короткой прозы и публицистики. Лауреат премии «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Русского Букера» и «Национального бестселлера».

Главный герой нового романа «Дождь в Париже» Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предается рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь. Юность в девяностые, первая любовь и вообще — всё впервые — в столице Тувы, Кызыле. Его родители и друзья уже покинули город, но здесь его дом, он не хочет уезжать — сначала по инерции, а потом от странного ощущения: он должен жить здесь. А в Париже идет дождь.

Лучшая рецензия на книгу

Книга в више была давно и , спасибо играм, знакомство состоялось! Речь в ней идет о жизни, точнее воспоминаниях о прошлом Андрея Топкина. На протяжении всего произведения мы следим за детством, школьными годами и взрослой жизнью ГГ. При этом довольно подробно описываются различные этапы развития нашей страны: как шаг за шагом от строительства коммунизма Россия пришла к демократии! На примере Тувы хорошо показано, как националистические настроения способны задавить дружелюбность на корню. Читать подобные срезы было довольно интересно( у меня даже чай остыл), но вот личная жизнь Топкина наводила на меня уныние! Прежде всего претензии к характеру ГГ — вот этот вот мужчина среднего возраста постоянно ноет о своей прошлой жизни и при этом не видит ничего хорошего в настоящем! Но мы-то тоже читаем про его прошлую жизнь и понимаем, что ничего прекрасного( по чему можно было бы слезы лить) там не было! Потому что в силу своего характера Топкин привык не напрягаться лишний раз, не старался никаким образом удержать те крупинки личного счастья, что ему перепадали от его 3-х жен! Самое простое обвинять в своем дискомфорте строй в стране, девушек, друзей и НИЧЕГО при этом не делать, чтобы стало лучше, а просто плыть по течению дальше, куда кривая выведет, продолжая наматывать сопли на кулак, что, эх! , жизнь-то проходит, а хорошего в ней с гулькин нос! Меня всегда такие люди возмущают, особенно если это мужчина, т.к. не нужно постоянно жить прошлым, надо двигаться вперед, и в любом возрасте можно найти приятные моменты! А если уж тебя не устраивает что-либо в твоей жизни, то, будь добр, оторви свой зад от дивана и вперед с песней «Перемен требуют наши сердца» верши свои изменения! Но вот, если тебе лень лишний раз напрягаться, то значит, по большому счету, все тебя устраивает и все твое нытье по поводу плохой жизни смотрится дешевым позерством! Так что, сами понимаете, Андрей Топкин никакого сочувствия у меня не вызывал и то, что в его жизни постоянно идет дождь, виноват только он сам(( И я очень рада, что среди моих друзей нет таких «Топкиных»

Прочитано в рамках игр: «Четыре сезона» и «KillWish» ( 3/6)
За совет спасибо Anutavn

Книга в више была давно и , спасибо играм, знакомство состоялось! Речь в ней идет о жизни, точнее воспоминаниях о прошлом Андрея Топкина. На протяжении всего произведения мы следим за детством, школьными годами и взрослой жизнью ГГ. При этом довольно подробно описываются различные этапы развития нашей страны: как шаг за шагом от строительства коммунизма Россия пришла к демократии! На примере Тувы хорошо показано, как националистические настроения способны задавить дружелюбность на корню. Читать подобные срезы было довольно интересно( у меня даже чай остыл), но вот личная жизнь Топкина наводила на меня уныние! Прежде всего претензии к характеру ГГ — вот этот вот мужчина среднего возраста постоянно ноет о своей прошлой жизни и при этом не видит ничего хорошего в настоящем! Но мы-то тоже… Развернуть

Твердый переплет, 416 стр.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Главный герой романа — Андрей Топкин (чуть за сорок) — приезжает по турпутевке в Париж на 5 дней. Но, к его несчастью, все эти пять дней в Париже идет дождь (да, и в Париже бывает плохая погода), на улице холодно и неуютно, поэтому их Андрей проводит в основном в гостиничном номере, предаваясь выпивке и воспоминаниям.

Воспоминания большей частью грустные: о жизни, которая сложилась не так, как хотелось, о непростой семейной истории (было три брака и все неудачные, в последнем родился сын и вот теперь, из-за очередного развода Топкин вынужден с ним расставаться), о трудностях современной политической обстановки (вообще в книге очень много политики, порой казалось даже больше. чем чувств героев), о разлуке с родными (родители и сестра эмигрировали в Эстонию, хотя всю жизнь, как и Андрей прожили в Туве, в Кызыле).

Воспоминания очень личные и детальные, очень интимные (первый опыт общения с девушкой, как стал мужчиной, о встрече с девушкой по вызову, причем все описывается ужасно подробно и физиологично, что кажется, это мужская книга, в смысле для мужчин), пропитанные горечью безысходности.

Неплохой мужик, но как-то все у него в жизни не складывается. Вообще, по большому счету, это книга о кризисе среднего возраста у мужчин (интересный взгляд на жизнь глазами мужчины). Но главное, на мой взгляд, это идея о быстротечности времени: герой в Париже начинает каждый свой день заверениями, что сегодня он пойдет на экскурсию, посмотрит достопримечательности и сделает еще что-нибудь полезное (в культурном плане), но планы так и остаются планами, а он так и остается в номере.

Стоило ли вообще приезжать в столицу Франции, чтобы предаваться тоске и печали? Это вполне возможно было сделать и дома. Но, может, эти пять дней, за которые Андрей смог переосмыслить свою жизнь, каким-то образом повлияют в лучшую сторону на его будущее.

Открытый финал романа, полная неопределенность, как и в жизни.

4 балла из пяти (за излишнюю меланхоличность)

Прочитано в рамках игры «Четыре сезона».

Главный герой романа — Андрей Топкин (чуть за сорок) — приезжает по турпутевке в Париж на 5 дней. Но, к его несчастью, все эти пять дней в Париже идет дождь (да, и в Париже бывает плохая погода), на улице холодно и неуютно, поэтому их Андрей проводит в основном в гостиничном номере, предаваясь выпивке и воспоминаниям.

Воспоминания большей частью грустные: о жизни, которая сложилась не так, как хотелось, о непростой семейной истории (было три брака и все неудачные, в последнем родился сын и вот теперь, из-за очередного развода Топкин вынужден с ним расставаться), о трудностях современной политической обстановки (вообще в книге очень много политики, порой казалось даже больше. чем чувств героев), о разлуке с родными (родители и сестра эмигрировали в Эстонию, хотя всю жизнь, как и Андрей… Развернуть

У Сенчина всегда так: дождь, тоска, безнадёга. Унылое перо современной русской прозы. Облачённый в серо-чёрные тона печальный Пьеро. И чем старше становится Пьеро, тем унылее и унылее его перо. Каламбурчик так себе, ну да ладно.

Итак. Снова дождь, на сей раз в Париже. Главный герой романа Андрей Топкин увидел Париж и забухал. Как говорится: цвет настроения — синий. Закрылся в гостиничном номере — пьёт, плачет, вспоминает бесцельно прожитые годы. Что-то типа: «Эх, жизнь моя — жестянка. Да ну её в болото! Живу я, как поганка.» Вот он плачет, плачет, катятся, катятся чернильные слёзы по картонной щеке, а я не верю, ни одной его слезинке не верю. Не убеждает меня Сенчин, не получается у него по-настоящему. Вот в романах Достоевского жизнь действительно дерьмо, а у Сенчина так, симуляция.

Читайте так же:  Можно ли в договоре дарения прописать условие пожизненного проживания

Очень ждала новой книги Сенчина, к его Елтышевым до сих пор периодически мысленно возвращающеюсь. Много надежд возлагала, но в процессе чтения немного поутихла.
Главный герой Андрей Топкин, молодой человек чьё детство и юность пришлись на 80—90, приезжает в Париж и вспоминает свою жизнь. Вот собственно и все о сюжете как таковом.
Если вы ждёте от книги с таким красивым названием, такое же красивое содержание, посыпьте себе голову пеплом, Парижа тут практически и нет. Лично я не ждала никакой романтики от книги, хотя бы потому что убедилась на собственном опыте, что современная Парижская романтика это красивый миф не более. Но тем не менее хотелось какой то атмосферы, ностальгия героя объяснима, но непонятно откуда она берётся. Камамбер, кальвадос, пастис неплохо конечно для первого раза, но закрадывается впечатление что не был Сенчин сам в Париже, да и не понятно почему он вообще отправил туда своего героя с таким же успехом это могло быть Токио, Рекьявик, Ростов-на-дону, да любая деревня в конце концов.
Первую треть книги, Андрея Топкина крутит от своих же подростковых спермостраданиях и эти «набухшие члены и липкую тёплую жидкость» читать в какой то момент становится утомительно, ещё чуть чуть и Сенчин скатится в обыкновенную пошлятину. Но вот герой взрослеет, а тем временем в Росси случается перестройка и начинаются 90-ые в которых кто то процветает, кто то выживает, а кто то бежит из страны.
И тут в голове начинают возникать параллели с Виктором Служкиным, тем самым, что пропил свой глобус. Чувствительные барышни, нежившие в то время или жившие в столичных городах в окружении элиты, могут возмущаться что книга эта грязь, а Служкин мерзкий тип. Но хотим мы этого или нет, а он реальный герой того времени. Андрей Топкин герой Сенчина, это такая light версия Виктора Служкина. Пьёт он меньше, работает вроде больше, но если Служкин бунтарь и его воротит от происходящего, то Топкин плывет мирно по течению «а че, квартира есть зарплаты хватает» и правда а что ещё нужно для жизненного счастья? Вот он современный русский человек, во всей красе. Довольствуется минимум, смиряется со всем виденным и слышанным, ну а как же иначе, зря болтать не будут и даже, если где то возникают мысли или сомнения, то это самое течение их быстренько уносит к другому берегу, нам и так здесь не плохо на диванчике под телевизорчик, ага.
И там где вначале казалось, Сенчин вместе с Топкиным ностальгирует по молодости, по временам сейшенов местных рок групп, трагического уход из жизни Курта Кобейна, когда запретная литература становится наконец доступной, то к концу книги отчетливо понимаешь, что все таки не симпатизирует автор своему герою, а с горечью описывает представителя современной России.
А финал, объясняет наконец то почему Париж, ведь даже там идут дожди, а топкины, всегда найдут оправдание своей лени и бездеятельности.

Прочитано в рамках игры Русское лото

Очень ждала новой книги Сенчина, к его Елтышевым до сих пор периодически мысленно возвращающеюсь. Много надежд возлагала, но в процессе чтения немного поутихла.
Главный герой Андрей Топкин, молодой человек чьё детство и юность пришлись на 80—90, приезжает в Париж и вспоминает свою жизнь. Вот собственно и все о сюжете как таковом.
Если вы ждёте от книги с таким красивым названием, такое же красивое содержание, посыпьте себе голову пеплом, Парижа тут практически и нет. Лично я не ждала никакой романтики от книги, хотя бы потому что убедилась на собственном опыте, что современная Парижская романтика это красивый миф не более. Но тем не менее хотелось какой то атмосферы, ностальгия героя объяснима, но непонятно откуда она берётся. Камамбер, кальвадос, пастис неплохо конечно для первого… Развернуть

Тот самый случай, когда книгу я выбрала по названию. Хотелось какой-то романтики, французских «приключений» что ли. Аннотацию прочла уже когда начала слушать , поняла, что это не моя книга или же совсем не мой автор.
В качестве предисловия: сразу же вспомнила детство, когда у подружки к старшим братьям приходили друзья, как раз того возраста, как автор. Потом вспомнилась юность, я — взрослая девушка, на меня заглядываются молодые мужчины. Но пообщавшись с этим возрастом я понимала, что нас разделяет пропасть! Навязывание интересов и вкусов мне были не интересны, т.к. у меня были уже свои. И как раз с этой книгой возникли те же самые ощущения. НЕ МОЁ!

О чём она? ГГ — современный Обломов. И не важно, сколько жён у него было, ни одна ему не ровня. Не встретил он такую же, как он. Ни к чему не стремится в своей жизни, живёт себе, не думая ни о ком. Ему хорошо — и ладно!
Интересно было узнать про Туву/Тыву, раньше никогда о ней ничего не читала.
Конечно, в книге есть и плюсы, например, описания местного колорита, природы.

Стоило ли ехать в Париж на несколько дней, чтобы заняться самокопанием? И для чего оно было, если человек всё равно бы ничего не стал менять в своей жизни.

У автора и книги есть поклонники, но, как говорится, каждому своё. О вкусах не спорят.

Тот самый случай, когда книгу я выбрала по названию. Хотелось какой-то романтики, французских «приключений» что ли. Аннотацию прочла уже когда начала слушать , поняла, что это не моя книга или же совсем не мой автор.
В качестве предисловия: сразу же вспомнила детство, когда у подружки к старшим братьям приходили друзья, как раз того возраста, как автор. Потом вспомнилась юность, я — взрослая девушка, на меня заглядываются молодые мужчины. Но пообщавшись с этим возрастом я понимала, что нас разделяет пропасть! Навязывание интересов и вкусов мне были не интересны, т.к. у меня были уже свои. И как раз с этой книгой возникли те же самые ощущения. НЕ МОЁ!

О чём она? ГГ — современный Обломов. И не важно, сколько жён у него было, ни одна ему не ровня. Не встретил он такую же, как он. Ни… Развернуть

Попытка романа сенчина написать великий русский роман в целом удалась. Настоящая литература должна быть именно такой простой и бескомпромиссной одновременно..Роман в первую очередь о распавшемся советском союзе одной из ее республик, а Париж служит лишь фоном. Когда все распадалось и рушилось республика Тува была каким-то далеким островом на карте советского союза. Андрея топкина сравнивают с обломовым,но это вряд ли,сейчас полно таких которым вообще ничего не надо, сиди себе годами в интернете какой там Париж в магазин выйти лень из каких нибудь форумов или онлайн стрелялок. В целом книга годная,прочиталась быстро,наряду с патриотом Андрея
рубанова одна из самых интересных за последнее время!

P.s. рецензия написана в потоке сознания, Привет улиссу Джеймса джойса.

Попытка романа сенчина написать великий русский роман в целом удалась. Настоящая литература должна быть именно такой простой и бескомпромиссной одновременно..Роман в первую очередь о распавшемся советском союзе одной из ее республик, а Париж служит лишь фоном. Когда все распадалось и рушилось республика Тува была каким-то далеким островом на карте советского союза. Андрея топкина сравнивают с обломовым,но это вряд ли,сейчас полно таких которым вообще ничего не надо, сиди себе годами в интернете какой там Париж в магазин выйти лень из каких нибудь форумов или онлайн стрелялок. В целом книга годная,прочиталась быстро,наряду с патриотом Андрея
рубанова одна из самых интересных за последнее время!

P.s. рецензия написана в потоке сознания, Привет… Развернуть

О Романе Сенчине я, до недавнего времени, — ни сном. Но, как и всё в этой жизни, — дело случая. Заскочил как-то на минутку-другую на «Лайвлиб». Открыл раздел рецензиий и, чуть ли не сразу, попал на рецензию на «Дождь в Париже». И она зацепила. Да и как не зацепить, когда читаешь вот такое;
Эту книгу — замечательную, хоть и предсказуемую — можно читать, как учебник новейшей истории…

Правда, о самом герое этого романа рецензенты, как-то не особо:
Может быть, Роман Сенчин пытался изобразить какого-то особого патриота Кызыла, а получился обыкновенный ленивец, . что растекся по дивану жирным пятном.
Или:
ГГ — современный Обломов. . Ни к чему не стремится в своей жизни, живёт себе, не думая ни о ком. Ему хорошо — и ладно!

В общем, вывод примерно такой: роман, конечно, классный, но его главный герой, если не полный отстой, то что-то, очень близкое к тому. Не, скажу, что стало обидно за ещё незнакомого мне тогда Андрея Топкина, но. Как-то захотелось разобраться: да что это за чудо-юдо такое, очечественного разлива?! Замечательная книга при отнюдь не замечательном герое.
Вот я и поплелся на «Озон». Сделал заказ. Получил его в сжатые сроки и прочитал «Дождь в Париже». И если с первым утверждением — «замечательная книга» — согласен на все двести процентов, то. Со вторым, что главный герой — современный Обломов, готов поспорить. Но. Обо все по порядку.
Да, роман — замечательный. Хотя, не исключаю и того, что я, в данном случае, лицо заинтересованное. Потому как «Дождь в Париже» не об Андрее Топкине. Он — обо мне. Да это я. Я собирал марки. И не только я! Полкласса их собирали. Кто-то — всё подряд, а кто-то — «флору и фауну». Или «искусство». Или «космос». И во Дворец пионеров мы.
Да-да, вот так — гораздо правильнее. Не «я». «МЫ»! Помните знаменитое, Владимира Семеновича? О том, как он пел свою «Охоту на волков» «большим людям»: «О нас о всех, какие, к черту, волки!».
Вот-вот. И я о том же самом. Этот роман не об Андрее Топкине. И, тем более, не обо мне. Он о нашем поколении, родившихся в 60-х — первой половине 70-х.
Это мы — собирали марки, занимались фотоделом, всем классом ходили покататься на лифте первой в городе девятиэтажки. Только у меня это было не в Кызыле. А в Воркуте. У кого-то, в другом, для него — не менее родном городе, чем Кызыл был для Андрея, а для меня — Воркута.
Всё то, о чем Андрей вспоминает эти пять дней в сером, промозглом и дождливом Париже, было в жизни каждого из нас. Естественно, со своими модификациями. Ну, я, например, пропустил бум видеосалонов. У меня в конце 80-х как раз мои родились. Сначала старший, а через год с небольшим после него — младшая. А в магазинах — шаром. А если что-то выбросят, то: «По бутылке молока в одни руки!». И паспорт, где — «Вот, посмотри, двое, которым это молоко нужно!» — не помогал. В общем, приходилось крутиться. Не до видеосалонов было.
Но всё, описанное в книге, — моё. НАШЕ. Всех тех, кто входил в жизнь. Кто-то — сразу после школы, кто-то после института, кто-то после армии. Но все входили в жизнь, с той шкалой ценностей и системой координат, которые школа, институт, армия, выполняя социальный заказ общества, сформировали в нас, вбили, как стальной стержень, на котором потом должно было закрепиться всё — семья, работа. И прочая, прочая.
А этот стержень вдруг взял и оказался. «голым»! И рухнуло всё. Начиная со страны, где мы родились, и заканчивая той системой координат, которой было принято руководствоваться в прежней жизни. Всё. Всё в один момент взяло и. Рухнуло.
Поэтому ошибочка тут вышла! Не Обломов герой этого романа Сенчина. И сранивать его, на мой взгляд, нужно с героем иного нашего классика. Михаила Юрьевича. Помните о «Герое нашего времени»?! Да-да, я о Григории Александровиче Печорине.
Сейчас, наверное, мало кто помнит о неистовом Виссарионе. А мы именно по нему разбирали образ Печорина в школе. Так вот, он считал, что Печорин, не что иное, как отражение трагедии «передовых людей» 40-х годов XIX столетия, которым, после «оттепели» относительно либерального правления Александра I, не было места в России времен его младшего брата. Не знаю, может сейчас эти периоды в истории нашей страны трактуются современными учеными и исследователями как-то по иному, но в мои школьные годы Печорин был воплощением пусть и умных, образованных, но не нужных стране людей.
Примерно такими же стал Андрей Топкин и значительная часть нашего поколения. Нет, конечно, можно было отбросить в сторону ставшей в начале 90-х сразу ненужной шелуху советского социалистического воспитания и с головой нырять в этот неизвестно откуда свалившийся на нас капитализм. И многие так и сделали. Вернее, вынуждены были так сделать, потеряв работу на кормившем их до того заводе, фабрике или уходя из института, где зарплату не выдавали уже полгода. Сделали и взяли в руки огромные клетчатые сумки «мечта оккупанта», чтобы с той или иной периодичностью ездить за товаром на оптовые базы Москвы, Питера, в Турцию, Польшу, Китай.
Но для чего сделали? Для того, чтобы лет через 10-15 им всем сказали: «Эй, мелочь пузатая. Встали, подвинулись. Не слишком ли теплые места на тех предприятиях и производствах, что вы за это время создали? У нас тут, понимаешь ли, вертикаль власти. А потому теперь в экономике основное место займут Газпром, РАО ЕЭС и другие «толстяки». Которыми управлять гораздо легче, чем вашей разнородной и многочисленной массой. Встали, подвинулись. Уступили свои, пОтом и ещё большим пОтом созданные теплые местечки. Всем всё понятно?!».
Конечно, понятно. И Андрей всё это видит и понимает. На многочисленных примерах своего бывшего одноклассника Пахи Бахарева, совхоза «Пламя революции», родных его третьей супруги Алины — Шаталовых. Которые вдруг решили, что если дело не пошло здесь, в Кызыле, оно пойдет где-то там, за синими горами, широкими полями и дремучими лесами, в неведомом доселе ни им, ни многочисленным поколениям их тувинских предков, что лежат на разных кладбищах Кызыла. Где-то там, в городе Бобров Воронежской области.
Наивные. Видимо, до переезда не попадался им на глаза роман «Хуррамабад» уже другого современного российского писателя Андрея Волоса. Вот там, старый Васильич — герой главы-пунктира «Чужой» — говорит уезжающему куда-то в неведомую Россию Дубровину:

Читайте так же:  Автострахование в нижнем тагиле осаго

«Ты приедешь — там все чужое! Понимаешь? Ты ведь даже представить себе не можешь, насколько там все чужое! Воздух! Трава! Небо! Люди! Все. Пойми! Там у воды другой вкус, у земли другой запах! Ты там сойдешь с ума, вот что я тебе скажу… Я тебе точно говорю! Пойми, здесь все кругом — свое, родное. А там кем будешь?!»

Кем там будешь. Чужим… Чужим и ненужным. И, скорее всего, это понимает Андрей, когда отец уговаривает его переехать в Эстонию, где они с матерью и младшей сестрой Топкина живут уже без малого два десятка лет. Но это, всё-таки Эстония. Другая страна. И в ней оказаться чужим и ненужным, если и не вполне естественно, то ожидаемо. Но оказаться чужим и ненужным в своей стране. Это уже трагедия. И Топкин, может, и не осознает это умом, но, похоже, внутренне, подсознательно — чувствует. И, несмотря на то, что большая часть его друзей, знакомых, родных (отец, мать, младшая сестра, родители его первой жены — Ковецкие, родители его второй супруги — Женечки — и она сама, родные третьей супруги. ), уезжает из Тувы, он продолжает жить в Кызыле. Потому что если не понимает, то чувствует — вот его Родина. В иных местах, даже в том же Боброве, он будет чужим и ненужным.
И в этом, как на мой взгляд, его героизм. Самый настоящий. Без каких-либо подтекстов или кавычек. Андрей Топкин — самый настоящий герой нашего времени.
Да, он не увидел Лувра или Фонтенбло. Не поднялся на смотровую площадку Эйфелевой башни. Потому что они оказались ему не нужны. Вернее, не столь важны, как те пять дней, что большей частью он провел в номере парижской гостиницы. Благодаря им у него появилась жизненная пауза, свободная от работы и повседневных забот. И за это время он не только многое вспомнил, но и кое-что понял. Например, вот это:

«Мы нигде, кроме как тут (в Кызыле, в Туве), не сможем нормально жить, нам везде будет хреново»

. А потому он, Андрей Топкин

«ДОЛЖЕН жить здесь, ДОЛЖЕН держаться за эту землю»

. Потому что она для него — РОДНАЯ.
И именно поэтому после того, как он нашел загранпаспорт, для него не важно, что из вещей в этой спешке отъездных сборов он бросит в сумку, а что навсегда останется в чужом гостиничном номере. Без паспорта невозможно вернуться. Всё остальное, с этой точки зрения, — мелочи. О которых и думать не стоит. Ведь главное — это полоска огоньков Кызыла, вытянувшегося по обоим берегам Иртыша. И когда, в сумерках, их увидишь с вершины последнего перевала

«. в горле начинает кипеть. Не горьким, как бывает, когда обидят, а сладковатым, словно в предвкушении счастья».

Счастье, оно здесь, в том месте, где ты родился или вырос. Здесь, а не где-то там, за тысячи и тысячи километров от него. Андрей Топкин это понял. И, наверное, это в его парижской поездке — главное.

О Романе Сенчине я, до недавнего времени, — ни сном. Но, как и всё в этой жизни, — дело случая. Заскочил как-то на минутку-другую на «Лайвлиб». Открыл раздел рецензиий и, чуть ли не сразу, попал на рецензию на «Дождь в Париже». И она зацепила. Да и как не зацепить, когда читаешь вот такое;
Эту книгу — замечательную, хоть и предсказуемую — можно читать, как учебник новейшей истории…

Правда, о самом герое этого романа рецензенты, как-то не особо:
Может быть, Роман Сенчин пытался изобразить какого-то особого патриота Кызыла, а получился обыкновенный ленивец, . что растекся по дивану жирным пятном.
Или:
ГГ — современный Обломов. . Ни к чему не стремится в своей жизни, живёт себе, не думая ни о ком. Ему хорошо — и ладно!

В общем, вывод примерно такой: роман, конечно, классный, но его… Развернуть