Структура и содержание речи прокурора в суде

Уголовно-процессуальный закон не содержит структуру обвинительной речи прокурора, однако, с учетом предмета судебных прений, можно определить такие ее составляющие: 1) введение (оценка общественной опасности совершенного преступления) 2) фабула дела — краткое изложение фактических обстоятельств дела; 3) анализ и оценка доказательств, исследованных в суде; 4) обоснование юридической квалификации преступления, 5) характеристика личности подсудимого (а при необходимости и потерпевшего), 6) предложение о мере наказания и гражданского иска; 7) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, и меры, которые необходимо принять по их устранению.

Во вступительной части речи дается характеристика общественной опасности совершенного преступления, оценка причиненного социального ущерба, со ссылкой на конкретные обстоятельства дела, которое рассматривается.

Фактические обстоятельства дела должны излагаться кратко, четко и объективно с тем, чтобы всем присутствующим в зале было понятно, какое обвинение предъявлено подсудимому. Для раскрытия этого вопроса могут использоваться несколько подходов, но более целесообразным является изложение фактических обстоятельств дела сначала по обвинительному заключению, а потом уже с учетом того, что доказано в судебном заседании. (См.: Садовский И. М. Судебная речь прокурора / / Прокурорский надзор в суде первой инстанции. — М., 1978). Это позволяет прокурору сразу перейти к анализу доказательств.

Анализ и оценка доказательств, исследованных в суде, — это главная часть судебной речи. Именно здесь прокурор должен доказать событие преступления и виновность подсудимого в его совершении, убедить суд в обоснованности такой позиции. Это достигается тщательным анализом прокурором всех доказательств по делу и его личным убеждением в подтверждении им предъявленного подсудимому обвинения. По групповых или многоэпизодных делах анализ доказательств рекомендуется проводить по отдельным эпизодам или группой эпизодов. Такой метод позволяет составить ясное представление об образе, характер и объем преступной деятельности и определять роль каждого из подсудимых. Прокурор при анализе доказательств по каждому эпизоду или их группой должен формулировать свои выводы с тем, чтобы речь государственного обвинителя было более убедительный характер. Если же материалы судебного следствия не убеждают прокурора в доказанности обвинения, он должен отказаться от обвинения (ст. 264 УПК). К этому его обязывает и положение ст. 36 Закона Украины «О прокуратуре»: «В случае, когда при рассмотрении дела прокурор придет к выводу, что данные судебного следствия не подтверждают обвинения подсудимого, он обязан отказаться от обвинения».

В основу оценки прокурором доказательств должны быть положены нормы права и законы логики, его внутреннее убеждение, основанное на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

Обоснование юридической квалификации преступления.

При обосновании юридической квалификации преступления государственный обвинитель должен кратко и четко сформулировать инкриминируемое преступление и обосновать квалификацию действий подсудимого по каждой статье, каждому пункту, по каждой квалифицирующим признаком. Если подсудимых несколько, то это делается отдельно по каждому из них.

Речь прокурора из чего состоит

Региональный учебный центр при прокуратуре Приморского края
Судебная речь прокурора.

Большая сила устного слова всегда высоко ценилась людьми. Поэтому еще в древности появилось стремление понять, почему в устах одного слово ничего собой не представляет, в устах другого — вызывает радость и негодование, смех и слезы. Отражением этого и явилось создание особой науки — риторики.

Зародившись в Древнем мире, риторика играла тогда значительную роль в общественной жизни. В условиях, когда устное слово было почти единственным средством выражения мыслей, одна удачная речь могла изменить ход политических событий, открывала путь к славе, почестям, богатству. Подлинной родиной риторики является Древняя Греция, а самым блестящим оратором Древней Греции, властителем дум являлся всемирно известный Демосфен, речи которого, насыщенные фактическим материалом и содержащие немало личных наблюдений, были отмечены динамикой, аргументированы, понятны слушателям.

Сочинения древних оказали значительное влияние на М.В.Ломоносова, который первым в России занялся реформацией русского языка, созданием научных произведений по теории красноречия.

В истории русского ораторского искусства видное место занимает судебное красноречие. Судебные речи выдающихся русских юристов П.А.Александрова, С.С.Андреевского, Н.П.Карабачевского, А.Ф.Кони, А.И.Урусова, производившие столь сильное впечатление на современников, переиздавались неоднократно.

Говоря о судебном красноречии нельзя забывать и о судебной этике. Судебная этика представляет собой специальный раздел общеэтического учения, она формирует моральные требования, предъявляемые к участникам судопроизводства, определяет формы их поведения, пределы нравственной дозволенности при совершении процессуальных действий. Обвинитель участвует в живом и подчас остром публичном споре. Здесь особенно нетерпимы необъективность, односторонность, предвзятость, бестактность, грубость. Неэтичной была речь прокурора, который, выступая в прениях, говорил: «Несмотря на полную ясность фабулы дела, бесспорность квалификации преступных действий подсудимого, доказанность его вины, защитник все же будет пытаться найти обстоятельства, смягчающие вину подсудимого». К чему такое заявление? Ведь защитник обязан защищать. Более того, он не может отказаться от защиты. Обвинять защитника в том, что он защитник, неправильно, безнравственно.

Недопустимы методы, рекомендованные видным дореволюционным юристом Л.Е.Владимировым. Он призывал «постоянно помнить, что судебный процесс не есть академический спор и здесь целесообразно быть односторонним и пристрастным. Рвите речь противника в клочки и клочки эти с хохотом бросайте на ветер. Придирайтесь к слову, к описке, к ошибке в слове. Будьте беспощадны».

Ясно, что подобному не место в нашем судопроизводстве. Как видно из практики, разногласия между участниками судебного разбирательства не только возможны, но порой неизбежны, отсюда неизбежна и полемика. Предметом спора могут быть доказательства по делу, юридическая квалификация преступного деяния, характеристика личности подсудимого, вопрос о мере наказания и т.п. Вести спор по отвлеченным, несущественным вопросам, спор ради спора неэтично.

2. Предварительная работа над речью.

Для того, чтобы активно участвовать в судебном процессе, хорошо произнести обвинительную речь, необходимо предварительно готовиться к выступлению в суде. Обвинитель должен решить, как расположить материал, в какую форму его облечь, чтобы быть правильно понятым слушателями, чтобы после его выступления не осталось двояких толкований или неясностей. Произнося речь, обвинитель может не только обосновать свои доводы, но и опровергнуть возможные возражения, исключить выдвинутые противоулики.

А.Ф.Кони в работе «Советы лекторам» писал: «Необходимо готовиться к речи, составить сжатый, по возможности полный план и пройти по нему несколько раз. Еще лучше — написать речь и, тщательно отделав ее в стилистическом отношении, прочитать вслух. Письменное изложение предстоящей речи полезно начинающим и не обладающим выраженной способностью к свободной и спокойной речи. Надо строить план так, чтобы вторая мысль вытекала из первой, третья из второй и т.д. или чтобы был естественный переход от одного к другому».

Предварительная работа над речью, ее текстуальное изложение имеют то преимущество, что государственный обвинитель в процессе работы глубже осваивает материалы дела и таким образом получает возможность более свободно произносить речь.

Произнося речь, необходимо говорить простым, ясным и доступным языком. Оратор должен следить за своей речью, стараться говорить короче, проще, по возможности избегать иностранных слов. Нет надобности непомерно часто употреблять обычные для юристов, но неизвестные для многих слова: диспозиция, санкция, презумпция, юриспруденция и т.п. Иностранные и узковедомственные слова затемняют существо речи, затрудняют ее восприятие. Естественность, непринужденность, легкость, отсутствие искусственной красоты и напыщенности — вот что должно характеризовать речь. Наиболее доходчивыми и понятными являются те речи, в которых, по мнению А.Ф. Кони «самые глубокие мысли сливаются с простейшими словами».

Некоторые ораторы не могут избавиться от дурной привычки вставлять в свою речь такие лишние слова, как «дескать», «понимаете ли», «собственно говоря», «так сказать», «видите ли» и т.п. Это производит плохое впечатление, затрудняет понимание. Недопустима неряшливость речи, употребление рядом слов, не соответствующих одно другому и даже прямо исключающих друг друга. Например, «смерть раненого, несомненно, вероятно, наступила от удара ножом» или «факт можно считать более или менее установленным». Неуместны в судебной речи ненужные сокращения слов: «художественный руководитель» — худрук, «юридический факультет» — юрфак и т.п. Такие сокращения неблагозвучны, засоряют речь и не совсем понятны. Обязательна точность при передаче чужих слов, нельзя изменять данные предварительного и судебного следствия. Оратор должен хорошо запомнить имена лиц, название местностей, время отдельных происшествий. Обвинитель должен уметь пользоваться не только словом, но и жестом, интонацией, чтобы слушатели поняли его как можно лучше. Недопустима торопливость при произнесении судебной речи. Длинные паузы между отдельными фразами и словами также негативно влияют на восприятие сказанного. Хорошо воспринимается выступление, которое состоит из коротких предложений. Длинные фразы запутывают оратора и слушателей. Одно древнегреческое предание гласит: когда к жителям Лаконии, которые привыкли говорить кратко, пришли послы с острова Самоса и произнесли длинную речь, то слушатели ответили: «То, что вы сказали вначале, мы забыли, так как это было давно, а конец нам непонятен, так как забыто начало».

Краткой будет такая судебная речь, в которой сказано только то, что нужно, и ничего лишнего. Дело не во времени, в течение которого произносится речь, а в содержательности, идейной глубине речи. Речь может звучать час и казаться краткой, а может — 10 минут и казаться длинной, утомительной. Таким образом, краткость — это умение оратора говорить емко, способность излагать мысли точно, сжато и в то же время энергично, эмоционально.

При произнесении речи выступающий обращается к суду, а не к присутствующим в зале. Это должно отражаться не только в словесном обращении к судьям, но и в позе, жестах оратора.

3.Влияние устных выступлений прокурора на формирование судейского убеждения.

Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование внутреннего убеждения судей, способствуют более полному усвоению ими материалов дела. В самой основе судебной речи лежит задача убедить слушателей. Убеждение влияет на ум, чувства и волю человека. Общая цель судебной речи — содействие установлению истины и воспитание граждан. Содействуя установлению истины, судебные ораторы стремятся убедить суд в правильности своей позиции, в том, что согласие суда с их выводами позволит объективно и справедливо разрешить дело.

Таким образом, конкретная цель судебной речи — убедить суд и присутствующих в зале судебного заседания, заставить их согласиться с выводами, предлагаемыми судебным оратором, и тем самым способствовать правильному формированию внутреннего судейского убеждения и правосознания граждан. Своей речью он способствует созданию вокруг преступника атмосферы морального осуждения, мобилизует общественное мнение на борьбу с преступностью.

Через данную конкретную цель достигается цель общая, ибо, только убедив судей, можно содействовать установлению истины и правильному разрешению дела, а убедив остальную аудиторию, достигнуть цели воспитания граждан.

Для того, чтобы судебная речь была убедительной, необходимо соблюдать определенные условия. Юрист должен превосходно знать материалы дела, разбираться во всех обстоятельствах, доказательствах, правильно оценивать все факты, имеющие отношение к делу. Судебному оратору необходимо почувствовать материалы дела, уметь представить себе картину преступления, обстановку, в которой оно было совершено. А.Ф.Кони в ночь перед заседанием по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ходил по своей квартире и обдумывал доводы обвинения. Он настолько ясно представил себе событие совершенного преступления, все его детали, что, входя в среднюю комнату квартиры, «увидел» лежавшую в воде с распущенными волосами несчастную Лукерью Емельянову и ему стало жутко.

Следовательно, юрист должен обладать сильным художественным воображением для того, чтобы воздействовать на слушателей образами, должен быть глубоко убежденным в том, о чем он говорит, в чем желает убедить судей.

4. Приемы воздействия на слушателей.

Для достижения стоящих перед судебным оратором целей ему необходимо уметь воздействовать на всю судебную аудиторию. Внимание аудитории можно привлечь и удерживать следующими приемами:

1) Прямое требование внимания от слушателей.
Например: «Товарищи судьи! Обратите на это внимание» и т.п.

Если судебный оратор установил, что его слушают невнимательно, он может остановиться в изложении содержания речи что привлекает внимание к выступающему. Кроме того, пауза позволяет выделить то главное, что последует за ней.

3) Голосовые приемы.

Чтобы активизировать внимание аудитории, оратор повышает или понижает голос, меняет темп речи.

4) Обращение к слушателям с вопросом, связанным с содержанием речи. Такие вопросы обостряют и активизируют внимание аудитории.

Читайте так же:  Госпошлина в суд размер беларусь

5) Заранее сказать о том, о чем предстоит говорить впоследствии.

Например: «Спорным по делу является вопрос о доказанности умысла подсудимого на совершение убийства. Но об этом я скажу позже, а сейчас хотелось бы обратить Ваше внимание. «

6)Средства языковой выразительности (пословицы, поговорки, яркие образы, юмор). В деле по иску к купцу Калашникову, поджегшему свою мельницу, чтобы получить большие страховые суммы, защитник упрекал Спасовича, что тот строит все свои выводы на одних косвенных уликах, на чертах и черточках. «Ну да! Черты и черточки, — воскликнул Спасович. Но ведь из них складываются очертания, а из очертаний буквы, а из букв слоги, а из слогов возникает слово и это слово «поджог».

Вот как охарактеризовал дело В.Д.Спасович: «Дело Савицкого такого рода, что если его не концентрировать, то можно о нем говорить и час, и два, и десять — бесконечно. Дело похоже не на реку, ручьи которой сливаются в одно русло, но на пень старой вербы, пускающей много тонких и надобно сказать хилых ветвей».

7) Жест и движение, особенно в сочетании с другими приемами, помогают сосредоточить внимание на сказанном.

5. Структура и содержание обвинительной речи.

Структура обвинительной речи зависит от конкретных особенностей дела, процессуального порядка его рассмотрения и обычно состоит из следующих элементов:

Во вступительной части обвинительной речи дается общественно-политическая оценка преступления, указываются характерные особенности дела, излагается программа выступления. Каждое преступление, независимо от характера и вида, а также от тяжести наступивших последствий представляет определенную общественную опасность. Давая общественно-политическую оценку преступления, прокурор должен показать присутствующим в зале, почему закон наказывает за совершение определенных деяний, в чем их общественная опасность, раскрыть и показать аморальную сторону совершенного. Общественно-политическая оценка преступления должна быть конкретной, органически связанной с делом. Необязательно посвящать этому специальный раздел речи, общественную опасность преступления можно показать и при рассмотрении фактических обстоятельств дела, при анализе доказательств и при обосновании предлагаемой меры наказания.

В некоторых случаях во вступлении прокурору следует акцентировать внимание на самом важном вопросе судебного рассмотрения дела. Например, прокурор может начать обвинительную речь с того, что обратить внимание суда на особенности дела, заключающиеся в том, что свидетелей -очевидцев по делу нет и обвинение строится на косвенных доказательствах.

Вот как прокурор начал свою речь по делу об убийстве: «Взгляните в эти окна». Головы послушно повернулись к окнам. «Всего этого уже не увидит ни ребенок, которого уже никогда, никогда не будет, ни сама Мария Белоногова».

б) изложение существа дела, установленного предварительным и судебным следствием;

Степень полноты изложения существа преступления может быть различной, она зависит от характера дела, его объема и сложности и других особенностей.

в) анализ и оценка доказательств, исследованных судом;

В судебной речи обвинитель систематизирует, группирует собранные по делу доказательств в определенную систему по эпизодам или лицам, дает им оценку, указывает, почему одни доказательства являются существенными и бесспорными, а другие — не имеют значения для дела.

Любое доказательство, каким бы убедительным и логически завершенным оно не представлялось на первый взгляд, подлежит самой тщательной оценке.

Доказательства подлежат оценке как каждое в отдельности, так и во всей их совокупности.

При анализе доказательств по делу прокурор не должен обходить молчанием те доказательства, которые не вписываются в его версию события преступления. Он обязан проанализировать их, сопоставить с другими доказательствами и доказать их неубедительность.

Особое внимание в своей речи прокурор должен уделить анализу показаний подсудимого. При этом выбор способа изложения этих доказательств во многом зависит от позиции подсудимого. Если подсудимый признает себя виновным и рассказывает с подробностями о совершенном им преступлении, то по общему правилу начать анализ доказательств надо с его показаний. Такие показания обязательно должны быть подтверждены другими бесспорными доказательствами.

Когда подсудимый виновным себя не признает, в ряде случаев может быть правильным сначала исследовать доказательства, подтверждающие его вину, а затем уже обратиться к анализу показаний подсудимого.

Значительная часть речи прокурора должна быть посвящена анализу показаний потерпевших и свидетелей.

Если имеют место противоречия между показаниями потерпевших и свидетелей, данными на предварительном следствии и в суде, прокурору необходимо объяснить причину возникновения таких противоречий. При этом прокурор должен акцентировать внимание суда на той части показаний, которые подтверждаются исследованными в суде другими доказательствами и в силу этого могут быть положены в основу обвинения.

г) изложение обстоятельств, способствовавших совершению преступления и предложения о мерах по предупреждению подобных преступлений;

Составной частью речи обвинителя обычно является глубокое выявление причин и условий, способствовавших или облегчивших подсудимому осуществить преступное деяние. При необходимости обвинитель должен высказать соображения о вынесении по делу частного определения в адрес соответствующих руководителей. Таково непреложное требование ст.ст. 21, 68 УПК РСФСР.

д) юридическая оценка преступления;

В обвинительной речи прокурор должен дать юридический анализ действий подсудимого, показать наличие в них необходимых признаков состава преступления, предусмотренного законом. Если квалификация преступления оказывается спорной, обвинитель более детально рассматривает все ее возможные варианты. Показывая неправильность одних, он обосновывает тот вариант, который соответствует материалам дела. Нельзя согласиться с прокурорами, которые при очевидности и бесспорности квалификации преступления уклоняются от ее краткого обоснования, заявляя, что они согласны с квалификацией, данной на предварительном следствии.

е) характеристика личности подсудимого;

При назначении наказания суд учитывает не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и данные о личности виновного. Уголовно-процессуальное законодательство относит сведения о личности обвиняемого к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам (ст.68 УПК РСФСР).

Поэтому характеристика подсудимого является обязательным элементом каждой речи государственного обвинителя.

Давая характеристику личности подсудимого, он подготавливает суд к тому, что его требование о мере наказания подсудимому является обоснованным. Из такой характеристики должно стать ясным, почему прокурор по групповому делу потребовал данному подсудимому более строгое наказание, чем другим участникам преступления по тому же делу.

Оценивая данные о личности подсудимого, прокурор не должен ограничиться лишь той характеристикой, которая приобщена к делу. В речи необходимо использовать сведения, полученные из допросов самого подсудимого, свидетелей, лиц, работавших вместе с подсудимым. Неправы те государственные обвинители, которые, исходя лишь из тяжести содеянного подсудимым, не считают нужным останавливаться на положительных сторонах характеристики подсудимого, если они были выявлены в ходе судебного разбирательства. Отрицательно характеризующие данные не могут ни при каких обстоятельствах служить доказательством виновности подсудимого. Эти данные могут помочь прокурору раскрыть мотивы совершенного преступления и сформулировать предложения о мере наказания.

Например, А.Ф.Кони в речи по делу Емельянова дает последнему такую характеристику: «Это человек, привыкший властвовать и повелевать теми, кто ему покоряется, чуждающийся товарищей, самолюбивый, непьющий, точный и аккуратный. Итак, это характер сосредоточенный, сильный и твердый, но развившийся в дурной обстановке, которая ему никаких сдерживающих нравственных начал дать не могла».

з) мнение относительно гражданского иска;

При установлении характера и размера ущерба, причиненного преступлением, прокурор высказывает свои соображения о порядке его возмещения. Недостатком в деятельности некоторых прокуроров относительно возмещения материального ущерба является то, что они, участвуя в судебном разбирательстве, не всегда поддерживают заявленные гражданские иски и не заявляют исков тогда, когда они не заявлены заинтересованными организациями или лицами.

При доказанности оснований и размера гражданского иска прокурор обязан поддержать его. Поддерживая гражданский иск, прокурор обосновывает его. По групповым делам он должен указать суду, с кого из подсудимых и какая сумма подлежит взысканию. В тех случаях, когда в деле принимает участие гражданский истец, поддержание гражданского иска возлагается на него. Однако и в этом случае прокурор не освобождается от обязанности высказать свое мнение об иске.

и) предложения о судьбе вещественных доказательств;

Если по уголовному делу были приобщены или признаны вещественными доказательствами какие-либо предметы или документы, то прокурору необходимо высказать свои предложения об их судьбе (ст.86 УПК РСФСР).

Неправильно поступают те суды, которые при вынесении приговоров принимают решение об уничтожении документов, поддельных денежных знаков, облигаций, являющихся основными доказательствами по делу. Документы остаются при деле в течение всего срока хранения последнего. Аналогичные требования относятся также к случаям, когда к делу приобщены пистолеты, ножи, кастеты, если подсудимый осужден за преступление, связанное с изготовлением или хранением их как огнестрельного или холодного оружия.

ж) предложения о мере наказания;

Предлагаемое прокурором наказание во всех случаях должно быть законным, т.е. соответствовать требованиям норм уголовного закона, обоснованным, т.е. основанным на исследованных судом материалах дела, справедливым, т.е. соответствовать тяжести преступления и личности преступника.

Особое внимание требуется от прокурора, когда речь идет о применении такого наказания, как смертная казнь. Предлагая суду вынесение исключительной меры наказания, например, за убийство при отягчающих обстоятельствах по ст.105 УК РСФСР, прокурор в обоснование этого предложения иногда ссылается на те квалифицирующие признаки, которые предусмотрены в диспозиции этой статьи. Без них не было бы вообще этого состава преступления. Необходимо привести такие мотивы, сослаться на такие обстоятельства, которые бы убеждали суд в целесообразности применения к подсудимому именно этой, а не иной меры наказания. Смертная казнь может назначаться лишь тогда, когда это обусловлено особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление.

Обвинитель высказывает свою точку зрения и по вопросу применения к подсудимому дополнительных мер наказания. Прокурорам следует иметь в виду, что если закон, по которому осуждается виновный, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то неприменение его может иметь место лишь при наличии условий, предусмотренных ст.64 УК РФ. При этом обязательно указываются мотивы такого смягчения.

Говоря о применении к осужденному меры наказания в виде лишения свободы, прокурор высказывает свои соображения относительно вида колонии.

Указанные элементы речи могут быть, а не обязательно должны являться составной частью речи.

Статья 296 УПК РСФСР предоставляет право государственному обвинителю выступить еще раз с репликой по поводу сказанного в речах. Реплика может содержать замечания по всему выступлению защитника или по какой-то его части. Последнее на практике встречается чаще.

Реплика — важный, но не обязательный элемент выступления обвинителя в судебном процессе. С репликой следует выступать в тех редких случаях, когда в речи защитника или подсудимого явно искажаются обстоятельства дела, когда молчание обвинителя может нанести урон делу обвинения, привести к неправильному разрешению дела по существу. В реплике не должно быть повторения основной обвинительной речи. Она должна быть конкретна и доказательна.

6. Особенности речи прокурора при отказе от обвинения.

Отказ прокурора от обвинения может последовать только тогда, когда полностью
исследованы все доказательства по делу, когда окончено судебное следствие.

Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, многие авторы обязательно предлагают прокурору сначала заявить ходатайство о направлении дела на доследование либо о возобновлении судебного следствия для восполнения пробелов предварительного следствия. При отклонении судом ходатайства прокурор в судебных прениях, еще раз оценив имеющиеся доказательства, должен четко сформулировать свое решение: продолжать поддерживать обвинение или отказаться от него.

Прокурор отказывается от обвинения, если:

а) не установлено событие преступления;

б) не доказано участие подсудимого в совершении преступления;

в) в деянии подсудимого нет состава преступления.

Прокурор формулирует, обосновывает и аргументирует такой отказ в судебных
прениях. Это — самостоятельный вид речи прокурора в суде первой инстанции.

Представляется, что при отказе от обвинения прокурор должен начать свою речь с объяснения требований ч.3 ст.248 УПК РСФСР, раскрыть роль прокурора в судебном разбирательстве, его задачи. Затем следует перейти к краткому изложению обвинения и доказательств, которыми оно подтверждалось на предварительном следствии. После этого анализируются и оцениваются доказательства, исследованные в судебном заседании, и делается вывод о том, что они не подтвердили предъявленного обвинения.

Читайте так же:  Беременность и временный трудовой договор

Некоторые прокуроры ошибочно полагают, что отказ от обвинения снижает престиж органов прокуратуры.

Обоснованный, аргументированный отказ от обвинения говорит о правильном понимании прокурором своей обязанности осуществлять надзор за соблюдением законности при рассмотрении в судах уголовных дел.

После обоснования отказа от обвинения прокурор должен выразить мнение о характере будущего приговора примерно такими словами: «Поэтому я отказываюсь от
обвинения и прошу вынести оправдательный приговор».

Если по делу был заявлен гражданский иск, то в случае отказа от обвинения по мотивам отсутствия в действиях подсудимого состава преступления прокурор в соответствии со ст.310 УПК РСФСР просит суд оставить иск без рассмотрения, а когда отказ от обвинения вызван тем, что не установлено событие преступления или не доказано участие подсудимого в совершении преступления,- отказать в удовлетворении.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  • 1. А.Л.Ликас. Культура судебного процесса. М.,1971.
  • 2. Н.Г.Михайловская, В.В.Одинцов. Искусство судебного оратора. М.,1981.
  • 3. Н.Тарнаев. Судебные речи. Иваново,1983.
  • 4. В.И.Басков. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. М.,1986.
  • 5. Н.С.Алексеев, З.В.Макарова. Ораторское искусство в суде. Л.,1989.
  • 6. П.Сергеич. Искусство речи на суде. М.,1988.
  • 7. В.И.Царев. Слово государственному обвинителю. М.,1982.
  • 8. В.И.Смолярчук. Анатолий Федорович Кони. М.,1981.
  • 9. Н.Н.Ивакина. Профессиональная речь юриста. М.,1997.

6.1. Структура и содержание обвинительной речи

Вступление и заключение образуют как бы «обрамление» речи, ее «композиционную рамку». В социально-психологической литературе отмечается, что начало и конец речи представляют собой важное средство структурирования содержащейся в речи информации.

Именно тогда немецкий психолог Герман Эббингауз установил так называемый фактор ряда: начало и конец любого информационного ряда, из чего бы он ни состоял, сохраняется в памяти человека лучше, чем середина.

Вступление и заключение создают определенный фон для восприятия главной части речи. Кроме того, несколько фраз, подготовленных заранее, дадут и самому оратору возможность преодолеть смущение, которое обычно охватывает его в начале выступления.

Во вступлении судебный оратор стремится решить следующие задачи: —

овладеть вниманием судьи, присяжных заседателей; —

расположить их к себе и завоевать их доверие; —

вызвать интерес к речи; —

психологически подготовить судей, присяжных заседателей к восприятию содержания остальных частей речи, прежде всего главной части.

Очень важно, чтобы начало, главная часть и конец речи были сбалансированы по продолжительности и связаны по содержанию.

С учетом сказанного вряд ли можно признать удачным и соответствующим общественной опасности совершенного подсудимым преступления начало обвинительной речи государственного обвинителя по делу 16-летнего Ш., обвинявшегося в заведомо ложном сообщении об акте терроризма, сделанном из хулиганских побуждений: «В связи со сложившейся обстановкой на уровне мирового масштаба проблема терроризма является одной из сложнейших на сегодняшний день. Несмотря на то, что государством ведется активная борьба по усилению обороноспособности Российской Федерации с целью предотвращения терроризма и защиты граждан, а также исторического и культурного наследия страны, на сегодняшний день попытки совершения указанной категории преступлений все же имеют место. Так, органами предварительного следствия Ш. обвиняется в том, что. (далее излагалось содержание предъявленного Ш. обвинения).

В то же время по делам, действительно имеющим повышенную общественную значимость, вступление рекомендуется разрабатывать особенно тщательно.

Как же построить свое вступление, чтобы сразу привлечь внимание слушателей? Из всех возможных рекомендаций начнем с наиболее общих.

Эффекта легче достигнуть, если уже первые слова смогут приковать к себе внимание слушателей. К работе над вступлением прокурор нередко приступает после разработки главной части судебной речи, используя, например, такие возможности для начала речи: —

дача общественной оценки рассматриваемого преступления, характеристики общественного значения дела и судебного процесса; —

изложение программы выступления по сложному многоэпизодному и (или) групповому уголовному делу; —

указание на особенности дела, например на характер доказательств, которыми приходится оперировать по делу, и др.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Умаханова, обвинявшегося в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст. 30 и ст. 277 УК, государственный обвинитель С.Д. Меджидов, обращаясь к присяжным заседателям, так начал свою обвинительную речь: «Хотел бы обратить ваше внимание на то, что посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля практически всегда замышляется и планируется в глубокой тайне от людей, не посвященных в преступные намерения, да и совершается оно обычно так, чтобы трудно было установить и исполнителя, и тем более заказчика. О подробностях знают очень немногие. И тем убедительнее и весомее показания тех, кто располагает сведениями о таком преступлении. Наиболее полной и достоверной информацией обладают, конечно, те, кто заказал преступление, а также руководители (главари) банды, которой поручалось выполнить «заказ». Но и рядовым членам преступной группировки обычно известно немало. Некоторые члены банды Недуева (а именно ей было поручено совершение террористического акта в отношении главы администрации г. Махачкалы) позднее были задержаны и дали показания о преступлениях, в которых они участвовали. Назвали они и своих соучастников, в том числе Умаханова».

В некоторых случаях можно использовать и такой прием, как краткое описание картины преступления. Подобное введение облегчает переход к главной части речи.

Вот, например, с какими словами обратилась к присяжным заседателям в начале своей речи государственный обвинитель начальник отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Астраханской области Р.А. Мухамеджанова по делу о взрыве на одном из городских рынков: «Преступление, уголовное дело о котором стало предметом судебного разбирательства, потрясло весь город как чудовищностью и дерзостью содеянного, так и тяжестью наступивших последствий. В тот страшный день для семей, потерявших своих близких (а среди погибших были и маленькие дети), для десятков покалеченных людей, да и для всех нас, жителей города, жизнь в одночасье разделилась на две половины: до взрыва и после. Ведь до этого мы жили относительно спокойно, а все происходившее в других городах России воспринималось нами, конечно, с искренним сопереживанием, но все же как-то абстрактно. Каждый из нас, наверное, думал, был уверен, что наш город никогда не постигнет участь тех мест, в которых были совершены акты терроризма.

Но оказалось, что мирная, беззаботная жизнь осталась в прошлом, что мы не так защищены, как хотелось бы, что каждый из нас может в любой момент оказаться жертвой террористов, что пределы человеческой жестокости безграничны. Взрыв, прогремевший на городском рынке, стал убедительным, трагическим подтверждением этого».

Основная задача главной части обвинительной речи — изложение и обоснование позиции государственного обвинителя по следующим вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора (ч. 1 ст. 299 УПК): 1)

доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; 2)

доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3)

является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК оно предусмотрено; 4)

виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; 5)

подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; 6)

имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание; 7)

какое наказание должно быть назначено подсудимому; 8)

имеются ли основания для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания; 9)

какой вид исправительного учреждения и режим должны быть определены подсудимому при назначении ему наказания в виде лишения свободы; 10)

подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере; 11)

как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации; 12)

как поступить с вещественными доказательствами; 13)

на кого и в каком размере должны быть возложены процессуальные издержки; 14)

должен ли суд в случаях, предусмотренных ст. 48 УК, лишить подсудимого специального, воинского или почетного звания, классного чина, а также государственных наград; 15)

могут ли быть применены принудительные меры воспитательного воздействия в случаях, предусмотренных ст. 90 и 91 УК; 16)

могут ли быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, предусмотренных ст. 99 УК; 17)

следует ли отменить или изменить меру пресечения в отношении подсудимого.

При выступлении перед присяжными заседателями, как уже отмечалось, основная задача обвинительной речи — убедить присяжных заседателей в том, что имеются фактические и правовые основания для вынесения обвинительного вердикта, т.е. для положительного ответа на все основные вопросы о фактической стороне дела и виновности подсудимого, а также для ответа на вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения.

В главной части обвинительной речи обычно содержатся следующие элементы: —

изложение фактических обстоятельств дела, которые с точки зрения прокурора были установлены в ходе судебного следствия; —

анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия; —

установление объема обвинения в отношении каждого из подсудимых; —

обоснование юридической квалификации преступления; —

характеристика личности подсудимого; —

предложения о виде и размере наказания и разрешение вопросов, связанных с возмещением причиненного ущерба; —

общественная оценка преступного деяния, совершенного подсудимым.

Изложение фактических обстоятельств дела, которые с точки зрения прокурора были установлены в ходе судебного следствия. По простым, одноэпизодным делам обстоятельства дела целесообразно излагать в той последовательности, в какой они устанавливались в ходе предварительного и судебного следствия.

По сложным, многоэпизодным и многосоставным уголовным делам с участием нескольких подсудимых применяются три способа изложения обстоятельств дела: хронологический, систематический и смешанный.

При хронологическом способе обстоятельства дела по каждому преступлению либо эпизоду преступления излагаются в той последовательности, в какой они имели место в действительности, с описанием роли каждого из подсудимых, участвовавших в том или ином преступлении.

При систематическом способе изложения обстоятельств дела выделяется преступная деятельность каждого из подсудимых. Внимание сначала акцентируется на преступлениях одного из подсудимых, и показывается его роль в каждом инкриминируемом ему преступлении, эпизоде. Далее аналогичным образом описывается преступная деятельность других подсудимых .

См.: Судебные прения по уголовным делам: Учебное пособие. Казань, 1992. С. 88.

Смешанный способ сочетает элементы как систематического, так и хронологического способов, применяется по особо сложным, многосоставным и многоэпизодным делам. Когда к ответственности привлекаются несколько лиц, изложение целесообразно начинать с общих для всех подсудимых обстоятельств совершения преступления, а затем осветить преступные эпизоды каждого в отдельности, группируя их в хронологическом или систематическом порядке .

См.: Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. СПб., 1998. С. 106.

Анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия. Это основная часть обвинительной речи, призванная убедить судей в законности и обоснованности обвинения. Оценка доказательств должна включать в себя установление таких их свойств, как относимость, достоверность и достаточность (см. гл. 3).

В суде с участием присяжных заседателей, как уже отмечалось, ходатайства сторон о признании недопустимым того или иного доказательства должны рассматриваться в отсутствие присяжных заседателей, поэтому на вопросе о допустимости доказательств прокурор в обвинительной речи останавливаться не должен.

В то же время неправильно поступают те государственные обвинители, которые под предлогом «ясности» дела и «очевидности» виновности подсудимого в судебном заседании с участием присяжных заседателей вообще уклоняются от анализа и оценки доказательств, заменяют их стандартными утверждениями о том, что «виновность подсудимого полностью доказана исследованными в суде доказательствами», либо о том, что «хотя подсудимый виновным в предъявленном обвинении себя не признал, однако его виновность бесспорно установлена материалами судебного следствия — показаниями таких-то свидетелей и потерпевшего, заключениями таких-то экспертов и имеющимися в деле вещественными доказательствами».

Между тем никакая «очевидность» виновности не освобождает государственного обвинителя от обязанности проанализировать доказательства в обвинительной речи, поскольку то, что представляется очевидным прокурору, знающему обстоятельства дела во всех деталях, может оказаться недостаточно убедительным для присяжных заседателей, судей, для лиц, присутствующих в зале судебного заседания. Поэтому в своей речи государственный обвинитель должен не только указать на источники доказательств, но и раскрыть их содержание, т.е. проанализировать имеющиеся в них фактические данные.

При наличии противоречивых доказательств государственный обвинитель обязан их проанализировать, опираясь на достоверные доказательства, убедить суд и иных участников судебного разбирательства в истинности доказательств, на которых основано обвинение, и ложности тех, которые ставят его под сомнение. Такой объективный подход к анализу и оценке доказательств повышает убедительность обвинительной речи.

Читайте так же:  Собственность и её виды википедия

Объективный подход к анализу и оценке доказательств проявляется и в том, что прокурор публично отказывается от сомнительных обвинительных доказательств. Это вызывает доверие у судей, присяжных заседателей, потому что они видят в обвинителе судебного оратора, во-первых, не собирающегося пользоваться «передержками» и «натяжками», а во-вторых, уверенного в том, что при помощи других имеющихся в деле доказательств он сможет надлежащим образом поддержать обвинение, оставаясь на позиции добросовестности и справедливости. Если этого не сделать, защита, даже не располагая достаточно сильной аргументацией, сосредоточит огонь своей критики именно на подробном разборе сомнительных доказательств, создавая тем самым впечатление, что все обвинение — это «карточный домик».

Начинать анализ и оценку доказательств почти во всех случаях полезно с анализа и оценки отношения подсудимого к обвинению, т.е.

Для обеспечения убеждающего воздействия доказательств обвинения особенно важное значение имеет их группировка. Весь доказательственный материал систематизируется, группируется, анализируется и оценивается: а) в отношении каждого подсудимого; б) в отношении каждого преступления; в) в отношении каждого пункта обвинения. Если преступления совершены группами разной численности и неодинакового состава участников, доказательства целесообразно объединять по группам участников конкретного преступного деяния. Такое расположение доказательств позже позволит обвинителю легко определить объем обвинения в отношении каждого из подсудимых.

Группировка и интерпретация прямых и косвенных доказательств обвинения особенно важны, когда обвинение построено в основном на косвенных доказательствах (уликах) и подсудимый отрицает свою виновность.

Тактически и психологически грамотные группировка и интерпретация косвенных доказательств в обвинительной речи помогают представить объективную взаимосвязь между ними и рассматриваемым в суде деянием, действиями причастных к нему лиц и таким образом преодолеть сомнения судей, присяжных заседателей в виновности подсудимого.

При анализе обвинительных доказательств опытные прокуроры нередко используют различные средства наглядности: схемы, фотографии, видеозаписи и т.п. В необходимых случаях могут применяться специально подготовленные модели для наглядного изображения обстановки совершения определенного преступления, взаимного расположения потерпевших и обвиняемых, других существенных обстоятельств рассматриваемого дела.

Установление объема обвинения в отношении каждого из подсудимых (в групповых делах со многими эпизодами преступной деятельности, в которой соучастники проявляли неодинаковую активность). Эту часть обвинительной речи можно начать словами: «Исследованные в судебном заседании доказательства позволяют определить объем обвинения в отношении каждого из подсудимых. Считаю доказанным, что подсудимый (имярек) совершил следующие преступления (или участвовал в совершении следующих преступлений)». И далее идет перечень деяний подсудимого. Затем излагается обвинение в отношении каждого из остальных подсудимых.

При этом важно не забывать о положениях ст. 33 УК, т.е. следует четко определить, кто из соучастников является исполнителем, непосредственно совершившим преступление, кто — организатором, подстрекателем, пособником, и раскрыть все стороны деятельности каждого из соучастников по каждому преступлению. Задача обвинителя состоит в том, чтобы правильно разобраться в степени вовлеченности каждого из подсудимых в преступную деятельность .

См.: Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей. М., 2002. С. 189 — 190.

Обоснование юридической квалификации преступления. В этом разделе речи государственный обвинитель сравнивает признаки преступления, изложенные как в Общей, так и в Особенной частях уголовного закона, с действиями подсудимого, нашедшими подтверждение в ходе судебного следствия. Прокурор должен четко выделить те признаки, которые дают основание квалифицировать преступление по соответствующим статьям уголовного закона, с указанием пункта и части статьи УК (вопросы квалификации преступлений террористического характера изложены в гл. 1).

Характеристика личности подсудимого. Как известно, в суде выясняются не только обстоятельства преступления и причастность к нему определенных лиц, но и причины, которые вызвали его совершение, т.е. объективные и субъективные факторы, побудившие человека нарушить закон, стать на путь преступления. В этом разделе речи обвинитель должен раскрыть психологический механизм совершения преступления, показать те черты и качества подсудимого, которые обусловили его противоправное поведение и имеют значение для правильного и справедливого разрешения уголовного дела. Разумеется, характеристика личности подсудимого должна быть объективной, подтверждаться исследованными в суде материалами дела.

Выступая в качестве государственного обвинителя, В.В. Устинов, характеризуя подсудимого Радуева, обвинявшегося в терроризме, бандитизме, убийствах и совершении других преступлений, в частности, сказал: «Радуев неоднократно заявлял, что он глубоко верующий. Однако вера его лицемерна, а следование наставлениям Корана, на удивление, извращено и избирательно.

«Совершай молитву, — сказано в Коране, — делай добро и не делай зла. » (сура 15, глава 31). «Воистину верующие — братья, а поэтому устанавливайте мир между братьями своими. » (сура 10, глава 49). «И не убивайте человека, как запретил это Аллах» (сура 35, глава 17)», — я привел лишь несколько строк из Корана, чтобы напомнить подсудимым, и прежде всего Радуеву, что вера, религия призваны гасить огонь взаимоистребления и слепой ненависти к другому человеку. И если ваххабиты, боевики и экстремисты всех мастей сейчас призывают к истреблению других народов, то это как раз противоречит наставлениям пророка Мухаммеда жить в мире с другими людьми».

Государственный обвинитель обязан быть сдержанным в выборе слов и выражений. Он не вправе прибегать к насмешкам, издевательскому тону и резким выпадам, унижающим подсудимого, других участников процесса, оскорбляющим их честь и достоинство.

Прокурор должен учитывать, что он говорит о человеке, который судом еще не признан преступником. Недопустимо что-либо утверждать голословно, оглашать порочащие подсудимого данные, не имеющие отношения к делу.

Предложения о виде и размере наказания и разрешение вопросов, связанных с возмещением причиненного ущерба. После анализа фактической и юридической сторон государственный обвинитель высказывает свои соображения о мере наказания, подлежащей применению к подсудимому, т.е. о виде, размере или сроке наказания, об условиях его отбывания. Высказывая свое мнение о мере наказания, он обязан обосновать его, привести соответствующие аргументы с учетом предусмотренного гл. 10 УК порядка назначения наказания, характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

При подготовке этой части обвинительной речи нужно исходить из того, что во всех случаях наказание должно быть не только законным и обоснованным, т.е. соответствовать нормам уголовного закона и исследованным судом материалам дела, но и справедливым.

Если преступлением причинен материальный ущерб, государственный обвинитель в судебной речи должен обосновать свое отношение к гражданскому иску, указать, установлен ли факт причинения материального ущерба, кому и в каком размере этот ущерб нанесен, а также подлежит ли удовлетворению заявленный гражданский иск полностью или частично, в каком размере и с кого, в каком порядке необходимо производить взыскания. При этом прокурор приводит соответствующие расчеты, указывает размер подлежащего взысканию ущерба, а также ссылается на закон, на основании которого гражданский иск должен быть разрешен.

И, наконец, еще один важный элемент, который должен присутствовать в обвинительной речи по делам о преступлениях террористического характера, отличающихся повышенной общественной опасностью. Речь идет об общественной оценке преступного деяния, совершенного подсудимым, при этом совсем не обязательно говорить об этом долго, подчас достаточно нескольких емких фраз.

Государственный обвинитель В.В. Устинов в обвинительной речи по делу Радуева и др., обвинявшихся в совершении террористических актов и иных тяжких преступлений, говоря об общественной опасности деяний подсудимых, в частности, сказал: «Завершился многодневный и трудный этап судебного следствия. Перед участниками процесса, словно кадры из фильмов ужасов, вновь ожили кровавые события, которые пришлось пережить жителям Кизляра. Как в калейдоскопе, смешались события и судьбы, людская боль и неизбывное горе».

Оценка общественной опасности преступления может содержаться и во вступлении, и в главной части речи — при анализе обстоятельств дела, причем такую оценку прокурору надлежит давать не только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Старший помощник Кемеровского транспортного прокурора О.В. Конарева в прениях по делу в отношении Х., обвинявшегося в заведомо ложном сообщении об акте терроризма, обоснованно обратила внимание суда на то, что, «хотя совершенное подсудимым преступление и относится к категории преступлений средней тяжести, оно представляет значительную общественную опасность. Ложные сообщения об акте терроризма травмируют людей, нарушают обычный ритм жизни, парализуют нормальное функционирование предприятий, учреждений и организаций, вызывают необходимость эвакуации людей из помещений, приостанавливают трудовые процессы».

Общественная оценка совершенного подсудимым деяния включает не только оценку общественной опасности, но и нравственную оценку рассматриваемого преступления.

В необходимых случаях государственный обвинитель может высказать свои соображения и по другим предусмотренным ч. 1 ст. 299 УПК вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора.

В юридической литературе выделяется и такой раздел обвинительной речи, как анализ обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Указанные элементы главной части обвинительной речи прокурор разрабатывает с учетом своей окончательной позиции по делу, предмета спора между обвинением и защитой, особенностей рассматриваемого дела.

Заключение судебной речи предназначено для того, чтобы закрепить впечатление от сказанного и способствовать лучшему усвоению главной мысли выступления. Для этого необходимо иметь в виду следующее: 1) заключение должно подытожить аргументацию и одновременно нести сильный эмоциональный заряд, склоняя слушателей к определенному убеждению и конкретному выводу; 2) итог речи должен логически вытекать из всего сказанного, но при этом быть неожиданным, ярким, энергичным, чтобы концовка выступления создавала соответствующее настроение .

См.: Михайличенко Н.А. Основы риторики: Учебное пособие. М., 1994. С. 24.

Подготовить заключение подчас так же сложно, как и вступление. Но если вступление «не дается» оратору потому, что он еще не осмыслил и не проанализировал все материалы дела, то заключение трудно составить из-за того, что суть всей речи, сделанные в ней выводы нужно подытожить одной или несколькими фразами, которые не ослабили бы, а усилили впечатление от выступления государственного обвинителя в прениях. Неудачное заключение может испортить все впечатление от судебной речи, снизить ее действенность. Не следует обрывать свою речь на бесцветной фразе. Заключительные слова должны усилить впечатление, произведенное речью, а не ослаблять значение тех выводов, которые были сделаны прокурором ранее.

Разумеется, не в каждой обвинительной речи обязательна самостоятельная заключительная часть. По несложным делам ее может и не быть. Однако по имеющим повышенную общественную значимость делам о преступлениях террористического характера, особенно рассматриваемым в суде с участием присяжных заседателей, целесообразно подготовить яркое и интересное по форме и содержанию заключение, чтобы оно, как говорится, запало в душу присяжных заседателей, судей, произвело на них впечатление, подкрепляющее позицию обвинения.

Государственный обвинитель А.А. Кубляков, выступая в прениях по делу Мужахоевой, обвинявшейся в совершении акта терроризма и других преступлений, так закончил свою речь: «Господа присяжные заседатели! Представленные мною доказательства дают мне основание утверждать, что в ходе судебного следствия вина подсудимой нашла свое полное подтверждение по всем пунктам предъявленного ей обвинения.

«И получит каждый сполна то, что он заслужил», — говорится в Коране (сура 70, глава 40).

Но когда вы будете выносить свое решение, мне хотелось бы, господа присяжные заседатели, чтобы вы помнили не только о той подсудимой, которую вы много дней видели в зале судебного заседания и которая, зная, что ей грозит весьма строгое наказание, всячески старалась убедить вас, что она — только жертва сложившихся обстоятельств. Я хочу, чтобы вы представили себе и ту Мужахоеву, какой она была 3 июля 2003 г., когда прилетела в Москву, а затем ездила на Павелецкий вокзал встречать Алиеву и Элихаджиеву. Ту Мужахоеву, которая перед видеокамерой заявила, что «во имя Аллаха» она добровольно соглашается взорвать себя ради того, чтобы погибли русские люди. Ту Мужахоеву, которая знала о готовящемся террористическом акте в Тушино и, имея возможность его предотвратить, ничего не сделала для этого. Ту Мужахоеву, которая, узнав о свершившейся трагедии, о гибели и ранениях многих и многих людей, после этого сама и с той же целью — совершить террористический акт приехала с взрывным устройством к кафе «Мон». Я прошу вас о вынесении обвинительного вердикта».